Шуйский договор со швецией

Выборгский договор со Швецией

Выборгский договор со Швецией (28 ФВ 1609) — договор о военной помощи правительства Шуйского В.И. со шведами. Правительство Шуйского В.И., понимало, что не в состоянии справиться с Лжедмитрием II.

Дворянство было настроено против царя, в ФВ 1609 был раскрыт неудачный заговор против него. Всё это подтолкнуло Шуйского В.И. обратиться за помощью в борьбе против Лжедмитрия II к Швеции. На Север для сбора войск был отправлен царский племянник 24-летний князь Скопин-Шуйский М.В. 28 ФВ 1609 в Выборге он заключил договор со Швецией. По договору Россия отказывалась от претензий на побережье Балтийского моря, отдавала Корелу с уездом и обещала свободное обращение шведской монеты на территории России.

За это шведы обещали военную поддержку 15-тысячного отряда в борьбе с Лжедмитрием II. В помощь Василию Шуйскому Карлом IX был послан отряд генерала Делагарди Я.П., который был в два раза меньше обещанного — не 15, а 7 тыс.солдат.

Преодоление Смуты (конец XVI — начало XVII вв.)
и укрепление российской государственности

1609 г. декабря 17. Договор между шведским главнокомандующим генералом графом Якобом Делагарди и ближним боярином и воеводой князем Михаилом Васильевичем Шуйским, заключенный в Александровой слободе о присылке в Россию вспомогательных войск.


Текст:

«Велеможнейшаго и высокорожденнаго князя и государя, государя Каролуса Девятого Свейскаго, Готскаго, Венденскаго, Финскаго, Корелскаго, Лопскаго, в Северной стране Каинскаго и Эстинскаго в Лифлянтах короля подданной слуга и ратной воевода в Русской земле, яз, Яков Делегарда, волной господин в Екголме и господин в Колке и в Рунсе, даю сим писмом ведомо и объявляю, что я во имя и вместо своего велможнейшаго короля и государя с великого государя царя и великого князя Василья Ивановича всеа Руси самодержца с ближным с боярином и воеводою, со князем Михайлом Васильевичем Шуйским, и с иными бояры и воеводы, во имя и вместо ево царсково величества договорились и утвердились на том, как по сем написано: что ево царсково величества и все Руско государство моево велможнейшево короля и государя Каролуса Девятого великую любовь и дружбу и поможенье видели, не токмо преж сево к ево царскому величеству вспоможенье было, но и ныне по князя Михайлу Васильевича прошенью и хотенью мною четыре тысечи добрых збруйных ратных людей против ево царсково величества недругов на помочь пришлет. И о том ко мне от моево велеможнейшево короля и государя подлинная весть и грамоты есть. И яз, Яков Пунтусов Делегарда, обещаюся сим, что тем ратным людем идти наспех по моей отписке, и как те ратные люди к нам приедут, и им царскому величеству и всему Русскому государству верно служити и ево царскому величеству подданных людей не побивать и не грабить и насилства никоторого не чинить, и церкви не пустошить. И им и с ево царсково величества подданными людьми от польских и литовских людей и от мятежников и изменников Русское государство очистить, и ево царское величество боярина и воеводы князь Михайлы Васильевича Шуйсково или иных ево государевых присланных бояр и воевод не отстать и от них не поворотится.

А против тово князь Михайло Васильевич Шуйской с иными бояры и воеводы, которые с ним сесь договор своими руками подписали и печати свои приложили во имя и вместо ево царсково величества по своей хрестьянской вере и правде обещалися и утвердилися. И как Божьею помочью ево царское величество с своими русскими и с моево велеможнейшево короля и государя ратными людьми и помочью от литовских и польских людей и от метежников Русское государство очистит и польские люди из ево царскаво величества земли выгнаны будут, и тогда ево царскому величеству моему велможнейшему королю и государю, королю Карлусу Девятому против ево королевской любви и дружбы и поможенья, и против тех проторей, которые в тех ратных людех, что ево королевское величество ныне послал и впред пришлет, учинились и вперед учинится, полное воздаянье воздати и пригорода Корелы с уездом, что ноне по ево царсково величества грамоте отдати и очистить, и что тех проторей будет стойно и что ево королевское величество от ево царсково величества попросит по достою города, или земли, или уезда, и на чем ся обеих великих государей послы договорятся. А тем ратным людем их наем давати по прежнему договору, что в Новгороде учинен, как был Моиша Мартынов от графа Мансвфельтьсково прислан, без всякие убавки давати. Да ево же царскому величеству подданным из города Корелы и из тово уезда никово силою не вывозити и обманом не подговаривати, но по прежнему договору, что в Выборе учинен, держати.

И на том, что сесь договор крепко и нерушимо держати, князь Михайла Васильевич Шуйской с бояры, которые с ним, по своей хрестьянской вере и правде мне обещалися и утвердилися, что от сего времени месяц спустя ево царсково величества государя царя и великого князя Василья Ивановича всеа Руси самодержца утверженную грамоту за ево царсково величества и всее земли печатью мне по сему договору до рук доставить. И для утверженья князь Михайла Васильевич Шуйской с теми бояры и воеводы, которые с ним, печати свои приложили и руки свои подписали. А против тово обещаюся яз, Яков Делегарда, что я то, что во имя и вместо своего веможнейшего короля в сем договоре обещался, и то нерушимо держати и исполняти. А для полново утверженья яз, Яков Делегарда, печать свою приложил и руку свою подписал.

Писано в Александровой слободе декабря в 12 день, лето от Рождества Христова 1609-го году.

ВЫБОРГСКИЙ ДОГОВОР 1609 г. МЕЖДУ РОССИЕЙ И ШВЕЦИЕЙ

(Договор о союзе и военной помощи).
Дата подписания: 23 февраля 1609 г. (парафирование), но по архиву ЦГАДА (у Д. Н. Бантыш-Каменского) — 28 февраля[1].
Место подписания: г. Выборг.
Язык документа: оригинал составлен на латинском языке, копии — на русском и немецком.

Уполномоченные сторон:
От России:
От лица царя Василия Шуйского:
великий посол Семен Васильевич Головин, стольник и воевода; дьяк Сыдавн Васильевич Зиновьев.
От Швеции:
От лица короля Карла IX:
Ёран Бойе, член риксрода, Арвид Вильдман, Антоний Гекгерд, Отто Мёрнер, Эрик Олофссон, секретарь.

Условия договора:
1. Союз России и Швеции против Польши — до победы. Сепаратных миров обе стороны с Польшей не долж­ны заключать.
2. Швеция предоставляет в помощь России наемное ино­странное войско (шведы, немцы, голландцы, ливонцы, эсты, латыши) в составе 2000 конницы и 3000 пехоты в полном военном снаряжении, экипированное и снабженное боеприпасами и оружием, во главе со шведскими военачальниками Акселем Курки, Лидерсом Бойе и маршалом Кристьерном Абрахамссоном Соме.
3. Шведское войско должно сразу же по подписании договора идти на Москву, разбивая и изгоняя из России вторгшиеся польские войска.
4. Россия оплачивает услуги шведского войска по сле­дующей росписи:
Коннице — по 50 тыс. руб. в месяц.
Пехоте — по 36 тыс. руб. в месяц.
Главнокомандующему — 5 тыс. руб.
Начальнику кавалерии — 4 тыс. руб.
Начальнику пехоты — 4 тыс. руб.
Офицерам на всех вместе — 5 тыс. руб. ежемесячно.
5. Выплата жалованья производится со дня вступления войска в границы России, вплоть до Москвы. По при­бытии в Москву наемные войска начинают получать двойное жалованье.
6. Наемное войско шведов подчиняется помимо своих начальников (в стратегическом отношении) русскому главнокомандующему князю М.В. Скопину-Шуйскому и совершает свое движение по России и свои опера­ции под наблюдением находящихся постоянно в войске русских послов, задача которых состоит в том, чтобы следить за нейтральным поведением войск в отношении местного населения (не чинить ему на­силия и притеснения) и противника (не вступать с ним в сговор и не иметь с ним сношения и обмен информацией).
7. Задаток в 5 тыс. руб., полученный шведами в Новго­роде от М.В. Скопина-Шуйского, не зачитывать в счет жалованья.
8. Россия, со своей стороны, обязуется:
а) не нарушать Тявзинского договора, не пытаться изменить его;
б) в случае необходимости для Швеции усилить свои войска в Лифляндии — обеспечить содержание этого дополнительного контингента, чтобы не отзывать из России шведское наемное войско.
В ходе недельных дополнительных переговоров 23 фев­раля — 2 марта 1609 г. был подписан отдельный дополнитель­ный секретный документ к Выборгскому договору, т.н. За­пись (Протокол).
1609 г.

  Гос Пошлина за развод 2018

СЕКРЕТНЫЙ ПРОТОКОЛ К ВЫБОРГСКОМУ ДОГОВОРУ:
«Запись об отдаче Швеции в вечное владение российского города Корелы с уездом».
Дата подписания: 28 февраля 1609 г.
Место подписания: г. Выборг.
Уполномоченные сторон: (см. те же, что и в Выборгском договоре). Условия Записи (Протокола):
1. Царь согласен передать за шведскую военную помощь в шведское обладание российский город Корелу (Кексгольм) со всем Корельским уездом.
2. Передача будет осуществлена только спустя три недели после того, как шведский вспомогательный корпус наемников под командованием Делагарди вступит в Россию и будет на пути к Москве или по крайней мере достигнет Новгорода.
3. Согласие на передачу Корелы шведам будет лично подписано царем и главнокомандующим русскими войсками, т.е. Василием V Шуйским и М.В. Скопиным-Шуйским.
4. Шведские войска должны с уважением относиться к церквам, монастырям, иконам во время своего пре­бывания в России и не брать в плен русских, воюя с польскими и самозванцевскими войсками.

Кроме того, были выработаны еще два подтвердительно-гарантийных документа, дотоле не имевших аналога в русской дипломатической практике: подтвердительные гра­моты для графа Якоба Понтуссона Делагарди.

ВЫ́БОРГСКИЙ ДОГОВО́Р 1609

  • В книжной версии

    Том 6. Москва, 2006, стр. 106

    Скопировать библиографическую ссылку:

    ВЫ́БОРГСКИЙ ДОГОВО́Р 1609, ме­ж­ду Рус. гос-вом и Шве­ци­ей о сою­зе и во­ен. по­мо­щи про­тив Ре­чи По­спо­ли­той ин­тер­вен­ции на­ча­ла 17 в. Под­пи­сан 23 февр. (5 мар­та) в г. Вы­борг вел. по­слом С. В. Го­ло­ви­ным и чл. швед. рик­сро­да Й. Бойе. Под­твер­дил Тяв­зин­ский мир 1595 . За­пре­щал вес­ти се­па­рат­ные пе­ре­го­во­ры с про­тив­ни­ком. Шве­ция обя­зы­ва­лась пре­дос­та­вить Рус. гос-ву на­ём­ное иностр. вой­ско (шве­ды, нем­цы, гол­ланд­цы, ли­вон­цы, эс­ты, ла­ты­ши) в со­ста­ве 2 тыс. кон­ни­цы и 3 тыс. пе­хо­ты, эки­пи­ро­ван­ное и снаб­жён­ное бо­е­при­па­са­ми и ору­жи­ем. Оно долж­но бы­ло сра­зу же по под­пи­са­нии до­го­во­ра ид­ти на Мо­ск­ву, что­бы из­гнать из Рус. гос-ва поль­ско-ли­тов. вой­ска. Рус. гос-во обя­зы­ва­лось оп­ла­чи­вать ус­лу­ги вой­ска, про­из­во­дя вы­пла­ту жа­ло­ва­нья со дня всту­п­ле­ния вой­ска на тер­ри­то­рию Рус. гос-ва до дня его всту­п­ле­ния в Мо­ск­ву (в сто­ли­це на­ём­ные вой­ска долж­ны бы­ли по­лу­чать двой­ное жа­ло­ва­нье). По­ми­мо сво­их на­чаль­ни­ков, на­ём­ное вой­ско под­чи­ня­лось в стра­те­гич. от­но­ше­нии кн. М. В. Ско­пи­ну -Шуй­ско­му и долж­но бы­ло про­дви­гать­ся по рус. тер­ри­то­рии и вес­ти во­ен. опе­ра­ции под на­блю­де­ни­ем на­хо­див­ших­ся в нём рус. по­слов, за­да­ча ко­то­рых со­стоя­ла в том, что­бы сле­дить за дей­ст­вия­ми войск по от­но­ше­нию к ме­ст­но­му на­се­ле­нию. В слу­чае не­об­хо­ди­мо­сти для Шве­ции Рус. гос-во обя­зы­ва­лось уси­лить свои вой­ска в Лиф­лян­дии, что­бы не от­зы­вать на­ём­ное вой­ско.

    Выборгский трактат

    Выборгский трактат — пакет из 7 документов, подписанных в Выборге в течение 1609 года между Швецией и Россией, об оказании Швецией военной помощи правительству Василия Шуйского. По условиям договора и секретного протокола к нему Швеция предоставляла корпус наёмников, оплачиваемый Россией, в обмен на крепость Корела с уездом. В 1609—1610 шведский вспомогательный корпус под командованием Я. П. Делагарди участвовал в сражениях против сторонников Лжедмитрия II и польских интервентов. После свержения Шуйского, Делагарди под предлогом невыполнения русскими условий договора в 1610—1613 захватил Новгород и ряд других северных русских городов, ещё более втянув Швецию в российскую Смуту. Правительство Михаила Романова на протяжении 1614—1617 вело переговоры о прекращении оккупации, однако шведы настаивали на территориальных уступках. Переговоры проходили в обстановке неоднократно возобновлявшихся военных действий и завершились подписанием Столбовского мира.

    По оценке В. Похлёбкина так называемая «трёхлетняя война» 1614—1617 была вызвана «ошибкой русской дипломатии при Василии Шуйском» — «некритическим выбором союзника в трудную минуту из числа вечных и традиционных противников России».

    Формально никакой войны между Швецией и Россией не велось, ибо ситуацию 1617 г. создала не война, а, по сути дела, союзный русско-шведский Выборгский договор, который неосторожно заключил Василий Шуйский.

    С появлением первых известий об объявившемся в Польше претенденте на московский трон и его поддержке поляками, Карл IX начал уделять всё больше внимания ситуации на востоке. С одной стороны, Швеция воевала с Польшей и нельзя было допустить её усиления за счёт русских земель или её сближения с Россией. С другой стороны — совсем недавно был подписан мирный договор с Россией, по которому Швеции пришлось вернуть бо́льшую часть Ингерманландии. Решив использовать тяжёлое положение московского правительства и одновременно связать силы Речи Посполитой, король ещё в начале 1604 предложил большое войско в помощь Борису Годунову. А в феврале 1605 из Стокгольма в Москву отправилось посольство для заключения договора. Ценой военной поддержки должна была стать передача Швеции городов Ивангород, Ям, Копорье и Корела [1] . Из-за скоропостижной смерти Бориса Годунова переговоры не состоялись, а на престол вскоре вступил Лжедмитрий I.

    В конце 1606, когда юг страны был охвачен крестьянским восстанием, и позже, в мае 1608, когда к Москве подходили отряды Лжедмитрия II, Карл раздумывал об открытом нападении на пограничные русские земли. Однако продолжающаяся война с Польшей в Ливонии не позволяла высвободить для этого войска [1] .

    Заключение Выборгского договора

    Летом 1608 положение Василия Шуйского стало критическим — Москва была осаждена тушинцами, и 10 августа царь сам отправил письмо шведскому королю с просьбой военной помощи. Для ведения переговоров и сбора войск в Новгород был послан М. В. Скопин-Шуйский. С шведской стороны для предварительных переговоров в Новгород отправился офицер главнокомандующего в Прибалтике Ф. И. Мансфельда Монс Мортенссон. К концу ноября они договорились о посылке шведского вспомогательного корпуса в Россию в 5 тысяч человек и о выплате наёмникам московским правительством крупного жалования. Вести о готовящемся прибытии традиционного врага, шведов, вызвали недовольство жителей пограничных городов, один за другим они перешли на сторону Лжедмитрия II: сначала Псков, затем Корела и Орешек.

    В начале февраля 1609 в Выборге, в Круглой башне Выборгской крепости начались переговоры об условиях договора. Короля Швеции в переговорах представляли среди прочих член Государственного совета (риксрода) Йоран Бойе и областной судья Карелии, комендант Выборга Арвид Тённессон Вильдман. С русской стороны были двое послов — стольник Семён Васильевич Головин, шурин М. В. Скопина-Шуйского, и дьяк Сыдавный Васильевич Зиновьев. По основному вопросу решено было остановиться на условиях, принятых в Новгороде, но шведские послы возразили:

    Но чего надо ждать в качестве вознаграждения? Солдатам должно быть уплачено жалованье согласно договору с Мансфельдом, а что же получит король за свою услугу и за посылку стольких тысяч наёмных воинов? [2]

    После этого всем членам русского посольства послы предложили выйти из помещения, а с шведских представителей взяли клятву хранить дальнейшие переговоры в тайне. В результате был подписан секретный протокол к договору, по которому Швеции в вечное владение уступалась крепость Корела с уездом [3] [4] . Географическое положение Корелы невыгодно для обороны, и правительству Шуйского было ясно, что «если не пойти на добровольную уступку, шведы вооруженным путем отнимут эту территорию» [1] ; более того, в это время Корела фактически Шуйскому не принадлежала. Тем не менее, секретность дополнительных переговоров была вызвана боязнью того, что добровольная уступка территории государства ещё более усилит недовольство царём в стране.

    Договор и секретный протокол были подписаны 28 февраля. Отдельной строкой было прописано обязательство обеих сторон не заключать сепаратных договоров с поляками, а также был ратифицирован и заключенный 13 годами ранее Тявзинский мирный договор.

    Дополнительные документы

    В секретном протоколе оговаривалось, что по истечении 3 недель после перехода шведскими войсками границы, командующему шведским корпусом Делагарди будут вручены подтвердительные грамоты, подписанные Скопиным-Шуйским, а по прошествии ещё 2 месяцев — грамоты подписанные царём. Корела же должна быть передана через 11 недель (то есть одновременно с царскими грамотами), с тем условием, что её жители могут покинуть город и «итти на Русь».

      Возврат актов выполненных работ

    По прибытии корпуса Делагарди в Новгород, Скопин-Шуйский действительно передал ему подтвердительные грамоты на договор и секретный протокол. Но через два месяца царские грамоты не были вручены, а город не был передан, так как горожане даже не впустили в город царских послов:

    Когда кексгольмцы услышали от беглых шведских солдат, разорявших Нотебургскую область, что едут бояре для передачи крепости Карлу Олафсону, то епископ Сильвестр и жители города, собравшись, запретили им въезд, для чего подняли местных крестьян [5] .

    После сражения у Твери, в корпусе Делагарди случился бунт, в основном из-за нерегулярной выплаты жалования, большинство наёмников дезертировало. Значительно поредевший корпус отошёл к Валдаю, где к осени Делагарди всё же получил от царя какое-то подтверждение условий договора и ещё две подтвердительные грамоты из Калязина от Скопина-Шуйского, адресованные ему и шведскому королю. Однако и после этого город не был передан.

    17 декабря 1609 в Александровой слободе Скопин-Шуйский и Делагарди заключили договор о дополнительной военной помощи (через месяц подтверждённый царём), в котором опять упоминалась скорая передача Корелы, а обмен на дополнительные войска обещалось «полное Швеции учинить воздаяние, какое от нее требовано будет» [6] . Правительство Шуйского, однако, ничего не предпринимало для фактической передачи земель, смотря сквозь пальцы на неповиновение горожан, и даже вознаграждая их за это:

    [В начале 1610] Пушкин и Безобразов привезли стрельцам Корельского гарнизона деньги для раздачи царского жалованья за истекший год и грамоту от царя. Василий Шуйский этим подчеркивал, что он, несмотря на непокорность корелян, по-прежнему считает город и уезд частью своего государства, а городских стрельцов — состоящими у него на службе. [1]

    Под различными предлогами корельские власти откладывали выполнение царского приказа [7] до тех пор, пока Шуйский не был свергнут. В этих условиях шведы решили взять обещанное силой — началась шведская интервенция 1610 — 1617.

    Выборгский трактат

    Выборгский трактат — пакет из 7 документов, подписанных в Выборге в течение 1609 года между Швецией и Россией, об оказании Швецией военной помощи правительству Василия Шуйского. По условиям договора и секретного протокола к нему Швеция предоставляла корпус наёмников, оплачиваемый Россией, в обмен на крепость Корела с уездом. В 1609—1610 шведский вспомогательный корпус под командованием Я. П. Делагарди участвовал в сражениях против сторонников Лжедмитрия II и польских интервентов. После свержения Шуйского, Делагарди под предлогом невыполнения русскими условий договора в 1610—1613 захватил Новгород и ряд других северных русских городов, ещё более втянув Швецию в российскую Смуту. Правительство Михаила Романова на протяжении 1614—1617 вело переговоры о прекращении оккупации, однако шведы настаивали на территориальных уступках. Переговоры проходили в обстановке неоднократно возобновлявшихся военных действий и завершились подписанием Столбовского мира.

    По оценке В. Похлёбкина так называемая «трёхлетняя война» 1614—1617 была вызвана «ошибкой русской дипломатии при Василии Шуйском» — «некритическим выбором союзника в трудную минуту из числа вечных и традиционных противников России».

    Формально никакой войны между Швецией и Россией не велось, ибо ситуацию 1617 г. создала не война, а, по сути дела, союзный русско-шведский Выборгский договор, который неосторожно заключил Василий Шуйский.

    С появлением первых известий об объявившемся в Польше претенденте на московский трон и его поддержке поляками, Карл IX начал уделять всё больше внимания ситуации на востоке. С одной стороны, Швеция воевала с Польшей и нельзя было допустить её усиления за счёт русских земель или её сближения с Россией. С другой стороны — совсем недавно был подписан мирный договор с Россией, по которому Швеции пришлось вернуть бо́льшую часть Ингерманландии. Решив использовать тяжёлое положение московского правительства и одновременно связать силы Речи Посполитой, король ещё в начале 1604 предложил большое войско в помощь Борису Годунову. А в феврале 1605 из Стокгольма в Москву отправилось посольство для заключения договора. Ценой военной поддержки должна была стать передача Швеции городов Ивангород, Ям, Копорье и Корела [1] . Из-за скоропостижной смерти Бориса Годунова переговоры не состоялись, а на престол вскоре вступил Лжедмитрий I.

    В конце 1606, когда юг страны был охвачен крестьянским восстанием, и позже, в мае 1608, когда к Москве подходили отряды Лжедмитрия II, Карл раздумывал об открытом нападении на пограничные русские земли. Однако продолжающаяся война с Польшей в Ливонии не позволяла высвободить для этого войска [1] .

    Заключение Выборгского договора

    Летом 1608 положение Василия Шуйского стало критическим — Москва была осаждена тушинцами, и 10 августа царь сам отправил письмо шведскому королю с просьбой военной помощи. Для ведения переговоров и сбора войск в Новгород был послан М. В. Скопин-Шуйский. С шведской стороны для предварительных переговоров в Новгород отправился офицер главнокомандующего в Прибалтике Ф. И. Мансфельда Монс Мортенссон. К концу ноября они договорились о посылке шведского вспомогательного корпуса в Россию в 5 тысяч человек и о выплате наёмникам московским правительством крупного жалования. Вести о готовящемся прибытии традиционного врага, шведов, вызвали недовольство жителей пограничных городов, один за другим они перешли на сторону Лжедмитрия II: сначала Псков, затем Корела и Орешек.

    В начале февраля 1609 в Выборге, в Круглой башне Выборгской крепости начались переговоры об условиях договора. Короля Швеции в переговорах представляли среди прочих член Государственного совета (риксрода) Йоран Бойе и областной судья Карелии, комендант Выборга Арвид Тённессон Вильдман. С русской стороны были двое послов — стольник Семён Васильевич Головин, шурин М. В. Скопина-Шуйского, и дьяк Сыдавный Васильевич Зиновьев. По основному вопросу решено было остановиться на условиях, принятых в Новгороде, но шведские послы возразили:

    Но чего надо ждать в качестве вознаграждения? Солдатам должно быть уплачено жалованье согласно договору с Мансфельдом, а что же получит король за свою услугу и за посылку стольких тысяч наёмных воинов? [2]

    После этого всем членам русского посольства послы предложили выйти из помещения, а с шведских представителей взяли клятву хранить дальнейшие переговоры в тайне. В результате был подписан секретный протокол к договору, по которому Швеции в вечное владение уступалась крепость Корела с уездом [3] [4] . Географическое положение Корелы невыгодно для обороны, и правительству Шуйского было ясно, что «если не пойти на добровольную уступку, шведы вооруженным путем отнимут эту территорию» [1] ; более того, в это время Корела фактически Шуйскому не принадлежала. Тем не менее, секретность дополнительных переговоров была вызвана боязнью того, что добровольная уступка территории государства ещё более усилит недовольство царём в стране.

    Договор и секретный протокол были подписаны 28 февраля. Отдельной строкой было прописано обязательство обеих сторон не заключать сепаратных договоров с поляками, а также был ратифицирован и заключенный 13 годами ранее Тявзинский мирный договор.

    Дополнительные документы

    В секретном протоколе оговаривалось, что по истечении 3 недель после перехода шведскими войсками границы, командующему шведским корпусом Делагарди будут вручены подтвердительные грамоты, подписанные Скопиным-Шуйским, а по прошествии ещё 2 месяцев — грамоты подписанные царём. Корела же должна быть передана через 11 недель (то есть одновременно с царскими грамотами), с тем условием, что её жители могут покинуть город и «итти на Русь».

    По прибытии корпуса Делагарди в Новгород, Скопин-Шуйский действительно передал ему подтвердительные грамоты на договор и секретный протокол. Но через два месяца царские грамоты не были вручены, а город не был передан, так как горожане даже не впустили в город царских послов:

    Когда кексгольмцы услышали от беглых шведских солдат, разорявших Нотебургскую область, что едут бояре для передачи крепости Карлу Олафсону, то епископ Сильвестр и жители города, собравшись, запретили им въезд, для чего подняли местных крестьян [5] .

    После сражения у Твери, в корпусе Делагарди случился бунт, в основном из-за нерегулярной выплаты жалования, большинство наёмников дезертировало. Значительно поредевший корпус отошёл к Валдаю, где к осени Делагарди всё же получил от царя какое-то подтверждение условий договора и ещё две подтвердительные грамоты из Калязина от Скопина-Шуйского, адресованные ему и шведскому королю. Однако и после этого город не был передан.

      Требования к качеству окрошки мясной

    17 декабря 1609 в Александровой слободе Скопин-Шуйский и Делагарди заключили договор о дополнительной военной помощи (через месяц подтверждённый царём), в котором опять упоминалась скорая передача Корелы, а обмен на дополнительные войска обещалось «полное Швеции учинить воздаяние, какое от нее требовано будет» [6] . Правительство Шуйского, однако, ничего не предпринимало для фактической передачи земель, смотря сквозь пальцы на неповиновение горожан, и даже вознаграждая их за это:

    [В начале 1610] Пушкин и Безобразов привезли стрельцам Корельского гарнизона деньги для раздачи царского жалованья за истекший год и грамоту от царя. Василий Шуйский этим подчеркивал, что он, несмотря на непокорность корелян, по-прежнему считает город и уезд частью своего государства, а городских стрельцов — состоящими у него на службе. [1]

    Под различными предлогами корельские власти откладывали выполнение царского приказа [7] до тех пор, пока Шуйский не был свергнут. В этих условиях шведы решили взять обещанное силой — началась шведская интервенция 1610 — 1617.

    Выборгский трактат

    Выборгский трактат — пакет из 7 документов, подписанных в Выборге в течение 1609 года между Швецией и Россией, об оказании Швецией военной помощи правительству Василия Шуйского. По условиям договора и секретного протокола к нему Швеция предоставляла корпус наёмников, оплачиваемый Россией, в обмен на крепость Корела с уездом. В 1609—1610 шведский вспомогательный корпус под командованием Я. П. Делагарди участвовал в сражениях против сторонников Лжедмитрия II и польских интервентов. После свержения Шуйского, Делагарди под предлогом невыполнения русскими условий договора в 1610—1613 захватил Новгород и ряд других северных русских городов, ещё более втянув Швецию в российскую Смуту. Правительство Михаила Романова на протяжении 1614—1617 вело переговоры о прекращении оккупации, однако шведы настаивали на территориальных уступках. Переговоры проходили в обстановке неоднократно возобновлявшихся военных действий и завершились подписанием Столбовского мира.

    По оценке В. Похлёбкина так называемая «трёхлетняя война» 1614—1617 была вызвана «ошибкой русской дипломатии при Василии Шуйском» — «некритическим выбором союзника в трудную минуту из числа вечных и традиционных противников России».

    Формально никакой войны между Швецией и Россией не велось, ибо ситуацию 1617 г. создала не война, а, по сути дела, союзный русско-шведский Выборгский договор, который неосторожно заключил Василий Шуйский.

    С появлением первых известий об объявившемся в Польше претенденте на московский трон и его поддержке поляками, Карл IX начал уделять всё больше внимания ситуации на востоке. С одной стороны, Швеция воевала с Польшей и нельзя было допустить её усиления за счёт русских земель или её сближения с Россией. С другой стороны — совсем недавно был подписан мирный договор с Россией, по которому Швеции пришлось вернуть бо́льшую часть Ингерманландии. Решив использовать тяжёлое положение московского правительства и одновременно связать силы Речи Посполитой, король ещё в начале 1604 предложил большое войско в помощь Борису Годунову. А в феврале 1605 из Стокгольма в Москву отправилось посольство для заключения договора. Ценой военной поддержки должна была стать передача Швеции городов Ивангород, Ям, Копорье и Корела [1] . Из-за скоропостижной смерти Бориса Годунова переговоры не состоялись, а на престол вскоре вступил Лжедмитрий I.

    В конце 1606, когда юг страны был охвачен крестьянским восстанием, и позже, в мае 1608, когда к Москве подходили отряды Лжедмитрия II, Карл раздумывал об открытом нападении на пограничные русские земли. Однако продолжающаяся война с Польшей в Ливонии не позволяла высвободить для этого войска [1] .

    Заключение Выборгского договора

    Летом 1608 положение Василия Шуйского стало критическим — Москва была осаждена тушинцами, и 10 августа царь сам отправил письмо шведскому королю с просьбой военной помощи. Для ведения переговоров и сбора войск в Новгород был послан М. В. Скопин-Шуйский. С шведской стороны для предварительных переговоров в Новгород отправился офицер главнокомандующего в Прибалтике Ф. И. Мансфельда Монс Мортенссон. К концу ноября они договорились о посылке шведского вспомогательного корпуса в Россию в 5 тысяч человек и о выплате наёмникам московским правительством крупного жалования. Вести о готовящемся прибытии традиционного врага, шведов, вызвали недовольство жителей пограничных городов, один за другим они перешли на сторону Лжедмитрия II: сначала Псков, затем Корела и Орешек.

    В начале февраля 1609 в Выборге, в Круглой башне Выборгской крепости начались переговоры об условиях договора. Короля Швеции в переговорах представляли среди прочих член Государственного совета (риксрода) Йоран Бойе и областной судья Карелии, комендант Выборга Арвид Тённессон Вильдман. С русской стороны были двое послов — стольник Семён Васильевич Головин, шурин М. В. Скопина-Шуйского, и дьяк Сыдавный Васильевич Зиновьев. По основному вопросу решено было остановиться на условиях, принятых в Новгороде, но шведские послы возразили:

    Но чего надо ждать в качестве вознаграждения? Солдатам должно быть уплачено жалованье согласно договору с Мансфельдом, а что же получит король за свою услугу и за посылку стольких тысяч наёмных воинов? [2]

    После этого всем членам русского посольства послы предложили выйти из помещения, а с шведских представителей взяли клятву хранить дальнейшие переговоры в тайне. В результате был подписан секретный протокол к договору, по которому Швеции в вечное владение уступалась крепость Корела с уездом [3] [4] . Географическое положение Корелы невыгодно для обороны, и правительству Шуйского было ясно, что «если не пойти на добровольную уступку, шведы вооруженным путем отнимут эту территорию» [1] ; более того, в это время Корела фактически Шуйскому не принадлежала. Тем не менее, секретность дополнительных переговоров была вызвана боязнью того, что добровольная уступка территории государства ещё более усилит недовольство царём в стране.

    Договор и секретный протокол были подписаны 28 февраля. Отдельной строкой было прописано обязательство обеих сторон не заключать сепаратных договоров с поляками, а также был ратифицирован и заключенный 13 годами ранее Тявзинский мирный договор.

    Дополнительные документы

    В секретном протоколе оговаривалось, что по истечении 3 недель после перехода шведскими войсками границы, командующему шведским корпусом Делагарди будут вручены подтвердительные грамоты, подписанные Скопиным-Шуйским, а по прошествии ещё 2 месяцев — грамоты подписанные царём. Корела же должна быть передана через 11 недель (то есть одновременно с царскими грамотами), с тем условием, что её жители могут покинуть город и «итти на Русь».

    По прибытии корпуса Делагарди в Новгород, Скопин-Шуйский действительно передал ему подтвердительные грамоты на договор и секретный протокол. Но через два месяца царские грамоты не были вручены, а город не был передан, так как горожане даже не впустили в город царских послов:

    Когда кексгольмцы услышали от беглых шведских солдат, разорявших Нотебургскую область, что едут бояре для передачи крепости Карлу Олафсону, то епископ Сильвестр и жители города, собравшись, запретили им въезд, для чего подняли местных крестьян [5] .

    После сражения у Твери, в корпусе Делагарди случился бунт, в основном из-за нерегулярной выплаты жалования, большинство наёмников дезертировало. Значительно поредевший корпус отошёл к Валдаю, где к осени Делагарди всё же получил от царя какое-то подтверждение условий договора и ещё две подтвердительные грамоты из Калязина от Скопина-Шуйского, адресованные ему и шведскому королю. Однако и после этого город не был передан.

    17 декабря 1609 в Александровой слободе Скопин-Шуйский и Делагарди заключили договор о дополнительной военной помощи (через месяц подтверждённый царём), в котором опять упоминалась скорая передача Корелы, а обмен на дополнительные войска обещалось «полное Швеции учинить воздаяние, какое от нее требовано будет» [6] . Правительство Шуйского, однако, ничего не предпринимало для фактической передачи земель, смотря сквозь пальцы на неповиновение горожан, и даже вознаграждая их за это:

    [В начале 1610] Пушкин и Безобразов привезли стрельцам Корельского гарнизона деньги для раздачи царского жалованья за истекший год и грамоту от царя. Василий Шуйский этим подчеркивал, что он, несмотря на непокорность корелян, по-прежнему считает город и уезд частью своего государства, а городских стрельцов — состоящими у него на службе. [1]

    Под различными предлогами корельские власти откладывали выполнение царского приказа [7] до тех пор, пока Шуйский не был свергнут. В этих условиях шведы решили взять обещанное силой — началась шведская интервенция 1610 — 1617.