Команда адвокатов жарова

Команда адвоката Жарова

Мы не разбрасываемся по пустякам — мы занимаемся главным. Ведь дети в нашей жизни, конечно, главные.

Ведь если не они — зачем это всё вообще? Зачем зарабатывать деньги, стараться предусмотреть для своей семьи всё самое лучшее, если в будущем — тишина? Наша главная задача, чтобы были счастливы дети. Разумеется, это невозможно, если их родители несчастны. Поэтому команда адвоката Жарова прилагает все усилия для того, чтобы каждый родитель смог дать ребенку самое лучшее: свою любовь и заботу.

Всё, что касается правовых вопросов существования семьи, на разных этапах жизненного пути, все «детские» вопросы юриспруденции, защита прав ребенка, попавшего в трудную жизненную ситуацию, а также вопросы опеки, усыновления, иные вопросы, вытекающие из родственных отношений — предмет профессиональной заботы Команды адвоката Жарова.

Единственная в России юридическая фирма, специализирующаяся на оказании юридической помощи в очень деликатные моменты жизни самым нашим близким людям, — Команда адвоката Жарова, — готова сделать для вас всё необходимое. Предусмотрев даже то, что пока заслонено более очевидными заботами. Со всей возможной тактичностью и тщательным хранением тайны. Особенным, надёжным, но очень щадящим образом.

Приём потенциальных доверителей только по предварительной договорённости. Буду рад принять вас в своем офисе в удобное время. Пожалуйста, позвоните по телефону (495) 227-01-21 и подберите день и час вашего визита. Наш офис находится в Тверском районе Москвы, в 500 метрах от станции метро «Чеховская», но если у вас нет возможности приехать — договоритесь о консультации адвоката по skype.

Команда адвоката Жарова

Антон Алексеевич Жаров — адвокат, специалист в области семейного и ювенального («детского») права.

До создания Команды адвоката Жарова состоял в старейшей российской коллегии адвокатов, где также специализировался на семейном праве и защите прав несовершеннолетних.

Автор и соавтор более 10 научных работ по вопросам семейного права, опеки и попечительства, вопросам устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Преподает в качестве приглашенного преподавателя в Университете Российской академии образования, РЭУ им. Г.В. Плеханова и других учебных организациях.

Научный директор «Института семейных просветительских и правовых программ», автор программы юридического блока и преподаватель Школы приемных родителей, проводимой ИСППП.

В 2007-2010 годах — эксперт рабочих групп по подготовке законодательства комитетов Государственной Думы Российской Федерации. Эксперт Временной комиссии Совета Федерации по международному гуманитарному и техническому сотрудничеству. Работает в экспертных и рабочих группах министерств и ведомств РФ при создании законодательства о защите прав детей, опеке, семейного законодательства. Участвовал в разработке Федерального закона «Об опеке и попечительстве», ряда других законов, подзаконных актов Правительства РФ, документов Министерства образования и науки, а также регионального законодательства.

Используя свой опыт юридической помощи, в 2013 году А. Жаров создал единственную в Российской Федерации юридическую фирму, специализирующуюся на защите прав родителей и детей, которая уже 5 лет предоставляет своим доверителям не только юридическую, но и любую другую помощь, связанную с защитой семьи.

Член адвокатской палаты города Москвы (рег. номер 77/9327).

Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному и детскому (ювенальному) праву собирал много лет

Category: Команда адвоката Жарова (page 1 of 8)

Международный элемент

Опять провёл выходные дни с книжками и тетрадками. В каком-то смысле, учиться надо всю жизнь, чем и занимаюсь. Время от времени.

Чаще всего время приходит тогда, когда доходят руки до ответа на письма с вопросами, щедро приходящие через сайт. Довольно часто ответы (для меня) не представляют трудности и заключаются в трёх предложениях. Но так бывает не всегда.

Особенно сложны вопросы, связанными с ситуациями, когда родители и дети находятся по разные стороны границы, то есть в деле присутствует так называемый «международный элемент».

Иван да Марья (она — гражданка РФ и Израиля, он — гражданин Франции и США) поженились в консульстве Франции в Камбодже, первый ребёнок родился в Саудовской Аравии и имеет только гражданство России, второй — в США, и имеет гражданство РФ, США и Франции… И вот теперь мама отвезла детей к бабушке в Израиль и приехала в Россию разводиться…. «Регбус, кроксворд», — как говорил Аркадий Райкин. Хотя не смешно совсем.

Разводиться в России (если как минимум один из супругов — россиянин) действительно быстрее и проще. И, как подсказывают коллеги из Европы и Америки, значительно дешевле.

А вот с вопросом возвращения детей, незаконно перемещенных в Россию пока большие сложности. Решения по Конвенции, даже в самых простых случаях, выносятся странные, и даже если предписывается возвращение ребёнка, исполнить это решение бывает непросто… Не говоря уже о сроках: требование Конвенции про рассмотрение дела за 6 недель не исполняется, по-моему, никогда.

В практике «Команды адвоката Жарова» дела с международным компонентом составляют около половины. С одной стороны, это даёт определённую уверенность, основанную на опыте, с другой — работа на иностранном языке, да ещё и каждый раз с новым законодательством — весьма трудозатратна. Устаёшь от бесконечной смеси французского с нижегородским (иногда буквально так и смешивается).

Недавно Команда выкроила два дня для участия в конференции, посвященной применению Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей. Вели её двое признанных российских специалистов по этой Конвенции — Ольга Александровна Хазова (Институт государства и права РАН) и Марина Львовна Шелютто (Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ). По окончании конференции в Команде адвоката Жарова не осталось юристов, не прошедших дополнительную подготовку по вопросам применения Конвенции 1980 года.

К сожалению, на конференцию (их проводят ежегодно) не пришли московские судьи. Из других судов (всего их 10 на всю Россию), которые рассматривают дела по этой Конвенции — были, а Тверской суд оказался слишком занятым для того, чтобы послушать учёных. А очень жаль, потому что статистика суда, рассматривающего дела по возврату детей с территории Центрального федерального округа, весьма печальна: сплошные отказы. Беда ещё и в том, что решения по таким делам не публикуются, и оценить, где такое решение было обосновано, а где — не вполне, довольно сложно. Тем не менее, если из 7 оконченных рассмотрением в этом году заявлений (анализ данных с сайта суда) о возврате детей — 7 отказов в возвращении. Что-то мне подсказывает, что дело не в том, что основания для возврата детей отсутствовали во всех этих семи случаях…

Но — вода камень точит. Во всяком случае, несколько лет назад не было вообще никакого инструмента борьбы с незаконным перемещением детей. А сейчас инструмент есть, и моя лично «вахта» — делать так, чтобы практика применения Конвенции в России сложилась правильно.

Во всяком случае, все дела о возврате детей в Россию, в которых участвовала наша команда, закончились возвратом детей в Россию. А вот обратно — пока что практически «система ниппель»: возвраты единичны.

Но мы продолжим борьбу. И поэтому следующие выходные, вполне возможно, я опять буду читать умные книжки, делать из них выписки и переводить (спасибо, Гугл) законодательство очередной экзотической страны.

Как устроена работа адвоката или «почему так дорого?»

Много раз задавали мне этот вопрос, и я терпеливо объяснял. Пришло время сделать это письменно.

Вообще, ценообразование (ну, хорошо — гонорарная политика) в адвокатуре — штука непубличная. Но тайный характер у вопроса о деньгах сложился давно, ещё в те советские времена, когда у адвоката был «потолок» дохода (300 рублей), выше которого он не имел права (строго говоря, по закону) заработать в месяц. Разумеется, сегодня верхний предел заработка адвоката ничем не ограничен, но тайна суммы гонорара, или ставки, всё-таки сохранилась, хотя уже, скорее, как защита клиента, доверителя, а не потому, что это действительно уж такая тайна. Спросите любого, кто пользовался правовой помощью того или иного адвоката — и вы получите представление о том, сколько это может стоить. Или клиент может не ответить на этот вопрос. Или соврать. Как ему, клиенту, будет угодно.

  Коллекторы русского стандарта что делать

Адвокат же на вопрос о гонораре «вообще», скорее всего, промолчит. А про то, во что это стало клиенту (не вам) — отвечать жёстко откажется. Адвокатская тайна.

Так сколько стоит работа адвоката и почему часто кажется, что «дорого»?

Есть общая ситуация на рынке юридической помощи и есть объективная реальность адвокатских расходов.

На рынке юридических услуг конкуренция, пожалуй, сравнима только с парикмахерскими или с конкуренцией между аптеками. В Москве — более десятка тысяч одних только адвокатов. А юристов (или тех, кто себя так рекламирует) — вообще не счесть. Буквально — на каждом углу. Как и парикмахерских. Как и аптечных пунктов.

И цены — разные. Кто-то публикует только стоимость консультации (бывает даже «бесплатно»), кто-то — якобы целиком прайс-лист (с аккуратными отметками перед ценой «от»: «от 30000 рублей», «от 10000 рублей»). И только парикмахерские и аптеки пишут реальную цену за каждую стрижку или банку с мазью.

Конечно, если речь идёт об упаковке салфеток или о том, чтобы просто помыть голову — вас устроит любая парикмахерская и любой аптечный лоток. Можно даже выбирать, где подешевле. Но как только вопрос встанет о чём-то более серьёзном (орфанном лекарстве или о том, чтобы покрасить волосы) — вы пойдёте в «проверенную» аптеку или к «своему» мастеру, в каком бы салоне он ни работал.

И тут ценообразование, график работы и прочее — имеют уже не такое большое значение, вы выбираете мастера себе на голову, и права на ошибку у вас нет. Три или пять тысяч вы за это заплатите — разница, может, и есть, но торговаться вы не будете. Напротив, ещё и рублей 300 в руку парикмахера положите как чаевые за блестящий цвет вашей головы.

Но парикмахер — дело ежемесячное, с юристами, услуги которых требуются некоторым людям раз в жизни — дело другое.

Выбирать юриста «по цене» — как парикмахера по такому же принципу. И результат — настолько же непредсказуем. Где-то в стране сказок и розовых пони существуют «толковые студенты», которые сейчас же, и, разумеется, за две копейки, а то и даром — за науку, за опыт — проведут мастерски ваше дело. Там же, рядом с радужными единорогами живут бесплатные (но, конечно, очень грамотные и полные) консультации юристов, рядом с ними дела в суде за 3000 рублей или те, за которые «заплачу после выигрыша»… И даже то, что некоторые люди единорогов видели — не значит, что они есть в реальном мире.

Разумеется, если адвокат является специалистом, понимает в своей отрасли лучше других, если он успешен в делах и в жизни — он будет востребован.

И, разумеется, ему придётся, как только занятость дойдёт до 24 часов в сутки, или «записывать на будущий год», или… повышать гонорар.

Я не знаю ни одного адвоката, в той или иной степени успешного, востребованного, грамотного, который бы работал за три копейки, «давал скидку» и т.п. Нет, никогда. Потому, что в сутках только 24 часа, а адвокат (ведь вы хотите, чтобы работал на вас лично он) — только один.

Поэтому, гонорар адвоката растёт и растёт — пока не достигается равновесие между занятостью и величиной гонорара.

Увы, выбор за вами: или вы приглашаете Сигизмунда Карловича за 30 тысяч в час — или нет. Сделать так, чтобы было «тоже самое, но за 3» — невозможно. Сигизмунд Карлович — один, выбирать не приходится.

Можно выбрать или другого адвоката, или, если вас волнует, что у вас будет на голове, ой, простите, в жизни, как-то изыскать эти деньги.

Но это не единственная причина, почему гонорар даже самого начинающего адвоката не может быть меньше примерно 5 тысяч в час. Это простая экономика. И, если у юриста ставка меньше — скорее всего происходит экономия на чём-то важном.

У адвоката должен быть офис. Некоторые обходятся без. Конечно, теоретически это возможно, но… Офис нужен адвокату как место хранения досье доверителей (просто так обыскать офис адвоката нельзя, а вот жильё, где некоторые коллеги хранят досье — можно, и запросто).

Офис нужен как место встречи с доверителями. Да что там, бросьте, можно и в кафе переговорить… Можно. Но кто вас так внимательно слушает из-за соседнего столика? Батюшки, так это подруга ответчика…

Офис нужен как место работы сотрудников адвоката.

И без сотрудников (помощников, стажёров, секретарей) адвокату сегодня никак. Ну, или если вести одно дело, например, тогда да. А так… Надо знакомиться с материалами дела, писать массу достаточно стандартных, но от этого не менее необходимых бумаг (ходатайств, заявлений…), сидеть в очереди, чтобы подать документы судебному приставу, готовить замечания на протокол судебного заседания… Да, масса всего. Если это будет делать сам адвокат — его производительностью труда будет низкой. Если не будет делать вовсе — низким окажется качество юридической помощи.

Например, находятся коллеги, которые читают дела, в том числе уголовные, «по диагонали», «только важное». Такой подход к работе тоже, наверное, возможен, но уж во всяком случае, адвокат должен читать дело не меньше, чем его читал следователь, потом прокурор, а потом судья. Иначе как он сможет аргументированно спорить с этими тремя? При этом вдумчивое прочтение страницы напечатанного текста — это три-четыре минуты. В томе — 250 страниц (пусть не все полностью запечатаны текстом), томов, положим, три… 750 страниц даже по минуте на каждую (а хочется ещё вернутся, перечитать, подумать, выписать…) — это уже 12 полных рабочих часов. Есть люди, которые ухитряются осилить тот же объём за час. Если ваш адвокат — не волшебник, то он так не умеет.

Так что без сотрудников, которые возьмут на себя значительный объём технической и простой юридической работы, никак нельзя.

И что в итоге. Сколько стоит офис, пара помощников (зарплата, налоги — не платить их адвокат не может, это какой-то нонсенс — людей защищать, и часто от государства, а самому — подставляться…), расходы на приличный кофе и хорошую бумагу, принтеры, уборщицу (и это не «копейки», кстати!), сколько на круг?

И всё это оплачивается адвокатом только из его гонорара. А ещё неплохо бы оставить себе и семье.

Поэтому я не верю юристам, объявляющим гонорар менее 5-6 тысяч в час. Либо вы получите неполноценную услугу, либо… всё равно придётся заплатить сравнимую сумму, но не сразу.

Маленькое замечание: речь идёт про Москву. За МКАДом, конечно, другие цены, другие расходы, другая востребованность и другие гонорары. Но я — про Москву.

И, конечно, надо сказать про действительно бесплатную юридическую помощь.

Она есть. В двух видах.

Во-первых, это юридическая помощь, оказываемая адвокатами, за которую платит государство. Прежде всего, это защита по уголовным делам тех, кто не в состоянии оплатить свою защиту сам. Конечно, хочется пошутить про «здравствуйте, бесплатный доктор — здравствуйте, неизлечимо больной пациент», но иногда это и не шутка вовсе.

Платит за защиту государство, платит мало, неаккуратно. То же самое государство платит следователю за то, от чего защищает защитник. Схема получается, ну, скажем так, сложная для понимания. Защитники «по назначению» бывают ничуть не хуже тех, кто работает за гонорар, но и очевидность про заказ музыки и её оплату — тоже повторять излишне. Сами думайте.

  Куда обращаться если не выплачивают пособие до 3 лет

Но если ситуация безвыходная — у вас будет бесплатный (для вас) защитник.

Также государство оплачивает юридическую помощь (по смешным тарифам и с задержками — но это вас, как пользователя, не касается) некоторым категориям граждан (неимущим, разумеется) при предоставлении справки из собеса по некоторым категориям дел. Подробно — вот, есть Федеральный закон «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» от 21.11.2011 N 324-ФЗ.

Если вы там себя нашли в перечне тех, кто может эту помощь получить — смотрите список оказывающих бесплатную юридическую помощь адвокатов или обращайтесь в адвокатскую палату вашего региона. Вас проконсультируют и даже напишут вам некоторые бумаги.

Не стоит рассчитывать, что вы сможете выбрать адвоката в этом случае (чаще всего это будет тот, кто «дежурит»). Также не рассчитывайте, что юридическая помощь будет больше, чем те «рожки и ножки», которые описаны непосредственно в законе.

Итак, иногда, за вас может заплатить государство.

В ряде случаев адвокаты (и другие приличные юристы) работают pro bono, то есть «для общего блага», то есть, бесплатно для доверителя.

Как правило, в каждой юридической фирме (и у нас тоже) существуют определённые правила: при каких обстоятельствах, кому и насколько предоставляется такая юридическая помощь. И, наверное, ни одна юридическая фирма не работает pro bono более 5 процентов своего времени. Клиентов в таком случае выбирает сама фирма, по своим критериям. Вероятность того, что ваш случай залива квартиры или раздела имущества попадёт в эти критерии — исчезающе мала.

Наши правила работы pro bono предусматривают оказание юридической помощи детям, оставшимся без попечения родителей, либо тем, кто был ребёнком, оставшимся без попечения родителей, по сложным вопросам права, как правило, не нашедшим своего общеприменимого разрешения в практике. Поэтому, мы, например, не берём pro bono дела об обеспечении сирот жильём, поскольку прекрасную практику по этому вопросу уже наработал фонд «Соучастие в судьбе» под водительством Алексея Голованя. И ещё, в нашей фирме одновременно ведётся не более двух дел pro bono.

У других фирм — свои правила. В конце концов, каждый выбирает для себя, как именно совершать благие дела.

Бывает и так, что за ведение дела платит какой-либо благотворительный фонд. Так тоже случается, и в этом случае для доверителя тоже дело становится «бесплатным». Но такая практика крайне редка: ещё на врачей, для лечения, люди деньги готовы сдать в фонд, а вот на юриста — нет, конечно.

Однако, большинству из нас придётся осознать, что спасение утопающих — ответственность самих утопающих. Кто будет вести ваше дело в суде, насколько квалифицированный юрист, насколько «доступный» адвокат, на какие компромиссы в качестве услуги вы готовы пойти для снижения цены — это всё ваши решения. И ответственность по их результатам — тоже ваша.

Юридические проблемы и проблемы со здоровьем отчасти похожи. И то, и другое в запущенном состоянии плохо поддаётся коррекции, а иногда и непоправимо вовсе. Поэтому — не ждите, пока всё созреет и лопнет — идите к адвокату уже сегодня, как только появились первые вопросы. «Само» не пройдёт…

Украина и Россия: шутки шутками, но — дети…

Как известно, для того, чтобы поссориться двум ближайшим друзьям, надо купить соседние дачные участки. Автору приходилось наблюдать двух родных сестёр, обратившихся с исками друг к другу. Одна требовала отдать ей 30 сантиметров участка, скраденных вероломно перенесённым («под покровом ночи») забором, а другая — возместить «четырёх потравленных кур». Увлекательное зрелище. Если не находишься между противоборствующих сторон.

Нечто аналогичное приходится наблюдать нынче и на уровне межгосударственных отношений. Речь, конечно, не про курей, но находиться на прямой, соединяющей Москву и Киев — тоже не слишком комфортно.

Но многим приходится. Я уже не говорю про тех, кто волей судьбы оказался в районе Луганска и Донецка. Эти люди, побежав кто в Киев, кто в Москву, оказались в ситуации, когда их права защитить порой просто невозможно.

Совершенно непонятно, что делать украинке, живущей в Москве, родная племянница которой оказалась в Донецке сиротой. Те «официальные структуры», что реально существуют на той территории, готовы предать ребёнка в Россию под опеку (правда, непонятно, на каком правовом основании, но да бог с ним), но никак не украинской гражданке. Украинская гражданка не может получить никаких документов из «материковой» Украины, поскольку живет в Москве и с точки зрения «из-за Днепра» выглядит чуть не предателем. Вернуться в Киев она, конечно, может, и даже, наверное, получит какие-то бумаги. Но ей будет не на что жить (работа в Москве), и с украинскими бумагами с Донбасса выдачи нет… Тупик.

Есть ситуации «попроще». Муж (гражданин РФ) живёт в Одессе. Жена (гражданка Украины) — в Москве. И как им разводиться, если дети (гр. Украины и РФ) живут с мамой, но папа возражает… Без поллитра юриста тут не разберёшься. С одной стороны, конечно, разводиться надо в России, ведь там живут дети. Но это простая логика, а не закон. С другой стороны — разводиться надо там, где ответчик (а это — Одесса). С третьей стороны, надо смотреть, где же стороны жили совместно в период, пока брак не дал трещину (Израиль). Интересно? Ещё как, особенно участникам событий…

Разумеется, большинство юристов в этой ситуации или поступает «просто»: подает иск в российский суд — авось, что-то получится, или просто отказывается от дела, обнаружив слово «Украина» в документах. И в том, и в другом случае, кто-то из участников со временем оказывается в приёмной «Команды адвоката Жарова», чаще всего, увы, в стадии «гипс снимают — клиент уезжает, шеф, всё пропало!»

Парадокс ситуации в том, что самые, наверное, рассорившиеся между собой страны до сих пор объеденены соглашением, предусматривающем признание решений судов и правовую помощь. А для использования украинских документов в России (и наоборот) не нужно никаких специальных действий, они должны приниматься так, если выполнены по-русски.

И что делать с парадоксами судебных решений (суд в России решил, что дети — папе, а суд на Украине — маме, причем решил в одно и то же время) — пока не ясно, решать приходится «по месту», в каждом конкретном случае.

А трансграничное исполнение решений об алиментах? А применение между РФ и Украиной Конвенции о международном похищении детей 1980 года? О, сколько интересного есть и будет между нашими странами ещё!

Мне такие дела очень нравятся. Во-первых, мы их, разумеется, не боимся. Напротив, для меня это ещё один повод показать своим украинским коллегам, что профессионализм и гуманистические идеалы — выше ссор и барьеров, ещё один повод поработать с искренне приятными мне людьми из Киева, Харькова или Одессы. Политика — политикой, но могут быть и дети. 😉 Во всяком случае между гражданами двух стран они появляются — и это факт медицинский. И юристам с этим что-то тоже делать надо.

Во-вторых, как бы ни было тяжело осознавать, но международный договор — источник права. И право надо соблюдать. Каким бы испепеляющим взглядом не смотрел на тебя судья, всё же необходимо требовать, чтобы страны соблюдали свои же соглашения. Конечно, всегда радостно соблюдать то, что тебе приятно и выгодно, но даже если что-то тебе неприятно, но соглашение подписано — надо соблюдать. Во всяком случае, пока ты из него не вышел (а ни одна из стран не денонсировала Минскую конвенцию 1993 года).

  Сколько процентов от зарплаты на алименты на двух детей

И это — определенный вызов для профессии по обе стороны границы. Сумеем ли мы обеспечить соблюдение прав детей, родителей, семьи, невзирая на горячие вопросы межгосударственных отношений, или в спорах о «крым-чей» прихлопнем десятки тысяч (а может, и сотни, а может, и миллион) российско-украинских семей.

Во всяком случае, свою миссию в этом вопросе я вижу в том, чтобы этого избежать. И пока это, с переменным, если честно, успехом, но удаётся.

Городское юридическое занятие. Седьмой раз

В субботу состоялось очередное Городское юридическое занятие #ГЮЗ , последнее в этом «учебном году». Этот проект ИСППП уходит на каникулы и следующее занятие для школ приёмных родителей состоится уже осенью.

ГЮЗ-7 получился очень чётким и правильным, мы очень хорошо поместились в хронометраж. Очень активная и, что особенно радует, заинтересованно-адекватная аудитория. Плюс ко всему, чрезвычайно хорошо отработали мои молодые коллеги из Команды адвоката Жарова , ответившие на какое-то невероятное количество вопросов через мессенджеры.

Ну, и не обошлось без шероховатостей. К сожалению, не дали сразу ссылку на образец заявления для усыновителей и опекунов. Поэтому, даю ещё ещё раз, здесь. Пользуйтесь, пожалуйста.

Команда адвоката Жарова

Сегодня Команда адвоката Жарова — это четверо юристов и пара-легалов, ежедневно работающих в московском офисе команды под руководством адвоката Антона Алексеевича Жарова.

Принцип работы нашего коллектива — постоянное развитие и совершенствование, повышение квалификации и наработка новых навыков, необходимых нашим доверителям.

Мы очень внимательно подходим к вопросу расширения нашего коллектива: мы не только приглашаем в наши ряды состоявшихся профессионалов, но и предпринимаем усилия для выращивания профессионалов из молодых юристов, для чего создан Университет команды адвоката Жарова.

Еженедельно в команде проходят семинары, тренинги, лекции или брифинги, позволяющие нашим юристам не только получать знания об изменении законодательства, но и постоянно совершенствовать свои способности в части сервиса, психологии, педагогики, русского языка. Вести занятия приглашаются ведущие специалисты в праве, бизнес-тренеры, преподаватели и профессора ведущих профильных вузов.

Команда адвоката Жарова

Мы не разбрасываемся по пустякам — мы занимаемся главным. Ведь дети в нашей жизни, конечно, главные.

Ведь если не они — зачем это всё вообще? Зачем зарабатывать деньги, стараться предусмотреть для своей семьи всё самое лучшее, если в будущем — тишина? Наша главная задача, чтобы были счастливы дети. Разумеется, это невозможно, если их родители несчастны. Поэтому команда адвоката Жарова прилагает все усилия для того, чтобы каждый родитель смог дать ребенку самое лучшее: свою любовь и заботу.

Всё, что касается правовых вопросов существования семьи, на разных этапах жизненного пути, все «детские» вопросы юриспруденции, защита прав ребенка, попавшего в трудную жизненную ситуацию, а также вопросы опеки, усыновления, иные вопросы, вытекающие из родственных отношений — предмет профессиональной заботы Команды адвоката Жарова.

Единственная в России юридическая фирма, специализирующаяся на оказании юридической помощи в очень деликатные моменты жизни самым нашим близким людям, — Команда адвоката Жарова, — готова сделать для вас всё необходимое. Предусмотрев даже то, что пока заслонено более очевидными заботами. Со всей возможной тактичностью и тщательным хранением тайны. Особенным, надёжным, но очень щадящим образом.

Приём потенциальных доверителей только по предварительной договорённости. Буду рад принять вас в своем офисе в удобное время. Пожалуйста, позвоните по телефону (495) 227-01-21 и подберите день и час вашего визита. Наш офис находится в Тверском районе Москвы, в 500 метрах от станции метро «Чеховская», но если у вас нет возможности приехать — договоритесь о консультации адвоката по skype.

Юридическая компания Команда адвоката Жарова

Никогда нельзя предугадать, когда вам потребуется помощь грамотного юриста. Юридическая компания Команда адвоката Жарова предлагает быстрое и качественное решение любых конфликтов в досудебном и судебном порядке. Для вас работают опытные юристы — специалисты с широким опытом работы — которые готовы ответить на ваши вопросы. Если вы находитесь в Тверском районе, то смело обращайтесь по указанным номерам. Тем, кому необходима такая услуга, как ведение дел в судах, двери конторы открыты всегда.

Получить помощь юриста вы можете, обратившись по адресу: Петровский переулок, 5 ст5. Организация находится рядом со станцией метро Чеховская. Запись на прием по любым вопросам граждан ведется с пн-пт: 09:15 — 20:30.

Как появлялась команда адвоката Жарова

Вы не удивляйтесь, пожалуйста, что я постоянно ищу себе сотрудников. На традиционный вопрос я уже устал отшучиваться: нет, я их не ем.

Они. Или не приходят или уходят. По причинам разным, но, как правило, или мы не очень в восторге, или не в восторге новые сотрудники. Как говорит моя жена (про свою, правда, работу): «Да, у нас постоянно надо работать».

А у нас — не только работать. С июля уходящего года — и мои доверители это заметили — я провожу жёсткую политику резкого увеличения качества оказываемой мной и моей командой юридической помощи. Звучит довольно казённо, но если сказать по простому, то я учу свой коллектив. искренне заботиться о доверителях. Заботиться так, как делаю это я.

Готов поспорить, столько усилий для абсолютно чёткого, совершенного понимания своих доверителей не прикладывает ни одна юридическая фирма страны. Понимаете, я убеждён, что в нашей сфере деятельности обойтись «просто» оказанием юридической помощи: судебные заседания, бумаги, допросы свидетелей, иски, отзывы на иски. — этого мало. Просто этого, каким бы качественным (а у нас оно — качественное) не было все предыдущее, чего-то не хватает. Я не сразу до этого дошёл, честно скажу. Не понимал сразу. А «секрета» тут нет: просто те, кого семейная жизнь довела до судебного разбирательства требуют отношения к себе не только как истцы или ответчики, а как люди, которым в этот жизненный период очень нужна даже просто поддержка, понимание, ненавязчивость. Только тогда можно рассчитывать на доверие.

Нет правых или виноватых, есть человек, попавший в беду, в сложную ситуацию. Человек, чьи нервы напряжены, в глазах — боль и усталость, а в перспективе — принятие не слишком приятных решений. Я понял, что миссия наша сделать всё, чтобы наш доверитель, пусть и в такой жизненной ситуации, почувствовал заботу, защиту, постараться даже в этой ситуации найти для него кусочек спокойствия и, по возможности, счастья.

Скажу прямо: не каждый юрист, даже молодой и «неиспорченный», например, работой в государственных организациях, способен понять, что именно ждет от нас наш доверитель. Не только быстрой, четкой и очень качественной (на кону — жизнь семьи!) работы в юридическом аспекте, но и понимания, заботы, принятия, может быть, не слишком спокойного и совсем не готового к свалившимся неурядицам человека.

Все, кто работает в моей команде — это понимают, принимают, и каждый день учатся, чтобы быть ещё лучше. И поэтому растёт и число людей, доверяющих мне свои семейные юридические проблемы. Про оправдание профессионального доверия — нет сомнений. Но теперь я ещё могу сказать, что совершенно точно, каждый мой юрист, каждый помощник, ассистент или «аккаунт» — понимают. Понимают и деликатно оказываются рядом, когда это требуется.

Вот поэтому я тщательнейшим образом подхожу к тому, как выбрать тех, кто будет у меня работать. И потому, у меня всё время будут открыты вакансии для тех, кто разделяет мою заботу о доверителях, кто понимает, что сегодня юрист — не только юрист, адвокат — не только адвокат.

Прежде всего — это профессионал, который может взять на себя все заботы доверителя. И, разумеется, лишить его совершенно всех юридических забот.