Право регрессного требования страховщика

Право регрессного требования страховщика

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 14 закона об ОСАГО. Право регрессного требования страховщика к лицу, причинившему вред

Федеральный закон от 25.04.2002 N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (закон об ОСАГО) в действующей редакции:

Статья 14 закона об ОСАГО. Право регрессного требования страховщика к лицу, причинившему вред

1. К страховщику, осуществившему страховое возмещение, переходит право требования потерпевшего к лицу, причинившему вред, в размере осуществленного потерпевшему страхового возмещения, если:

а) вследствие умысла указанного лица был причинен вред жизни или здоровью потерпевшего;

б) вред был причинен указанным лицом при управлении транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного);

в) указанное лицо не имело права на управление транспортным средством, при использовании которого им был причинен вред;

д) указанное лицо не включено в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в договоре обязательного страхования водителями);

е) страховой случай наступил при использовании указанным лицом транспортного средства в период, не предусмотренный договором обязательного страхования (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства в период, предусмотренный договором обязательного страхования);

ж) указанное лицо в случае оформления документов о дорожно-транспортном происшествии без участия уполномоченных на то сотрудников полиции не направило страховщику, застраховавшему его гражданскую ответственность, экземпляр заполненного совместно с потерпевшим бланка извещения о дорожно-транспортном происшествии в течение пяти рабочих дней со дня дорожно-транспортного происшествия;

з) до истечения 15 календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня дорожно-транспортного происшествия указанное лицо в случае оформления документов о дорожно-транспортном происшествии без участия уполномоченных на то сотрудников полиции приступило к ремонту или утилизации транспортного средства, при использовании которого им был причинен вред, и (или) не представило по требованию страховщика данное транспортное средство для проведения осмотра и (или) независимой технической экспертизы;

и) на момент наступления страхового случая истек срок действия диагностической карты, содержащей сведения о соответствии транспортного средства обязательным требованиям безопасности транспортных средств, легкового такси, автобуса или грузового автомобиля, предназначенного и оборудованного для перевозок пассажиров, с числом мест для сидения более чем восемь (кроме места для водителя), специализированного транспортного средства, предназначенного и оборудованного для перевозок опасных грузов.

к) страхователь при заключении договора обязательного страхования в виде электронного документа предоставил страховщику недостоверные сведения, что привело к необоснованному уменьшению размера страховой премии.

2. Страховщик имеет право предъявить регрессное требование в размере осуществленного страхового возмещения к оператору технического осмотра, выдавшему диагностическую карту, содержащую сведения о соответствии транспортного средства обязательным требованиям безопасности транспортных средств, если страховой случай наступил вследствие неисправности транспортного средства и такая неисправность выявлена или могла быть выявлена в момент проведения технического осмотра этим оператором технического осмотра, но сведения о ней не были внесены в диагностическую карту.

3. Страховщик вправе требовать от лиц, указанных в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, возмещения расходов, понесенных при рассмотрении страхового случая.

4. Положения настоящей статьи распространяются на случаи возмещения вреда, причиненного имуществу потерпевшего в результате дорожно-транспортного происшествия, страховщиком, застраховавшим его гражданскую ответственность, с учетом особенностей, установленных статьей 14.1 настоящего Федерального закона.

Вернуться к оглавлению документа: Федеральный закон от 25.04.2002 N 40-ФЗ «Об ОСАГО» в действующей редакции

Комментарии к статье 14 закона Об ОСАГО, судебная практика применения

Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ 2017:

В п. 9, 44, 45, 72, 76 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 г. N 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» содержатся следующие разъяснения:

Право регрессного требования страховщика в случае сообщения страхователем недостоверных сведений при заключении договора ОСАГО.

Сообщение страхователем при заключении договора обязательного страхования в виде электронного документа недостоверных сведений, которое привело к необоснованному уменьшению размера страховой премии, не является основанием для признания такого договора незаключенным или для освобождения страховщика от страхового возмещения при наступлении страхового случая.

Из системного толкования положений абзаца шестого пункта 7.2 статьи 15 и подпункта «к» пункта 1 статьи 14 Закона об ОСАГО следует, что при наступлении страхового случая страховщик имеет право предъявить регрессное требование в размере произведенной страховой выплаты к страхователю, предоставившему недостоверные сведения, а также взыскать с него в установленном порядке денежные средства в размере суммы, неосновательно сбереженной в результате предоставления недостоверных сведений, вне зависимости от наступления страхового случая.

Вместе с тем, если до наступления страхового случая со страхователя взысканы денежные средства в размере суммы, неосновательно сбереженной в результате предоставления им недостоверных сведений, у страховщика при наступлении страхового случая не возникает право предъявить регрессное требование в размере произведенной страховой выплаты, поскольку страховая премия уплачена страхователем в полном объеме.

Отсутствие в полисе ОСАГО отметки о прицепе — не основание для отказа в страховой выплате, однако страховщик имеет право регресса к причинителю вреда

Обязанность по страхованию гражданской ответственности не распространяется на принадлежащие гражданам прицепы к легковым автомобилям (подпункт «д» пункта 3 статьи 4 Закона об ОСАГО). При этом обязанность по страхованию гражданской ответственности юридических лиц и граждан — владельцев прицепов к грузовому транспорту с 1 сентября 2014 года исполняется посредством заключения договора обязательного страхования, предусматривающего возможность управления транспортным средством с прицепом к нему, информация о чем вносится в страховой полис обязательного страхования (пункт 7 статьи 4 Закона об ОСАГО).

С 1 октября 2014 года, т.е. со дня введения утвержденных Банком России предельных размеров базовых ставок страховых тарифов и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств, вред, возникший в результате дорожно-транспортного происшествия при совместной эксплуатации тягача и прицепа в составе автопоезда, считается причиненным посредством одного транспортного средства (тягача), в связи с чем предельная страховая выплата не может превышать страховую сумму по одному договору страхования, в том числе и в случае, если собственниками тягача и прицепа являются разные лица.

Следует принимать во внимание, что отсутствие в полисе обязательного страхования отметки об эксплуатации транспортного средства с прицепом, как того требует пункт 7 статьи 4 Закона об ОСАГО, не может служить основанием для отказа страховой организации в осуществлении страховой выплаты. Вместе с тем применительно к подпункту «в» пункта 1 статьи 14 Закона об ОСАГО страховщик в указанном случае имеет право регресса к страхователю — причинителю вреда.

Страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения если лицо не имело права на управление ТС или лицо не включено в договор ОСАГО

По договору обязательного страхования застрахованным является риск наступления гражданской ответственности при эксплуатации конкретного транспортного средства, поэтому при наступлении страхового случая вследствие действий страхователя или иного лица, использующего транспортное средство, страховщик от выплаты страхового возмещения не освобождается (преамбула, пункт 2 статьи 6 и подпункты «в» и «д» пункта 1 статьи 14 Закона об ОСАГО).

Презумпция причинения вреда лицом, находящимся в состоянии алкогольного опъянения

Если вред причинен лицом, находящимся в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), к страховщику, осуществившему страховую выплату, переходит требование потерпевшего к лицу, причинившему вред, в размере осуществленной потерпевшему выплаты (подпункт «б» пункта 1 статьи 14 Закона об ОСАГО). Презюмируется, что вред причинен лицом, находящимся в состоянии опьянения, если такое лицо отказалось от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Уважительные причины пропуска причинителем вреда 5-дневного срока для направления страховщику бланка извещения о ДТП

В случае оформления документов о дорожно-транспортном происшествии без участия уполномоченных на то сотрудников полиции, на водителей, причастных к дорожно-транспортному происшествию, возложена обязанность в течение пяти рабочих дней направить в адрес страховщиков, застраховавших их гражданскую ответственность, бланк извещения о дорожно-транспортном происшествии (пункт 2 статьи 11.1 Закона об ОСАГО).

Признание судом причин пропуска причинителем вреда пятидневного срока для направления в адрес страховщика, застраховавшего его гражданскую ответственность, бланка извещения о дорожно-транспортном происшествии уважительными (например, тяжелая болезнь или другие не зависящие от лица обстоятельства, в силу которых оно было лишено возможности исполнить свою обязанность) является основанием для отказа в удовлетворении требований страховщика, осуществившего страховое возмещение, о взыскании с причинителя вреда денежной суммы в размере осуществленного страхового возмещения на основании подпункта «ж» пункта 1 статьи 14 Закона об ОСАГО.

ОСАГО: Право регрессного требования страховщика

Регресс (от лат. regressus — обратное движение) — право обратного требования лица, возместившего вред потерпевшему вместо причинителя вреда, к этому причинителю (п. 1 ст. 1081 ГК). К случаям регресса гражданское законодательство относит причинение вреда работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, а также лицом, управляющим транспортным средством (п. 1 ст. 1081 ГК РФ).
Если организация, являющаяся владельцем транспортного средства, возместит вред, причиненный потерпевшему водителем данного транспортного средства, работающему в данной организации, то эта организация в силу права регресса имеет возможность взыскать с этого водителя сумму, выплаченную потерпевшему. Однако размер возмещения ограничен рамками материальной ответственности работников, регулируемой нормами трудового законодательства и с учетом установленных им пределов и ограничений, как правило, в пределах среднего месячного заработка работника (ст. 241 Трудового кодекса РФ).

Право регресса основано на замене должника в обязательстве из причинения вреда. Предоставление страховщику права регресса означает, что он заменил собой должника — причинителя вреда в обязательстве из причинения вреда, возместив вместо него вред, причиненный потерпевшему. В силу права регресса страховщик имеет право взыскать со страхователя ту сумму страховой выплаты, которую этот страховщик выплатил выгодоприобретателю-потерпевшему.
Регресс необходимо отграничивать от права суброгации, имеющегося у страховщика по договорам имущественного страхования, когда к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования (ст. 965 ГК РФ). Различие между ними в первую очередь заключается в основаниях возникновения: право регресса вытекает в данном случае из отношения по причинению вреда (т.е. внедоговорного, деликтного обязательственного отношения), а право суброгации — из страхового отношения, которое является договорным.

  Приказ 785 о сайте

Отличие регресса от суброгации заключается также в том, что при регрессе, который означает обратное требование, наряду с обязательством, где в качестве кредитора выступает потерпевший, а в качестве должника — причинитель вреда, возникает новое (дополнительное) обязательство, где кредитором выступает лицо, возместившее убытки потерпевшему вместо их непосредственного причинителя, а должником — лицо, ответственное за убытки.

При суброгации новое обязательство по возмещению убытков не возникает — просто в уже действующем обязательстве происходит замена кредитора. Иными словами, страхователь передает страховщику свое право требования к тому лицу, который является его должником в том или ином обязательстве. В результате страховщик замещает собой страхователя как кредитора в ином обязательстве.

Суброгация вытекает непосредственно из закона и не требует подтверждения договором страхования. Хотя договором страхования может быть предусмотрено иное и стороны могут исключить суброгацию.

Несмотря на сущностные отличия между суброгацией и регрессом в страховании, по нашему мнению, уместно было бы объединить оба института в рамках одного правового института.

Законодательством установлен исчерпывающий перечень случаев для предъявления регрессного требования, которые могут быть предъявлены в рамках обязательного страхования гражданской ответственности в пределах произведенной страховой выплаты. Причем в добровольном страховании гражданской ответственности подобные случаи обычно являются основаниями для отказа в проведении страховой выплаты. При обязательном страховании в рамках регресса сначала будет произведена выплата потерпевшему страховщиком, а затем уже страховщик будет требовать возмещения выплаченного от причинителя вреда.

При предъявлении регрессного требования страховщик имеет право требовать от причинителя возмещения не только расходов по выплаченному страховому возмещению, но и понесенных им расходов при рассмотрении страхового случая. Последние должны возмещаться с учетом принципов о разумности и обоснованности произведенных расходов.

Буквально повторяя содержание правовой нормы в Законе об ОСАГО относительно пределов регрессного требования к причинителю вреда, из Правил ОСАГО с 1 октября 2006 г. исключили положение о том, что в случае причинения умышленного вреда жизни или здоровью потерпевшего в состоянии крайней необходимости или необходимой обороны регресс не проводится (новая редакция п. 76 Правил ОСАГО).

Действия в условиях крайней необходимости можно охарактеризовать как вынужденное причинение вреда охраняемым законом интересам действиями лица, в целях предотвращения ущерба своим интересам или интересам других лиц, а также интересам общества и государства при условии непревышения пределов крайней необходимости.

Необходимую оборону можно охарактеризовать как правомерную защиту интересов обороняющегося и других лиц, а также охраняемых законом интересов общества и государства от общественно опасного посягательства путем причинения вреда посягающему лицу. Обычно действия в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости исключают наказуемость деяния.

В силу отсутствия специального указания страховая компания сможет требовать возмещения выплаченного потерпевшему страхового возмещения со страхователя или иного лица, ответственность которого была застрахована, который действовал в состоянии крайней необходимости или необходимой обороны. По нашему мнению, разумнее было бы подобное положение не только сохранить в Правилах ОСАГО, но и внести его в ст. 14 Закона об ОСАГО.

Следует отметить, что возможность предъявления регрессного требования — это право, но не обязанность страховщика, которое он может и не пожелать реализовывать.

Основаниями предъявления регрессного требования к причинителю вреда Закон об ОСАГО называет следующие случаи.

1. Причинение вреда жизни или здоровью потерпевшего вследствие умысла причинителя вреда. Данное основание в целом является логическим продолжением п. 2 ст. 963 ГК РФ, согласно которому страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения по договору страхования гражданской ответственности за причинение вреда жизни или здоровью, если вред причинен по вине ответственного за него лица.

2. Причинение вреда указанным в полисе лицом при управлении транспортным средством в состоянии алкогольного, наркотического или иного опьянения. К иным видам опьянения может быть отнесено токсикологическое опьянение.

В частности, в одном из случаев страховая компания «Р.» выплатила страховое возмещение за причиненный ущерб в результате ДТП потерпевшему М., так как ею была застрахована обязательная гражданская ответственность причинителя вреда ЗАО «А.» как владельца транспортного средства. Так как причиной ДТП послужило нахождение водителя страхователя — ЗАО «А.», гражданина П., в состоянии алкогольного опьянения, то страховая компания «Р.» обратилась с иском в суд к страхователю — ЗАО «А.» в порядке регрессного требования. Арбитражный суд Ленинской области решением от 28.04.2007 обоснованно удовлетворил заявленные требования и взыскал со страхователя в порядке регресса выплаченную сумму страхового возмещения в размере 48 843,37 руб. Указанное решение было оставлено в силе вышестоящими судебными инстанциями (Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 3 марта 2008 года N 2116/08 «Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации»).

Судом справедливо были применены положения ст. 14 рассматриваемого Закона о праве регрессного требования страховщика, так как страхователь является владельцем источника повышенной опасности и как организация отвечает перед третьими лицами за действия своих работников. На это прямо указано в ст. 1068 ГК РФ — юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

3. Причинение вреда лицом, которое не имело права на управление транспортным средством, при использовании которого им был причинен вред.

При ответе на вопрос, как следует понимать фразу «Лицо не имело права управлять транспортным средством» применительно к ст. 14 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», Президиум Верховного Суда Российской Федерации отметил:

статьями 25, 27 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» предусмотрено, что право на управление транспортным средством предоставляется гражданам, достигшим определенного возраста, после соответствующей подготовки и сдачи квалификационных экзаменов и подтверждается водительским удостоверением.

Учитывая изложенное, под фразой «Лицо не имело права управлять транспортным средством» следует понимать отсутствие у лица водительского удостоверения в связи с тем, что данное лицо не прошло соответствующую подготовку и не сдало квалификационный экзамен. Кроме того, к лицам, не имеющим права на управление транспортным средством, приравниваются лица, управляющие автомобилем не той категории, на которую они имеют право управления, а также лица, лишенные такого права вследствие совершения ими правонарушения (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2006 года, утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 7 и 14 июня 2006 г.).

Так, 29 мая 2005 г. на обводной дороге г. Самары произошло ДТП, в результате которого а/м потерпевшего Н. были причинены существенные технические повреждения. ДТП произошло по вине второго водителя Б., в результате которого находящийся в его а/м отец Б., являющийся собственником транспортного средства и страхователем обязательного страхования, погиб. Причинитель вреда Б. не был включен в полис обязательного страхования, так как являлся несовершеннолетним — ему исполнилось лишь 17 лет — и не имел прав на управление транспортным средством. Когда потерпевший Н. обратился в страховую компанию «Р.», в которой была застрахована обязательная гражданская ответственность на а/м причинителя вреда, то получил отказ по причине того, что лицо не включено в полис и не имело законных прав по управлению транспортным средством.

Потерпевший обратился за разъяснением в орган страхового надзора и получил ответ, что страховщик не прав, так как в этом случае страховая компания должна провести выплату и в дальнейшем в порядке регресса взыскивать выплаченные средства с причинителя вреда. Впоследствии потерпевший обратился с иском на страховщика в суд, где в процессе рассмотрения сторонами было заключено мировое соглашение, по которому страховщик выплатил потерпевшему страховое возмещение и проценты за пользование чужими денежными средствами, а в последующем взыскал это с причинителя вреда (Гражданское дело по иску Н. к страховой компании «Р.» о взыскании страхового возмещения).

Аналогичным образом было разрешен спор Арбитражным судом Красноярского края в решении от 20.09.2007, которым был разрешен спор между ООО «Ш.» и страховой компанией «Р.», в которой была застрахована обязательная гражданская ответственность владельца транспортного средства, причинившего вреда, управление которым было передано с устного согласия владельца Б. своему несовершеннолетнему сыну, не имеющему водительских прав. Как справедливо указал арбитражный суд первой инстанции, наступление гражданской ответственности за причинение вреда лицом, не названным в договоре обязательного страхования в качестве водителя, допущенного к управлению транспортным средством, не влечет отказа в страховой выплате, а лишь позволяет страховщику решать вопрос с лицом, допустившим отступление от установленных Законом ограничений, вопрос о последствиях этих ограничений (Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 февраля 2008 года N 1728/08 «Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации»).

4. Причинение вреда лицом, когда причинитель вреда скрылся с места ДТП.

Страховая компания предъявила регрессное требование после выплаты страхового возмещения потерпевшему в результате ДТП к причинителю вреда. ДТП произошло по вине Г., управлявшего транспортным средством, который после ДТП покинул место ДТП. Кроме того, лицо отказалось проходить медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, за что было привлечено к административной ответственности. При таких обстоятельствах суд взыскал с Г. 50 420 руб. в порядке регресса за выплаченное потерпевшему П. страховое возмещение за причиненный ущерб его а/м. Указанное решение было оставлено в силе судом кассационной инстанции (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 4 апреля 2006 г. по гр. делу N 05-1289).

  Образец приказа вызов работника в выходной день образец

5. Причинение вреда лицом, которое не включено в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством, в том случае когда договор заключен с условием об ограничении числа лиц, имеющих право управления транспортным средством.

При ответе на вопрос, производится ли выплата страховой суммы по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, если вред страхователю причинен в результате повреждения его автомобиля по вине управлявшего им лица, не включенного в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством, Президиум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил следующее.

Согласно ст. 1 Закона об ОСАГО под страховым случаем понимается наступление гражданской ответственности страхователя, иных лиц, риск ответственности которых застрахован по договору обязательного страхования, в частности за причинение вреда имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, которое влечет за собой обязанность страховщика произвести страховую выплату.

В соответствии с п. 2 ст. 15 названного Закона по договору обязательного страхования является застрахованным риск гражданской ответственности самого страхователя, иного названного в договоре владельца транспортного средства, а также других использующих транспортное средство на законном основании владельцев.

Статья 16 этого Закона предусматривает, что граждане вправе заключать договоры обязательного страхования с учетом ограниченного использования принадлежащих им транспортных средств. При осуществлении обязательного страхования с учетом ограниченного использования транспортного средства в страховом полисе указываются водители, допущенные к управлению транспортным средством, в том числе на основании соответствующей договоренности.

Следовательно, Закон предусматривает два условия, на которых может быть заключен договор обязательного страхования: страхование ответственности без ограничения использования транспортного средства другими водителями и с таким ограничением.

При наступлении гражданской ответственности лица, не включенного в договор обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в нем водителями, страховщик на основании ст. 14 Закона об ОСАГО имеет право предъявить регрессное требование к указанному лицу в размере произведенной страховщиком страховой выплаты.

Таким образом, страховая сумма подлежит выплате, если вред страхователю причинен в результате повреждения его автомобиля по вине управлявшего им лица, не включенного в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством, независимо от того, на каких условиях заключен договор. При этом при заключении договора обязательного страхования с ограниченным использованием транспортного средства у страховщика возникает право регрессного требования к указанному лицу в размере произведенной страховщиком страховой выплаты (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за II квартал 2005 года, утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 10 августа 2005 г.).

Раньше практика арбитражных судов по этому вопросу отличалась от практики судов общей юрисдикции и арбитражные суды, как правило, отказывали во взыскании страхового возмещения в рамках обязательного страхования, когда ущерб был причинен лицом, не включенным в полис обязательного страхования. Арбитражные суды считали, что в этом случае отсутствовало застрахованное лицо по обязательному страхованию. На наш взгляд, подобная позиция была ошибочна. Лица, включаемые в полис в качестве лиц, допущенных к управлению, являлись не столько застрахованными лицами, сколько водителями. Застрахованными лицами выступали владельцы источника повышенной опасности, допущенные же к управлению владельцем водители по смыслу ст. 1079 ГК РФ не являлись владельцами источника повышенной опасности, а лишь по доверенности управляли транспортным средством в интересах владельца. И лишь в единичных случаях арбитражные суды приходили к противоположному выводу, справедливо полагая, что подобная ситуация является основанием для наступления страхового случая, а у страховщика появляется регрессное требование к причинителю вреда.

Примечание. Подобную позицию арбитражных судов см. в Постановлении Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14 июля 2005 г. N Ф04-3070/2005(11453-А27-30); Постановлении Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 28 марта 2006 г. N Ф03-А59/06-1/863; Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 24 мая 2006 г. N КГ-А40/3856-05; Постановлении Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 28 сентября 2006 г. N Ф04-6297/2006(26784-А27-30).

24 июня 2004 г. произошло ДТП, в результате которого был поврежден автомобиль «ВАЗ 21103», принадлежащий районной больнице. Виновным в ДТП был признан второй участник — П., управлявший автомобилем «ГАЗ 330730», собственником которого является А. Последний застраховал свою гражданскую ответственность как владелец транспортного средства в страховой компании «М.», однако П. в страховой полис включен не был.

Суд первой инстанции удовлетворил требования потерпевшего — районной больницы о взыскании страхового возмещения со страховой компании «М.» исходя из ст. 931 и 943 ГК РФ и ст. 15, 16 Федерального закона об обязательном страховании, обоснованно исходя из того, что страховой случай имел место, поскольку причинившее вред лицо на законном основании управляло транспортным средством, собственником которого застрахована гражданская ответственность по договору с ответчиком, и последний обязан осуществить страховую выплату. По мнению суда, подобная ситуация не входит в установленные ст. 6 Федерального закона об обязательном страховании пределы, где содержится исчерпывающий перечень событий, не являющихся страховыми случаями, и будет подпадать под ст. 14 рассматриваемого Федерального закона. Указанное решение было оставлено в силе постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций (Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25 июля 2006 г. N Ф04-3033/2006(22820-А67-17)).

В отличие от этого позиция Высшего Арбитражного Суда РФ была солидарна с позицией Верховного Суда РФ.

В частности, рассматривая в 2006 г. одно из дел, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, в котором причинитель вреда — водитель О. не был указан в полисе обязательного страхования как водитель, но имел доверенность от собственника-страхователя на управление транспортным средством, отметил, что в соответствии со ст. 16 Федерального закона об обязательном страховании договор обязательного страхования может быть заключен на условии ограниченного использования транспортного средства. Ограничения возможны по кругу лиц, допущенных к управлению транспортным средством, и по периоду использования транспортного средства в пределах срока страхования.

Договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев автомобиля, по которому была застрахована гражданская ответственность причинителя вреда, содержал оба названных ограничения. Владельцы автомобиля допустили отступления от обоих ограничений без извещения страховщика: автомобиль, которым управлял причинитель вреда, использовался за пределами установленного в полисе периода и не указанным в полисе лицом.

Однако в качестве последствия несоблюдения ограничений Федеральным законом об обязательном страховании предусмотрено право страховщика на изменение размера страховой премии соразмерно увеличению страхового риска (п. 3 ст. 16 Федерального закона об обязательном страховании) и на предъявление регрессного требования (ст. 14 Федерального закона об обязательном страховании). На отказ в страховой выплате вследствие указанных нарушений со стороны владельцев транспортного средства страховщик права не имеет, поскольку эти нарушения не включены в исчерпывающий перечень случаев, при которых не возникает ответственности страховщика по обязательному страхованию (ст. 6 Федерального закона об обязательном страховании).

Высшая надзорная инстанция арбитражных судов указала, что вред имуществу потерпевшего был причинен лицом, риск ответственности которого застрахован страховщиком по договору обязательного страхования, что применительно к положениям ст. 1 Федерального закона об обязательном страховании является страховым случаем (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10 апреля 2007 г. N 14670/06).

Это привело к унификации судебной практики в данном вопросе.

6. Причинение вреда лицом при использовании транспортного средства в период, не предусмотренный договором обязательного страхования, если договор заключен с условием использования транспортного средства только в период, предусмотренный договором обязательного страхования, также является основанием для предъявления страховщиком регрессного требования.

7. С 1 января 2012 г. Закон об ОСАГО дополнен новым основанием для применения регресса — истечение на момент наступления страхового случая срока действия талона технического осмотра или талона о прохождении государственного технического осмотра легкового такси, автобуса или грузового автомобиля, предназначенного и оборудованного для перевозок людей, с числом мест для сидения более чем восемь (кроме места для водителя), специализированного транспортного средства, предназначенного и оборудованного для перевозок опасных грузов.

А в связи с вступлением в силу Закона об изменении технического осмотра от 28 июля 2012 г. N 130-ФЗ (Федеральный закон от 28 июля 2012 г. N 130-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». В соответствии со ст. 5 данного Федерального закона в большинстве своих положений он вступил в силу с момента его официального опубликования), т.е. с 30 июля 2012 г., и заменой талона технического осмотра на диагностическую карту, данное основание для применения регресса звучит следующим образом: истечение на момент наступления страхового случая срока действия диагностической карты, содержащей сведения о соответствии транспортного средства обязательным требованиям безопасности транспортных средств, легкового такси, автобуса или грузового автомобиля, предназначенного и оборудованного для перевозок людей, с числом мест для сидения более чем восемь (кроме места для водителя), специализированного транспортного средства, предназначенного и оборудованного для перевозок опасных грузов.

Следует обратить внимание, что законодателем сужена категория транспортных средств, в отношении которых истечение срока действия техосмотра, оформленного в виде диагностической карты, может повлечь предъявление регрессного требования. Данное основание установлено только в отношении транспортных средств, предназначенных для коммерческой перевозки пассажиров на условиях договора перевозки пассажиров и специализированных транспортных средств, предназначенных и оборудованных для перевозок опасных грузов.

Страховщик имеет право предъявить регрессное требование в размере произведенной страховой выплаты к оператору технического осмотра, выдавшему диагностическую карту, если страховой случай наступил вследствие неисправности транспортного средства и такая неисправность выявлена в момент проведения этим оператором технического осмотра, но сведения о ней не были внесены в диагностическую карту.

Энциклопедия судебной практики. Право регрессного требования страховщика к лицу, причинившему вред (Ст. 14 Закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»)

Энциклопедия судебной практики
Право регрессного требования страховщика к лицу, причинившему вред
(Ст. 14 Закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»)

  Порядок расчета размера вознаграждения адвоката в зависимости от сложности уголовного дела

1. Причинение вреда жизни или здоровью потерпевшего по неосторожности основанием для возникновения у страховщика права на предъявления регрессных требований не является

Из содержания положений абз. 1 п. 1 ст. 14 Федерального закона от 25.04.2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» следует, что основанием для возникновения у страховщика права на предъявление регрессных требований к причинителю вреда является наличие у причинителя вреда умысла именно на причинение вреда жизни или здоровью потерпевшего.

Однако в данном случае таких обстоятельств по делу не установлено.

Напротив, как указано выше, приговором суда установлено наличие неосторожной вины [ФИО1] в причинении смерти [ФИО2]

2. Умышленное нарушение правил дорожного движения основанием для удовлетворения регрессных требований страховой компании не является

Умышленное же нарушение [ФИО] правил дорожного движения, вопреки выводу суда, основанием для удовлетворения регрессных требований страховой компании не является.

3. Страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения при наступлении страхового случая вследствие действий лица, не являющегося страхователем, но имеет право регресса к такому лицу

По договору обязательного страхования застрахованным является риск наступления гражданской ответственности при эксплуатации конкретного транспортного средства, поэтому при наступлении страхового случая как вследствие действий страхователя, так и вследствие действий иного лица, использующего транспортное средство, страховщик от выплаты страхового возмещения не освобождается (преамбула, пункт 2 статьи 6 и подпункты «в» и «д» пункта 1 статьи 14 Закона об ОСАГО).

Лицо, которое использует транспортное средство на основании доверенности, в силу статьи 1 Закона признается владельцем транспортного средства.

При этом наличие или отсутствие разрешительных документов (водительских прав, либо регистрационных) не влияет на законность использования транспортного средства. В данном случае в силу положений абзаца 4 ст. 14 Закона об ОСАГО страховщик имеет право регресса к лицу, которое причинило вред, хотя не имело права на управление транспортным средством, при использовании которого им был причинен вред.

Таким образом, отсутствие в договоре обязательного страхования гражданской ответственности лица, управлявшего этим транспортным средством по доверенности, не является основанием отказа в выплате страхового возмещения.

Необходимо иметь в виду, что причинение вреда потерпевшим при использовании собственником или иным законным владельцем транспортного средства в отсутствие у них права на управление автомобилем следует признавать страховым случаем в силу того, что отсутствие специального права не свидетельствует о незаконности использования. Кроме того, статья 14 Закона наделяет страховщика в подобных случаях правом обращения с регрессным требованием к лицу, причинившему вред.

При наступлении гражданской ответственности лица, не включенного в договор обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в нем водителями, страховщик на основании статьи 14 указанного выше Закона имеет право предъявить регрессное требование к указанному лицу в размере произведенной страховщиком страховой выплаты.

Поэтому является правильной позиция тех судов, которые при рассмотрении дел указанной категории приходят к выводу о наступлении страхового случая независимо от того, на каких условиях заключен договор обязательного страхования, если вред причинен по вине лица (другого участника дорожно-транспортного происшествия), не включенного в договор обязательного страхования в качестве водителя, допущенного к управлению транспортным средством, в случае если такое лицо управляло автомобилем на законных основаниях (например, на основании письменной доверенности).

С учетом изложенного, принимая во внимание положения абзаца 4 ст. 1, ст. 14 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», судебная коллегия приходит к выводу о том, что, поскольку договор страхования истца со страхователем ФИО7 от 17.02.2011 года заключен сторонами в отношении ограниченного круга лиц, допущенных к управлению транспортным средством, при этом ответчик ФИО1 не указан в качестве водителя, допущенного к управлению ТС, следовательно, у страховой компании возникло право требования ущерба в порядке регресса в размере произведенной страховой выплаты.

4. Для предъявления регрессного требования к лицу, причинившему вред при управлении транспортным средством в состоянии опьянения, факт привлечения или непривлечения к административной ответственности значения не имеет

Имеющим значение для рассмотрения настоящего дела обстоятельством является факт нахождения лица при управлении транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, а не привлечение его к ответственности за соответствующее правонарушение. Статья 14 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» не предусматривает в качестве обязательного условия для предъявления регрессного требования привлечение лица, виновного в ДТП, к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения.

Актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, установлено состояние опьянения [ФИО].

Основанием прекращения производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ, в отношении послужило изменение законодательства на момент рассмотрения дела об административном правонарушении, а именно установление с 01.09.2013 г. предельно допустимой концентрации абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе, при превышении которой наступает административная ответственность (0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха).

Вместе с тем данное обстоятельство не свидетельствует о том, что на момент совершения дорожно-транспортного происшествия [ФИО] в состоянии алкогольного опьянения не находился.

5. Наличие или отсутствие состояния опьянения должно быть установлено по результатам медицинского освидетельствования

Наличие или отсутствие состояния опьянения в рассматриваемой ситуации, когда ответчик был доставлен в ГКБ машиной скорой помощи, может быть установлено только по результатам химико-токсикологического исследования, которое не проводилось.

Таким образом, материалы дела не содержат достоверных и достаточных доказательств того, что ответчик находился в состоянии алкогольного опьянения.

Поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства проведения в день совершения ДТП медицинского освидетельствования на состояние опьянения водителя в порядке, предусмотренном действующим законодательством, статья 14 ФЗ от 25.04.2002 г. «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», на которую сослался суд первой инстанции, применению в данном случае не подлежит.

6. Причинитель вреда, отказавшийся от направления на медицинское освидетельствование и не доказавший, что в момент управления транспортным средством он был в трезвом состоянии, обязан удовлетворить регрессные требования страховщика

Факт управления [ФИО] автомобилем с явными признаками алкогольного опьянения подтверждается совокупностью вышеуказанных доказательств.

[ФИО], отказавшись от направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, не доказал, что в момент ДТП он управлял автомашиной в трезвом состоянии.

Презумпция невиновности, предусмотренная статьей 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, не освобождает ответчика от выполнения обязанностей, установленных статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в рамках рассмотрения гражданского дела.

Доводы ответчика о том, что основанием для взыскания с него уплаченного страховой компаний страхового возмещения в порядке регресса может являться только наличие акта медицинского освидетельствования, подтверждающего состояние опьянения, являются несостоятельными, поскольку от прохождения освидетельствования ответчик отказался, при рассмотрении данного дела решается вопрос о возмещении ущерба, и процесс доказывания регулируется нормами ГПК РФ, ст. ст. 55 и 56 ГПК РФ.

Факт управления [ФИО] автомобилем с явными признаками алкогольного опьянения подтверждается совокупностью вышеуказанных доказательств.

[ФИО], отказавшись от направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, не доказала, что в момент ДТП она управляла автомашиной в трезвом состоянии.

Презумпция невиновности, предусмотренная статьей 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, не освобождает ответчика от выполнения обязанностей, установленных статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в рамках рассмотрения гражданского дела.

7. По регрессным требованиям течение срока исковой давности начинается с момента исполнения обязательства по выплате страхового возмещения страховщиком

Судом первой инстанции обоснованно было отказано ответчику в применении срока исковой давности, так как начало течения указанного срока по требованиям, вытекающим из договора ОСАГО, в случае если такое требование заявлено на основании ст. 14 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», определяется с учетом положений п. 3 ст. 200 ГК РФ, то есть с момента исполнения обязательства по выплате страхового возмещения самим страховщиком, которое было произведено . а не с момента дорожно-транспортного происшествия.

8. Факт оставления ответчиком места ДТП по причине оказания в ветеринарной клинике помощи собаке основанием для освобождения от выплаты денежных средств по регрессному требованию не является

В связи с указанным, в силу пункта 1 статьи 14 ФЗ от 25.04.2002 N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (в редакции, действовавшей на момент дорожно-транспортного происшествия), страховщик имеет право предъявить к ответчику регрессное требование в размере произведенной страховой выплаты.

Рассмотрев доводы ответчика о том, что она не скрывалась с места происшествия, а уехала в ветеринарную клинику в связи с возникшей необходимостью по оказанию помощи находившейся в машине собаки, предупредив при этом всех участников ДТП, суд правомерно пришел к выводу о том, что названные доводы не могут служить основанием для освобождения ответчика от выплаты денежных средств.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

В «Энциклопедии судебной практики. Закон об ОСАГО» собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.

Материал приводится по состоянию на 1 июля 2018 г.

См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

При подготовке «Энциклопедии судебной практики. Закон об ОСАГО» использованы авторские материалы, предоставленные Михайлевской М., Раченковой Ю.