Приказ в уголовном праве это

§ 7. Исполнение приказа или распоряжения

В соответствии с ч. 1 ст. 42 УК РФ «не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения».

Рассматриваемое обстоятельство впервые (если не считать не вступивших в силу Основ уголовного законодательства 1991 г.) получило свою законодательную регламентацию в УК РФ. В то же время вопросы, связанные с оценкой правомерности причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам при исполнении подчиненным приказа или распоряжения начальника, довольно часто возникают на практике. Прежде всего это касается военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел, Федеральной службы безопасности, федеральных органов государственной охраны, налоговой полиции, таможенной службы и некоторых других категорий государственных служащих.

Однако положения ст. 42 УК распространяются не только на сферу государственной службы. Обязательными следует считать также приказ или распоряжение администрации, адресованные рабочему или служащему любого предприятия или организации, независимо от их организационно-правовой формы и формы собственности. Также обязательными для любого гражданина являются приказ или распоряжение представителя власти, отданные в пределах его компетенции.

Приказ или распоряжение начальника обязательны для исполнителя. Это вытекает из отношений исполнительской дисциплины, подчиненности.

Исполнение обязательного приказа, по общему правилу, исключает уголовную ответственность за причинение вреда правоохраняемым интересам, однако это не распространяется на случаи исполнения приказов явно незаконных и преступных.

Статья 42 УК устанавливает прежде всего общее положение, заключающееся в том, что действия (бездействие) во исполнение обязательных приказа или распоряжения, сопряженные с причинением вреда правоохраняемым интересам, не являются преступлением. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение. Здесь имеет место ситуация посредственного причинения.

Под приказом или распоряжением понимается обязательное для исполнения требование, предъявляемое начальником к подчиненному. Требование это может быть устным или письменным, может быть передано подчиненному как непосредственно начальником, так и через других лиц.

Приказ или распоряжение — это проявление воли начальника. Законодательство и практика управленческой деятельности исходят из презумпции законности всех приказов и распоряжений начальников и их обязательности для исполнения подчиненными. Ввиду обязательности приказа или распоряжения, убежденности подчиненного в их законности, доверия к ним они рассматриваются как основания для совершения тех или иных действий (бездействия) исполнителем. Они обладают большей юридической силой, чем само исполнительское действие*. Поэтому ответственность за последствия незаконных приказа или распоряжения возлагается на отдавшего их начальника.

* См.: Российское уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов // Под ред. акад. В.Н. Кудрявцева и проф. А.В. Наумова. М., 1997. С. 261.

Незаконность приказа или распоряжения может выражаться как в неправомочности должностного лица отдавать такой приказ (распоряжение), в частности, когда он не соответствует целям и задачам данного учреждения, организации, ведомства, так и в несоблюдении установленной формы приказа или распоряжения (например, письменной). Чаще всего незаконность приказа или распоряжения определяется его содержанием, противоречащим требованиям действующих законов и иных подзаконных актов. Преступность приказа или распоряжения означает их несоответствие требованиям уголовного закона. В большинстве случаев действия (бездействие), совершаемые во исполнение преступного приказа (распоряжения), связаны с нарушением прав и свобод человека и гражданина, гарантированных Конституцией Российской Федерации.

Итак, первым условием правомерности действий (бездействия) лица, выполняющего приказ или распоряжение, является соответствие последних требованиям закона. Незаконный приказ исполнению не подлежит. В противном случае, если причинен вред охраняемым уголовным законом интересам, наступает уголовная ответственность. При этом подлежит ответственности как лицо, отдавшее данный приказ (распоряжение), так и его исполнитель, если ему заведомо была известна незаконность такого волеизъявления начальника.

Отдавая незаконный приказ (распоряжение), начальник может действовать умышленно, вопреки интересам службы из корыстной или иной личной заинтересованности: В подобных случаях он должен отвечать не только за последствия исполнения незаконного приказа (распоряжения), но и за злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК), которое выразилось в использовании подчиненного для достижения указанных противоправных целей.

Второе условие правомерности действий (бездействия) лица, выполняющего приказ или распоряжение, — это отсутствие у данного лица сознания его незаконности. Если исполнитель приказа (распоряжения) заведомо знал о его преступном характере, он подлежит уголовной ответственности на общих основаниях. Здесь имеет место соучастие в преступлении с разделением ролей. Начальник выступает в качестве организатора умышленного преступления (ч. 3 ст. 33 УК), подчиненный — в качестве его исполнителя (ч. 2 ст. 33 УК). То, что подчиненный является зависимым от начальника лицом и избирательность его поведения в той или иной степени подавлялась приказом начальника, может быть признано смягчающим наказание обстоятельством (п. «е» и «ж» ч. 1 ст. 61 УК). Если подчиненный действовал при этом под влиянием физического или психического принуждения, то применению подлежат положения ст. 40 УК.

Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность (ч. 2 ст. 42 УК).

Рассматриваемая проблема приобретает определенную специфику в условиях деятельности вооруженных сил. По сравнению с гражданскими лицами у военных степень повиновения всегда была более высокой. В армии действует принцип: «Приказ начальника — закон для подчиненных». Однако УК РФ уравнял ответственность военных и гражданских лиц за исполнение заведомо незаконного приказа. И хотя ст. 332 УК устанавливает для военнослужащих ответственность за неисполнение подчиненным приказа начальника, это к преступным приказам не относится.

Уголовный кодекс РФ Статья 42. Исполнение приказа или распоряжения

Статья 42 УК РФ:

1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение.

2. Лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.

Комментарий к статье 42 УК РФ:

1. Длительное время вопрос об уголовно-правовом значении исполнения приказа был предметом научных дискуссий. В судебной практике оценка действий по причинению вреда при исполнении приказа также вызывала разночтения. С одной стороны, утверждалось, что данное обстоятельство исключает преступность деяния, но в том случае, если приказ является законным. С другой стороны, что исполнение незаконного приказа не входит в предмет уголовно-правового регулирования, а определяется нормами других отраслей права. По нашему мнению, понятия приказа и распоряжения тождественны.

2. Приказ — это властное указание о выполнении или невыполнении каких-либо действий, изданное в надлежащей форме, в пределах компетенции должностного лица и имеющее обязательную силу. Приказ руководителя, начальника обязателен для всех лиц, находящихся в его подчинении. Жизнь требует в некоторых сферах деятельности и в ряде случаев строить отношения между людьми на основе подчиненности, чтобы не допустить хаоса и нарушений закона. Такие вопросы, как подбор и расстановка кадров, осуществление государственного управления, не могут решаться иначе как посредством отдачи приказов и распоряжений. Есть сферы, где основой деятельности является единоначалие, что предполагает обязательность приказов и распоряжений начальника и ответственность за их неисполнение (военнослужащие, сотрудники МВД, ФСБ и др.). Приказ может быть устным и письменным, а в некоторых случаях только письменным. Приказ объявляется подчиненному как лично руководителем, начальником, так и через других лиц (помощников, заместителей), и является обязательным не в силу устного договора между начальником и подчиненным, а в силу законов и иных нормативных актов. Теория и практика выработали условия правомерности исполнения приказа или распоряжения, относящиеся к его изданию и исполнению.

3. Условия правомерности приказа или распоряжения таковы:
1) приказ (или распоряжение) должен быть отдан должностным лицом в пределах своей компетенции. Если обязательность приказа существует только субъективно, т.е. лицо полагает, что выполняет приказ компетентного начальника, но последний никаких прав на издание такового не имеет, то ссылка на обязательность приказа не может иметь никакого юридического значения.
Пределы компетенции — это объем прав и обязанностей должностного лица, вытекающих из нормативных актов, положений, инструкций, принятых в соответствии с действующим законодательством;
2) приказ должен быть издан в надлежащей форме, которую в каждом случае определяют нормативные документы. Важно, чтобы приказ был отдан компетентным лицом, относился бы к служебным обязанностям исполнителя;
3) приказ не должен быть заведомо незаконным, а тем более преступным. Заведомый характер приказа означает, что должностное лицо заранее сознает несоответствие своего распоряжения правовым предписаниям, но, несмотря на это, издает приказ и требует его исполнения. Преступный приказ означает, что в результате его исполнения может быть причинен вред интересам, охраняемым уголовным законом. Вред причиняется при этом не в связи с необходимостью выполнить государственные или служебные задачи, а ради собственной карьеры, вопреки интересам службы, часто из корыстных или иных низменных побуждений.

4. Лицо, не осознававшее незаконность приказа, не несет ответственности за вред, причиненный при его выполнении. Ответственность за причинение вреда несет лицо, отдавшее незаконный приказ или распоряжение.
При исполнении заведомо незаконного либо преступного приказа ответственность и для исполнителя, и для начальника наступает на общих основаниях. Например, Ю., являясь старшим группы по выявлению экономических преступлений на потребительском рынке, получил указание от своего непосредственного руководителя В. — начальника отделения по борьбе с экономическими преступлениями УВД — склонить лиц, занимающихся изготовлением фальсифицированной водки, к даче взятки на сумму не менее 5 тыс. рублей, а полученные деньги передать ему. Обнаружив у М. фальсифицированную водку, Ю. получил от него 5 тыс. рублей, после чего дал указание не оформлять документально факт выявления незаконно изготовленной водки. Судом первой инстанции Ю. был оправдан по п. «а» ч. 4 ст. 290 УК за отсутствием в его действиях состава преступления в связи с тем, что он получил деньги по указанию своего начальника В. Судебная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по кассационному протесту, отменила оправдательный приговор в отношении Ю. и направила дело на новое судебное рассмотрение, указав, что в соответствии с ч. 2 ст. 42 УК лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконного приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях.
Кроме того, если должностное лицо, отдавая преступный приказ, действует из корыстных или иных личных побуждений, оно несет ответственность по совокупности и за должностное преступление. И что более важно — действия начальника и подчиненного, которые осознают преступный характер приказа, следует расценивать как соучастие в совершении умышленного преступления.

5. Условия правомерности, относящиеся к действиям исполнителя приказа или распоряжения, следующие:
1) вопрос об ответственности рассматривается лишь тогда, когда исполнитель, выполняя приказ, причинил вред охраняемым интересам. Размер причиненного вреда не имеет значения для оценки действий;
2) исполнитель не должен выходить за рамки действий, определенных приказом, и допускать так называемого эксцесса исполнителя приказа;
3) лицо, выполняющее заведомо незаконный приказ или распоряжение, будет нести ответственность только за умышленное причинение вреда. При совершении неосторожного преступления в результате исполнения такого приказа ответственность несет начальник;
4) лицо, отказавшееся исполнять заведомо незаконный (в некоторых случаях и преступный) приказ, не подлежит уголовной ответственности. Это, пожалуй, одна из главных идей, которую обозначил законодатель в ст. 42 УК. Неисполнение предполагает полный и окончательный отказ. Подчиненный должен осознавать, что он отказывается исполнять действительно заведомо незаконный приказ. Если такой приказ выполняется под принуждением, то вопрос необходимо решать по правилам, закрепленным в ст. ст. 39 и 40 УК.
Неисполнение преступного приказа позволяет говорить не о нарушении порядка подчиненности, а о сознательном отказе фактически совершить преступление. Вместе с тем существует определенная специфика в вопросе ответственности за неисполнение приказа военнослужащими и сотрудником ОВД. Такое поведение подчиненного в определенных случаях влечет уголовную ответственность в соответствии со ст. ст. 286.1 и 332 УК. Это преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений. Нормы Дисциплинарного устава Вооруженных Сил определяют главную заповедь военнослужащего: «Приказ начальника — закон для подчиненного». Но устав не охватывает исполнение заведомо незаконного, а тем более преступного приказа. Положения ст. ст. 286.1 и 332 УК распространяются лишь на случаи, когда приказ законен и по сути, и по форме. Для военнослужащего должно быть очевидным не только то, что приказ связан с нарушением присяги, воинского долга, но и то, что его выполнение будет главной причиной причинения вреда охраняемым интересам.

6. Вместе с тем совершение преступления при нарушении условий правомерности исполнения приказа или распоряжения, которое причиняет вред общественным отношениям, признается обстоятельством, смягчающим наказание.

Административная ответственность
Судебная власть
Мировое соглашение
Преступление

Назад | | Вверх

ИСПОЛНЕНИЕ ПРИКАЗА ИЛИ РАСПОРЯЖЕНИЯ

Лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.

Экономика и право: словарь-справочник. — М.: Вуз и школа . Л. П. Кураков, В. Л. Кураков, А. Л. Кураков . 2004 .

Смотреть что такое «ИСПОЛНЕНИЕ ПРИКАЗА ИЛИ РАСПОРЯЖЕНИЯ» в других словарях:

Исполнение приказа или распоряжения — Исполнение приказа или распоряжения одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния в уголовном праве. Лицо, осуществлявшее общественно опасные действия в рамках исполнения обязательных для него приказа или распоряжения, может быть… … Википедия

ИСПОЛНЕНИЕ ПРИКАЗА ИЛИ РАСПОРЯЖЕНИЯ — по уголовному праву (ст. 42 УК РФ) одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или… … Юридический словарь

Исполнение приказа или распоряжения — (англ. execution of order or instruction) в уголовном праве РФ обстоятельство, исключающее преступность деяния. В соответствии со ст. 42 УК РФ* не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим… … Энциклопедия права

ИСПОЛНЕНИЕ ПРИКАЗА ИЛИ РАСПОРЯЖЕНИЯ — в соответствии с российским уголовным правом (ст. 42 УК РФ) одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных… … Юридическая энциклопедия

исполнение приказа или распоряжения — по уголовному праву (ст. 42 УК РФ) одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или… … Большой юридический словарь

ИСПОЛНЕНИЕ ПРИКАЗА ИЛИ РАСПОРЯЖЕНИЯ — одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния. Впервые включено в УК. Согласно ст. 42 УК не является преступлением причинение вреда лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Под приказом следует… … Энциклопедия юриста

Исполнение приказа или распоряжения — (обстоятельство, исключающее преступность деяния, предусмотренное ст. 42 УК) причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнении обязательного для него приказа или распоряжения. В статье 42 УК названы… … Словарь основных уголовно-процессуальных понятий и терминов

Исполнение приказа или распоряжения в уголовном праве — (ст. 42 УК РФ) одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния и, следовательно, уголовную ответственность в случаях когда: приказ или распоряжение были отданы надлежащим командиром (начальником); в предусмотренной законом или иным… … Большой юридический словарь

ПРИКАЗА ИЛИ РАСПОРЯЖЕНИЯ ИСПОЛНЕНИЕ — ИСПОЛНЕНИЕ ПРИКАЗА ИЛИ РАСПОРЯЖЕНИЯ … Юридическая энциклопедия

ПРИКАЗА ИЛИ РАСПОРЯЖЕНИЯ ИСПОЛНЕНИЕ — (см. ИСПОЛНЕНИЕ ПРИКАЗА ИЛИ РАСПОРЯЖЕНИЯ) … Энциклопедический словарь экономики и права

Исполнение приказа

Финансовый словарь Финам .

Смотреть что такое «Исполнение приказа» в других словарях:

Исполнение приказа — (сделки) Процесс исполнения приказа на покупку или продажу ценных бумаг. По совершении сделки выходит отчет, подтверждающий факт сделки. Расчеты (платеж и передача прав собственности) совершаются в США в течение 1 (для фондов взаимных инвестиций) … Инвестиционный словарь

Исполнение приказа или распоряжения — Исполнение приказа или распоряжения одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния в уголовном праве. Лицо, осуществлявшее общественно опасные действия в рамках исполнения обязательных для него приказа или распоряжения, может быть… … Википедия

ИСПОЛНЕНИЕ ПРИКАЗА ИЛИ РАСПОРЯЖЕНИЯ — по уголовному праву (ст. 42 УК РФ) одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или… … Юридический словарь

Исполнение приказа или распоряжения — (англ. execution of order or instruction) в уголовном праве РФ обстоятельство, исключающее преступность деяния. В соответствии со ст. 42 УК РФ* не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим… … Энциклопедия права

ИСПОЛНЕНИЕ ПРИКАЗА ИЛИ РАСПОРЯЖЕНИЯ — в соответствии с российским уголовным правом (ст. 42 УК РФ) одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных… … Юридическая энциклопедия

исполнение приказа или распоряжения — по уголовному праву (ст. 42 УК РФ) одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или… … Большой юридический словарь

ИСПОЛНЕНИЕ ПРИКАЗА (РАСПОРЯЖЕНИЯ — признано обстоятельством, исключающим преступность деяния, в УК РФ 1996 г. (ст. 42). В соответствии с ч. 1 ст. 42 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение… … Словарь-справочник уголовного права

ИСПОЛНЕНИЕ ПРИКАЗА ИЛИ РАСПОРЯЖЕНИЯ — в соответствии с российским уголовным правом (ст. 42 УК РФ) одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных… … Энциклопедический словарь экономики и права

ИСПОЛНЕНИЕ ПРИКАЗА ИЛИ РАСПОРЯЖЕНИЯ — одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния. Впервые включено в УК. Согласно ст. 42 УК не является преступлением причинение вреда лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Под приказом следует… … Энциклопедия юриста

ИСПОЛНЕНИЕ ПРИКАЗА НАЧАЛЬНИКА — – в уголовном праве обстоятельство, в ряде случаев исключающее ответственность за совершение деяний, предусмотренных уголовным законодательством. Беспрекословное повиновение подчинённых воле начальника – важнейшее условие нормальной деятельности… … Советский юридический словарь

Приказ в уголовном праве это

В уголовно-правовой науке уже давно дискутировался вопрос о необходимости выделения в качестве самостоятельного и законодательного закрепления как обстоятельства исключающего преступность деяния — исполнение приказа или распоряжения. И только в Уголовном кодексе появилась новая для российского уголовного права норма, устраняющая преступность при этих обстоятельствах.

По своей конструкции статья 42 описывает, по сути, два различных правомерных поступка, совершение которых не является преступлением и два различных деяния (без определения санкций) за совершение которых конкретное то или иное лицо привлекается к уголовной ответственности.

Часть 1 ст. 42 УК РФ определяет, что не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом. Действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение.

Рассматривая далее это положение ст. 42 УК РФ, необходимо подчеркнуть то особое значение, которое приобретает эта норма применительно к правоохранительным органам. Здесь имеет место принцип единоначалия через право командира (начальника) отдавать приказ и обязанность подчиненного беспрекословно повиноваться и совершенно не случайно, что именно неисполнение приказа есть одно из опасных посягательств на установленный в ВС РФ порядок подчиненности (ст. 332 УК РФ),

Вот именно такая безусловность беспрекословного повиновения, обязательность исполнения приказа и определяет правовое (юридическое) основание для освобождения от уголовной ответственности.

Рассматривая фактическое основание исполнения приказа (распоряжения) как обстоятельству исключающе преступность деяния, следует отметить, что лицо, действующее во исполнение обязательных для него приказа (распоряжения) причиняет вред охраняемым уголовным законом интересам. Более того, причинение такого вреда является результатом именно действий исполнителя приказа (распоряжения). Причем такой вред может быть как результат, на достижение которого командир (начальник) отдавали приказ (распоряжение^, так и вред — как побочный результат основного действия- исполнения приказа (распоряжения). В втором случае, для оценки всех обстоятельств^ необходимо четкое уяснение необходимости и неизбежности причинения «попутно» вреда охраняемым интересам, оценка всей совокупности фактов, характеризующих обстановку происшедшего.

Субъектом исполнения приказа (распоряжения) является любое лицо, в обязанности которого входит беспрекословное исполнение приказа (распоряжения). Для определения полного круга субъектов следует выделить группу лиц, проходящих службу в различных министерствах , ведомствах и организациях, в соответствии с законами «Об обороне» и «О милиции». В группу этих субъектов входят:

• военнослужащие Вооруженных Сил;

• военнослужащие Пограничной Службы;

• военнослужащие Железнодорожных войск;

• военнослужащие войск Гражданской обороны;

• военнослужащие войск ФАПСИ^.

Кроме того к ним относятся: — органы внешней разведки;

— Главное Управление охраны РФ;

— подразделения МВД РФ;

— военизированные учебные заведения. Обязательный порядок исполнения приказа (распоряжения) предусмотрен для граждан, пребывающих в запасе и призванных на военные сборы, для военных стратегий военно-строительных отрядов. Расширяя сферу действия статьи 42 УК РФ по субъектному составу, к субъектам исполнения приказа (распоряжения) следует отнести, по всей видимости, лиц, находящихся на службе, которая предусматривает иерархическое построение административной вертикали с обязательным подчинением нижестоящих звеньев распоряжениям вышестоящих. Важным характерным признаком такого подчинения и обязательности исполнения решений является ответственность субъекта за неисполнение приказа (распоряжения).

Объектом исполнения приказа (распоряжения) служит то благо, которому субъект причиняет вред во исполнение обязательного для него приказа (распоряжения). В этом смысле понятие объекта довольно широко и может охватить всевозможные сферы общественных отношений. В УК РФ под этими благами подразумеваются охраняемые уголовным законом интересы. То есть определен четкий критерий — охраняемость законом и не определены конкретные составляющие этих интересов. По всей видимости, весь спектр общественных отношений, на изменение которых направлен приказ (распоряжение) или в результате исполнения происходит это изменение, но оно является вторичным, производным по сравнению с главной целью приказа, и составляет весь спектр объектов исполнения приказа (распоряжения). Применительно к пониманию «охраняемых уголовным законом», то это такие интересы, посягательство на которые составляет содержание глав Особенной части уголовного закона.

Характеризуя исполнение приказа (распоряжения) с объективной стороны, необходимо остановиться на нескольких существенных моментах. Во-первых, исполняя приказ (распоряжение) субъект должен совершать действе, подпадающее под признаки одного из деянии, предусмотренных Особенной частью УК. Во-вторых, для определения исполнения приказа как обстоятельства, исключающего преступление, необходимо наличие причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам. И, в-третьих, важнейшее значение приобретает наличие причинной связи между исполнением приказа (распоряжения) и фактом причинения вреда. Это значение обусловлено тем, что взаимосвязь действия и вреда предусмотрена непосредственно в формулировке части 1 ст. 42 УК РФ: . причинение вреда. лицом, действующим во исполнение . приказа. ».

Для полного осмысления понятия «исполнения приказа (распоряжения)», следует рассмотреть субъективную сторону этого действия. И первоначальным моментом в понимании субъектом происходящего, является четкое осознание обязательности исполнения распоряжения (приказа) начальника (командира). Такое осознание не зависит от желания и воли субъекта, и определяется его статусом подчиненного.

Следующим спорным моментом в характеристике субъективной стороны является разрешение вопроса о юридическом статусе приказа.

По мнению профессора А.А. Наумова, изложенному в комментарии к ст. 42 УК РФ, обязательным условием применения этой нормы является соответствие приказа (распоряжения) закону (т.е. наличия так называемого «законного» приказа). Комментатор определяет два необходимых условия правомерности деяния: 1. Приказ (распоряжение) является для подчиненного обязательным, если он отдан в установленном порядке и с соблюдением надлежащей формы. 2. Приказ (распоряжение) должен быть законным (как по форме, так и по существу). ^-^

Такая постановка вопроса, по моему мнению .является ошибочной, поскольку автор исходит из соображений идеальной ситуации, когда любое должностное лицо соответствующим должным образом исполняет свои обязанности, определяющие порядок принятия решения и формы обличения его в приказ (распоряжение) для последующего исполнения. Естественно полагать, что реальные ситуации далеко не всегда укладываются в установленную схему. Более того, существование всевозможных отклонений (как по форме, так и по существу, целесообразности и способам исполнения) и вызвало необходимость законодательного закрепления правомерности исполнения приказа.

Наиболее показательными, для понимания ошибочности точки зрения А.В.Наумова, являются распространенные случаи исполнения приказа (распоряжения), которые по своей сути не должны и не могут вызывать сомнения у исполнителя по поводу его незаконности. Тем более, что в самой норме предусмотрено и подразумевается такое стечение обстоятельств, когда за исполнение неочевидно незаконного приказа (распоряжения) исполнитель не несет ответственности, а уголовное преследование осуществляется за вредные последствия в отношении лица, отдавшего такой приказ (распоряжение). А часть 2 статьи 42 УК РФ, по всей видимости, раскрывает понятие «очевидности» через понятие «заведомости» незаконного приказа для исполнителя. И, следовательно, будет правильным провести разграничения и рассматривать не условия законности приказа (распоряжения), а условия его незаконности. Причем, что не менее важно, незаконный приказ (распоряжение) следует рассматривать через призму его заведомой для исполнителя незаконности (часть 2 ст. 42 УК РФ).

В общем, для детального анализа этой и ей подобных проблем можно провести (и в этом есть необходимость) самостоятельное исследование. В рамках настоящей работы считаю достаточным просто обозначить эти вопросы.

Подводя итог изложенному в этой главе, следует остановиться на наиболее важных и характерных особенностях исполнения приказа (распоряжения) как обстоятельства исключающего преступность деяния.

Правовым основанием исполнения приказа (и одновременно объектом, на защиту которого направлено действие этой нормы) является обязательная беспрекословная исполнительность для субъекта приказов (распоряжений) соответствующего начальника.

Причинение вреда вследствие исполнения приказа (распоряжения) исполнителем служит фактическим основанием.

Круг субъектов данного правомерного поступка определяется критерием обязательности исполнения (и наоборот — соответствующей ответственности за неисполнение) приказа (распоряжения).

Предметом исполнения приказа является то благо, которому исполнение причиняет вред. Существенным, в данном случае, является признак охраняемости законом того или иного интереса.

Объективная сторона исполнения приказа характеризуется совершением поступка, подпадающего под признаки той или иной статьи УК (особенной части), причинение вследствие этого вреда, охраняемым законом интересам, и, наконец, наличие непосредственной связи между исполнением приказа (как действием) и наступившими вредными последствиями.

В заключении считаю необходимым отметить, что в теоретическом плане существует ряд наработок по интересующей меня проблеме, однако необходимость применения этой нормы на практике вызовет определенные трудности в связи с неочевидностью формулировок, разным пониманием основополагающих понятий и терминов. Вся совокупность будущих практических ошибок, представляется, послужит хорошей базой для анализа и выработки конкретных практических советов при принятии решений работниками военной прокуратуры.

Статья 41. Исполнение приказа или распоряжения

1. Действие или бездействие лица, причинившего вред

правоохраняемым интересам, признается правомерным,

если оно было совершено с целью исполнения законного

приказа или распоряжения.

2. Приказ или распоряжение признаются законными, если они отданы соответствующим лицом в надлежащем порядке и в пределах его полномочий и по содержанию не противоречат действующему законодательству и не связаны с нарушением конституционных прав

и свобод человека и гражданина.

4. Лицо, исполнившее явно преступный приказ или

распоряжение, за деяния, совершенные с целью исполнения такого приказа или распоряжения, подлежит уголовной ответственности на общих основаниях.

5. Если лицо не осознавало и не могло осознавать

преступного характера приказа или распоряжения, то за

деяние, совершенное с целью исполнения такого приказа

или распоряжения, ответственности подлежит только лицо, отдавшее преступный приказ или распоряжение.

1. Вопросы, связанные с оценкой правомерности причинения вреда охраняемым интересам при исполнении

подчиненным приказа или распоряжения начальника довольно часто возникают на практике. Это и повлекло его

законодательное закрепление. Положения статьи 41 распространяются как на сферу государственной службы (военнослужащие, сотрудники ОВД, Службы безопасности, органов государственной охраны, таможенной службы и др.

категорий государственных служащих), так и на предприятия, учреждения, организации, независимо от их организационно-правовой формы и формы собственности. Так

же обязательными для любого гражданина являются приказ или распоряжение представителя власти, отданные в

пределах его компетенции.

2. По общему правилу, установленному ч. 1 ст. 41, действия (бездействия), причинившие вред правоохраняемым

интересам в целях исполнения законного приказа или

распоряжения, не являются преступлением.

3. Под приказом или распоряжением понимается обязательное для исполнения требование, отданное соответствующим лицом в надлежащем порядке и в пределах

своих полномочий, а по содержанию не противоречащее

действующему законодательству и не связанное с нарушением конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Требование это может быть устным или письменным,

может быть передано подчиненному как непосредственно

начальником, так и через других лиц.

(например, письменной). Чаще всего незаконность приказа или распоряжения определяется его содержанием, противоречащим требованиям действующих законов и иных

Отдавая незаконный приказ (распоряжение), начальник может действовать умышленно, вопреки интересам

службы, из корыстной или иной личной заинтересованности. В подобных случаях он должен быть привлечен к

ответственности не только за последствия исполнения такого приказа или распоряжения, но и к ответственности

за злоупотребление властью или служебным положением (ст. 364 УК).

Преступность приказа или распоряжения означает их

несоответствие требованиям действующего законодательства. Чаще всего эти действия (бездействия) связаны с нарушением прав и свобод человека и гражданина, гарантированных Конституцией.

5. Необходимо выделить два условия правомерности

действий (бездействия) лица, исполняющего приказ или

распоряжение. Первое условие — лицо исполняет приказ

или распоряжение, которое соответствует требованиям закона. Незаконный приказ исполнению не подлежит. Лицо,

отказавшееся исполнить явно незаконный приказ или распоряжение, ответственности не подлежит (ч.3 ст. 41 УК).

Второе условие правомерности действий (бездействия) — это отсутствие у данного лица осознания его незаконности. Если исполнитель приказа (распоряжения) заведомо знал о его преступном характере, он подлежит уголовной ответственности на общих основаниях (ч. 4 ст. 41

УК). В данном случае будет иметь место соучастие в преступлении с распределением функций (см. комментарий

к ст. 27 УК). Причем начальник выступает в качестве

организатора (ч. 3 ст. 27 У К), а подчиненный — в качестве исполнителя (ч. 2 ст. 27 УК). Тот факт, что подчиненный является зависимым от начальника, может быть учтен судом при назначении наказания как обстоятельство,

смягчающее ответственность (п. 6 ч. 1 ст. 66 УК).

§ 7. Исполнение приказа или распоряжения

§ 7. Исполнение приказа или распоряжения

К числу обстоятельств, исключающих преступность деяния, впервые в истории отечественного уголовного права отнесено исполнение приказа или распоряжения[563]. Согласно ч. 1 ст. 42 УК РФ не является преступлением причинение вреда правоохраняемым интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение.

Уголовно-правовые принципы регулирования причинения вреда вследствие исполнения приказа были сформулированы в международном уголовном праве в связи с учреждением и функционированием Международного военного трибунала в Нюрнберге, созданного после окончания Второй мировой войны. Нацистские военные преступники, будучи привлеченными к ответственности, ссылались на то, что они были простым орудием незаконных приказов своих руководителей. Вопрос об ответственности исполнителей преступных приказов был предметом специального рассмотрения трибунала, в Уставе которого сказано: «Тот факт, что подсудимый действовал по распоряжению правительства или по приказу начальника, не освобождает его от ответственности, но может рассматриваться как довод для смягчения наказания, если Трибунал признает, что этого требуют интересы правосудия»[564].

По такому пути и пошло уголовное законодательство как ряда зарубежных стран, так и российское. Вопрос об исполнении приказа как обстоятельстве, исключающем уголовную ответственность, неоднократно обсуждался в советской юридической литературе. Ученые пришли к выводу, что если приказ законный, а его исполнение обязательно, то ответственность за причиненный вред исключается. В случаях же выполнения преступного приказа ответственности подлежат как начальник, отдавший такой приказ, так и его исполнитель. Вместе с тем высказывалось мнение, согласно которому исполнение приказа не может признаваться обстоятельством, исключающим опасность деяний, так как причинение вреда при этом не признается общественно полезным, что характерно для других обстоятельств (необходимая оборона, задержание преступника). Поэтому предлагалось причинение вреда при исполнении приказа рассматривать по правилам крайней необходимости либо с точки зрения субъективной стороны (отсутствие или наличие вины относительно преступного характера приказа)[565].

Дальнейшие разработки данной проблемы в доктрине уголовного права, а также изучение материалов практики привели к выводу о необходимости законодательного определения условий правомерности причинения вреда при исполнении приказа или распоряжения[566].

Причинение вреда правоохраняемым интересам при исполнении приказа (распоряжения) не влечет уголовной ответственности, если приказ является законным, т. е. отданным в установленном порядке лицу, обязанному его выполнить, в рамках компетенции, с соблюдением надлежащей формы. Приказы (распоряжения) являются законными, если они не противоречат действующим нормативным актам и носят обязательный характер, что обеспечивается возможностью наступления юридической ответственности (дисциплинарной, административной, уголовной) в случаях их невыполнения.

Обязательность приказа (распоряжения) определяется в отношении военнослужащих федеральными законами «О воинской обязанности и военной службе», «О статусе военнослужащих» и другими законами и уставами; в отношении государственных служащих — Федеральным законом «Об основах государственной службы Российской Федерации»; в отношении работников различных предприятий — трудовым законодательством, правилами внутреннего распорядка и пр.; в отношении любых граждан — такими, например, нормативными актами, как Закон РФ «О милиции», Правилами дорожного движения, иными законодательными актами, регулирующими, в частности, деятельность представителей власти, и пр.

В литературе предлагалось выделить две группы критериев правомерности причинения вреда при исполнении обязательных приказов и распоряжений. Это критерии, относящиеся к приказу или распоряжению и относящиеся к исполнению приказа.

К первой группе предлагается отнести: а) обязательность приказа (распоряжения) и б) отсутствие заведомо незаконного для исполнителя характера приказа или распоряжения.

Ко второй группе — а) относимость действий (бездействия) именно к исполнению приказа или распоряжения и б) отсутствие в действиях (бездействии) исполнителя признаков умышленного преступления[567].

Представляется, что изложенные условия правомерности позволяют провести четкую границу между повлекшим причинение вреда правоохраняемым интересам исполнением приказа (распоряжения) как обстоятельством, исключающим преступность деяния, и исполнением приказа (распоряжения), влекущим уголовную ответственность.

О понятии признака обязательности приказа (распоряжения) уже было сказано. Однако даже в случае, когда приказ (распоряжение) был отдан компетентным лицом с соблюдением предписанной законом формы, его исполнение не исключает ответственности, если очевиден его незаконный или даже преступный характер.

В соответствии с ч. 2 ст. 42 УК РФ лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.

В случаях исполнения преступного приказа (распоряжения) к ответственности за вред, причиненный правоохраняемым интересам, должны быть привлечены как исполнитель приказа (распоряжения), так и лицо, отдавшее его. При этом лицо, отдавшее преступный приказ (распоряжение), является организатором преступления, совершенного исполнителем, естественно, при наличии умышленной вины. При этом незаконность приказа (распоряжения) должны осознавать они оба. Об этом свидетельствует указание законодателя на признак заведомости. Совершение в результате исполнения незаконного приказа (распоряжения) неосторожного преступления уголовной ответственности не влечет.

В УК РФ в гл. 33 «Преступления против военной службы» предусмотрена ответственность за «неисполнение подчиненным приказа начальника, отданного в установленном порядке, причинившее существенный вред интересам службы» (ст. 332). Учитывая ст. 9 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил РФ, согласно которой «право командира (начальника) отдавать приказ и обязанность подчиненного беспрекословно повиноваться являются основными принципами единоначалия», ответственность за заведомо незаконный приказ несет отдавшее его лицо. Требования ст. 42 УК полностью распространяются и на военнослужащих. Поэтому неисполнение ими заведомо незаконного приказа (распоряжения) исключает уголовную ответственность.

До принятия действующего УК в теории уголовного права обсуждался вопрос относительно различной степени обязательности исполнения приказов (распоряжений) военнослужащих и гражданских лиц. Это нашло отражение в Теоретической модели Уголовного кодекса, в ч. 1 ст. 55 которого говорится: «Не является преступлением причинение общественно вредных последствий лицом, действующим во исполнение обязательного для него приказа или распоряжения за исключением явно незаконного либо преступного приказа (распоряжения)». В ч. 2 этой же статьи устанавливается, что «Ответственность военнослужащих за общественно опасные действия наступает с учетом положений Дисциплинарного устава Вооруженных Сил СССР»[568].

Новый УК обоснованно и справедливо установил одинаковые критерии правомерности исполнения приказа (распоряжения) для военных и гражданских лиц, исходя из конституционного принципа равенства всех граждан перед законом.

В тех же случаях, когда подчиненный принуждается к выполнению преступного приказа, например, под угрозой оружия, причинение вреда рассматривается по правилам крайней необходимости, т. е. вред, причиненный в результате исполнения преступного приказа, должен быть меньше предотвращенного угрожаемого вреда. В любом случае выполнения преступного приказа (распоряжения) соблюдение условий крайней необходимости освобождает исполнителя от ответственности за вред, причиненный в результате исполнения такого приказа или распоряжения. «По правилам доктринального толкования положения комментируемой статьи имеют высшую силу по сравнению с требованиями уставов, так как:

а) Уголовный кодекс является федеральным законом;

б) он принят позже, чем уставы, содержащие безоговорочное требование выполнения приказа (распоряжения)»[569].

Причинение вреда правоохраняемым интересам в результате исполнения незаконного приказа (распоряжения) при отсутствии условий правомерности рассматривается законодателем как обстоятельство, смягчающее наказание (п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

В уголовно-правовой литературе делается попытка подвести под признаки исполнения приказа или распоряжения исполнение профессиональных обязанностей. Однако сами же авторы отмечают, что «условия правомерности исполнения профессиональных обязанностей и исполнения приказа либо иного распоряжения начальника различны»[570].

Приведенные же примеры (хирург вскрывает грудную клетку больного для оказания ему помощи, милиционер задерживает преступника, причиняя вред его здоровью, военнослужащий убивает противника в боевой операции, часовой применяет оружие против нападающего на пост) свидетельствуют о наличии не обстоятельств, регламентированных ст. 42 УК, а иных обстоятельств, исключающих преступность деяния, таких, как необходимая оборона, задержание преступника, обоснованный риск и др. К тому же характеристика исполнения профессиональных обязанностей как обстоятельства, предусмотренного ст. 42 УК, представляет собой распространительное (расширительное) толкование закона. Выделение этого обстоятельства в качестве самостоятельного не основано на законе.

Об исполнении приказа как обстоятельстве, освобождающем от ответственности, говорилось в Уложении 1845 г.: «…не почитается преступным деяние, учиненное во исполнение закона или приказа по службе, данного подлежащей властью в пределах ее ведомства, с соблюдением установленных на то правил и не предписывающего деяния явно преступного». При этом, «…если исполнение заведомо незаконного приказа ни в коем случае не может уничтожить преступности деяния, то оно может вызвать снисхождение к совершившему, так как такой приказ часто может близко соприкасаться с психическим принуждением»[571]. Отдельно от исполнения приказа рассматривалось дозволение власти на совершение преступного деяния. Этот вопрос решался следующим образом: если дозволение было дано лицом, имевшим на то право в пределах его компетенции, то ответственность получившего дозволение исключалась. В противном случае ссылка на дозволение значения не имела.

Статьи об освобождении от уголовной ответственности за общественно опасное деяние, совершенное во исполнение законного приказа, имеются и в УК зарубежных стран.

Такая статья имеется, например, в УК ряда стран СНГ — Казахстана, Белоруссии, Узбекистана. В ч. 3 ст. 39 УК Кыргызстана, например, содержится следующее уточняющее положение: «Ответственность наступает лишь в том случае, если факт совершения им деяния содержит состав иного преступления».

Достаточно четкая формулировка рассматриваемого обстоятельства содержится в УК Франции: «Не несет уголовной ответственности лицо, совершившее действие по приказу законной власти, за исключением случаев, когда такое действие является явно незаконным» (ч. 2 ст. 122-4). В данном случае законодатель устанавливает два критерия правомерности: 1) лицо должно действовать по приказу законного органа власти, т. е. того органа, чье функционирование соответствует требованиям закона, и 2) сам приказ должен быть законным, т. е. соответствовать действующему законодательству.

Так же решен этот вопрос и в УК Голландии:

«1. Лицо, которое совершает правонарушение, выполняя официальный приказ, отданный компетентными властями, не подлежит уголовной ответственности.

2. Незаконный официальный приказ не освобождает от уголовной ответственности, если только подчиненный добросовестно не предполагал законность этого приказа, и он выполнил его» (ст. 43).

Уголовный закон Латвии признает выполнение преступного приказа или распоряжения оправданным лишь в случаях, когда исполнитель не сознавал преступный характер приказа или распоряжения, и его преступный характер не был очевиден. Из этого положения Уголовного закона Латвии делается исключение в случаях совершения преступлений против человечества и мира, военных преступлений и геноцида (ст. 34). При совершении этих преступлений исполнение преступного приказа и распоряжения ни при каких условиях правомерным в Латвии не признается.

К основаниям, освобождающим от уголовном ответственности, УК Испании относит действия, совершенные во исполнение своего долга или законного осуществления своего права, профессиональных или должностных обязанностей (п. 7 ст. 21). Очевидно, что под действие данной нормы подпадает и исполнение приказа.

  Исковое заявление о взыскании страхового возмещения по договору страхования