Гражданский кодекс рф единоличный исполнительный орган

Статья 123.7 ГК РФ. Особенности управления в общественной организации (действующая редакция)

1. К исключительной компетенции высшего органа общественной организации наряду с вопросами, указанными в пункте 2 статьи 65.3 настоящего Кодекса, относится также принятие решений о размере и порядке уплаты ее участниками (членами) членских и иных имущественных взносов.

2. В общественной организации образуется единоличный исполнительный орган (председатель, президент и т.п.) и могут образовываться постоянно действующие коллегиальные исполнительные органы (совет, правление, президиум и т.п.).

По решению общего собрания членов общественной организации полномочия ее органа могут быть досрочно прекращены в случаях грубого нарушения этим органом своих обязанностей, обнаружившейся неспособности к надлежащему ведению дел или при наличии иных серьезных оснований.

3.1. Общественные движения

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 123.7 ГК РФ

1. Пункт 1 комментируемой статьи закрепляет дополнительные гарантии высшего органа управления общественной организации путем распространения на указанный орган положений п. 2 ст. 65.3 ГК РФ. Также закрепляется дополнительное исключительное право на принятие решений о размере и порядке уплаты участниками (членами) общественной организации членских и иных имущественных взносов.

2. Пункт 2 комментируемой статьи устанавливает обязательность наличия в общественной организации единоличного исполнительного органа, при этом наименование указанного органа не имеет значение. При этом наличие постоянно действующего коллегиального органа оставляется на усмотрение высшего органа общественной организации. Данное положение вступает в противоречие с положениями ст. 8 ФЗ от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях», определяющей, что высшим руководящим органом общественной организации является съезд (конференция) или общее собрание, а постоянно действующим руководящим органом общественной организации является выборный коллегиальный орган, подотчетный съезду (конференции) или общему собранию. В случае государственной регистрации общественной организации ее постоянно действующий руководящий орган осуществляет права юридического лица от имени общественной организации и исполняет ее обязанности в соответствии с уставом.

В связи с этим возникает вопрос о полномочиях единоличного исполнительного органа общественной организации при возможном отсутствии постоянно действующего коллегиального исполнительного органа. Полагаем, практика применения новых норм ГК РФ даст на него ответ.

3. Применимое законодательство:

— ФЗ от 12.01.1996 N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»;

— ФЗ от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях»;

— ФЗ от 06.05.2011 N 100-ФЗ «О добровольной пожарной охране»;

— ФЗ от 17.06.1996 N 74-ФЗ «О национально-культурной автономии»;

— ФЗ от 12.01.1996 N 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»;

— ФЗ от 24.11.1995 N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»;

— ФЗ от 11.08.1995 N 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях».

Статья 91 ГК РФ. Управление в обществе с ограниченной ответственностью

Новая редакция Ст. 91 ГК РФ

Утратила силу с 1 сентября 2014 г.

Комментарий к Ст. 91 ГК РФ

Гражданским кодексом предусмотрена лишь общая структура органов ООО. Более подробно структура органов, а также их компетенция определены Законом.

Как Кодекс, так и Закон определяют, что высшим органом управления является общее собрание участников общества. Общее собрание может быть очередным (т.е. проводится в сроки, предусмотренные уставом) и внеочередным (проводится в форме совместного присутствия участников и опросным путем (заочное голосование)).

Уставом общества может быть предусмотрено образование в ООО совета директоров (наблюдательного совета). При этом Закон не содержит каких-либо норм, предусматривающих обязательное образование совета директоров (сравните с акционерными обществами).

Руководство текущей деятельностью общества осуществляется исполнительными органами. При этом в отличие от текста Кодекса Закон предусматривает только две модели функционирования исполнительных органов:

1) единоличный исполнительный орган;

2) единоличный исполнительный орган и коллегиальный исполнительный орган. В обществе, имеющем более пятнадцати участников, обязательно создание ревизионной комиссии (ревизора), функции которой заключаются в осуществлении контроля за финансово-хозяйственной деятельностью общества. Наличие ревизионной комиссии не исключает возможность привлечения внешнего аудитора для проверки и подтверждения правильности годовых отчетов и бухгалтерских балансов общества, а также проверки состояния его текущих дел.

По общему правилу ООО не обязано публиковать отчетность о своей деятельности. Тем не менее в некоторых случаях, например при размещении облигаций, иных эмиссионных ценных бумаг, обязанность публиковать годовые отчеты, бухгалтерские балансы, раскрывать информацию о деятельности общества может быть предусмотрена законом.

В соответствии со ст. 43 Закона решение общего собрания участников общества, принятое с нарушением требований законодательства или устава общества и нарушающее права и законные интересы участника общества, может быть признано судом недействительным по заявлению участника общества, не принимавшего участие в голосовании или голосовавшего против оспариваемого решения.

Пунктом 1 ст. 43 Закона для обжалования решения общего собрания участников общества установлен двухмесячный срок, который исчисляется со дня, когда участник узнал или должен был узнать о принятом решении, а если он принимал участие в собрании, то со дня принятия такого решения.

В исключительных случаях, когда суд признает причину пропуска указанного срока участником общества — физическим лицом уважительной по обстоятельствам, связанным с его личностью (тяжелая болезнь и др.), этот срок может быть восстановлен судом (ст. 205 ГК РФ). При рассмотрении иска о признании решения общего собрания участников общества недействительным по существу суд вправе с учетом всех обстоятельств оставить в силе обжалуемое решение, если голосование участника, подавшего заявление, не могло повлиять на результаты голосования, допущенное нарушение не является существенным и решение не повлекло причинение убытков данному участнику общества (п. 2 ст. 43 Закона).

Если решение общего собрания участников общества обжалуется по мотивам нарушения установленного Законом порядка созыва собрания (несвоевременного направления информации участникам, нарушения порядка и сроков формирования повестки дня собрания и т.п.), следует учитывать, что такое собрание может быть признано правомочным, если в нем участвовали все участники общества (п. 5 ст. 36 Закона).

В случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания участников общества, однако судом установлено, что данное решение принято с существенными нарушениями закона или иных правовых актов (с нарушением компетенции этого органа, при отсутствии кворума и т.д.), суд должен исходить из того, что такое решение не имеет юридической силы (в целом или в соответствующей части) независимо от того, было оно оспорено кем-либо из участников общества или нет, и разрешить спор, руководствуясь нормами закона (Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 09.12.1999 N 90/14).

Другой комментарий к Ст. 91 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Правовой формой выражения участниками ООО своей воли по управлению обществом является их общее собрание. Кодекс определяет общее собрание участников в качестве органа управления обществом, причем называет его высшим органом управления. Закон об ООО (п. 1 ст. 32) вслед за ГК указывает, что общее собрание участников является высшим органом, упуская, однако, указание на то, что это орган управления. Подобное терминологическое различие не представляет какой-либо существенной концептуальной разницы, поскольку в любом случае общее собрание участников ООО рассматривается в качестве главенствующего органа, формирующего волю ООО по наиболее важным вопросам его существования и деятельности.

Каждый участник ООО имеет на общем собрании участников число голосов, пропорциональное его доле в уставном капитале, за исключением случаев, предусмотренных Законом об ООО. При этом уставом ООО при учреждении общества или путем внесения в устав изменений по решению общего собрания участников, принятому всеми участниками общества единогласно, может быть установлен иной порядок определения числа голосов участников ООО (например, один участник — один голос либо непропорциональное распределение голосов, асимметричное размерам долей, в том числе осуществляемое в порядке наделения отдельных участников дополнительными правами в соответствии с п. 2 ст. 8 Закона об ООО); изменение и исключение положений устава ООО, устанавливающих указанный порядок, осуществляются по решению общего собрания, принятому всеми участниками общества единогласно (п. 1 ст. 32 Закона об ООО). Общее собрание участников ООО может быть очередным или внеочередным, а все участники имеют право присутствовать на нем, принимать участие в обсуждении вопросов повестки дня и голосовать при принятии решений. Любые положения учредительных документов ООО или решения органов общества, ограничивающие указанные права, ничтожны.

Поскольку ООО является корпоративным образованием, а не персональным союзом лиц, для него, как и для прочих хозяйственных обществ, характерно отделение распорядительных функций от собственности: в ООО текущие распорядительные действия осуществляются специально образуемым исполнительным органом, который может избираться из физических лиц, даже не связанных с участниками общества.

В п. 1 комментируемой статьи предусматривается создание исполнительного органа, осуществляющего текущее руководство деятельностью ООО и подотчетного общему собранию участников общества. При конструировании структуры исполнительного органа ООО Кодекс в п. 1 ст. 91 допускает наличие трех вариантов такого органа: единоличный исполнительный орган, коллегиальный исполнительный орган и сочетание обоих этих органов (коллегиальный исполнительный орган во главе с единоличным). Несмотря на явное противоречие ГК, подвергавшееся критике в юридической литературе, в Законе об ООО сужен перечень допустимых вариантов исполнительного органа ООО и предусмотрены лишь две конструкции исполнительного органа: единоличный и единоличный вместе с коллегиальным, а возможность создания в ООО одного лишь коллегиального органа исключена (п. 4 ст. 32 Закона). Представляется, что решение, содержащееся в Законе, в полной мере соответствует духу п. 1 ст. 53 ГК, поскольку, если допустить возможность существования у ООО только коллегиального исполнительного органа, прочие участники оборота каждый раз будут находиться в неопределенном положении при установлении полномочий членов этого органа. Соответственно, при любой конструкции исполнительного органа ООО лицом, которое вправе действовать от имени общества без доверенности и осуществлять соответствующие полномочия исполнительного органа, может быть признан только единоличный исполнительный орган (глава коллегиального исполнительного органа). В случае создания наряду с единоличным исполнительным органом также коллегиального устав общества должен содержать положения о его составе (порядке формирования) и компетенции, порядке принятия им решений, в том числе по вопросам, решения по которым принимаются единогласно или квалифицированным большинством голосов (п. 2 ст. 12 Закона об ООО).

Кодекс умалчивает о возможности создания в ООО совета директоров (наблюдательного совета), между тем он и не исключает подобной возможности. При подобном положении Закон об ООО предусматривает возможность создания совета директоров. Так, согласно п. 2 ст. 32 Закона уставом ООО может быть предусмотрено образование совета директоров (наблюдательного совета) общества. При этом члены коллегиального исполнительного органа ООО не могут составлять более одной четвертой состава совета директоров (наблюдательного совета), а лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа, не может быть одновременно председателем совета директоров (наблюдательного совета) общества.

Ничего не говорится в ГК также о возможности передачи полномочий исполнительного органа ООО иному юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю (управляющей организации или управляющему), хотя для АО подобная возможность прямо предусмотрена п. 3 ст. 103 ГК. Однако Закон об ООО исправил данный недочет, предусмотрев в ст. 42 право ООО передать по договору полномочия своего единоличного исполнительного органа управляющему, такая возможность прямо предусмотрена уставом общества. Однако формулировка ст. 42 также порождает ряд вопросов, поскольку исходя из буквального содержания указанной нормы управляющему могут быть переданы полномочия лишь единоличного исполнительного органа, а как указывалось выше, названный Закон допускает создание в ООО наряду с единоличным также и коллегиального исполнительного органа, полномочия которого при буквальном толковании Закона ни при каких условиях не могут быть переданы управляющему. Сложно найти обоснование, ratio legis подобного подхода, однако до внесения соответствующих изменений в Закон об ООО запрет на передачу полномочий коллегиального исполнительного органа ООО управляющему не может быть обойден ни иными нормативными правовыми актами, ни решением участников ООО. Для предотвращения возможных трудностей обществу, имеющему два исполнительных органа, при принятии решения о передаче полномочий по управлению обществом управляющему следует внести изменения в учредительные документы и устранить коллегиальный исполнительный орган.

Все органы, создаваемые в ООО помимо общего собрания его участников, являются в известном смысле производными от общего собрания, а потому полностью ему подотчетны и обязаны осуществлять свою деятельность в интересах общества и его участников (п. 3 ст. 53 ГК РФ).

2. Согласно п. 2 ст. 91 компетенция органов управления ООО, а также порядок принятия ими решений и выступления от имени общества определяются помимо Кодекса также Законом об ООО и уставом общества. Соответственно, п. 2 ст. 91 задает иерархию норм, посвященных указанным вопросам: положения устава по данным вопросам не могут противоречить нормам Закона об ООО, которые, в свою очередь, должны развивать нормы Кодекса, не вступая в противоречие с ним.

Полномочия общего собрания участников определяются п. 3 комментируемой статьи, а также ст. 33 Закона об ООО.

В случае если уставом общества предусматривается создание совета директоров (наблюдательного совета), то устав общества, помимо прочего, должен предусматривать компетенцию совета директоров, однако каких-либо правил на сей счет Кодекс не предусматривает, поскольку нормам ГК, посвященным ООО, вообще неизвестна фигура совета директоров ООО. Соответствующие положения можно обнаружить в Законе об ООО, согласно п. 2 ст. 32 которого допускается отнесение уставом ООО к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) следующих вопросов:

  Сколько стоит получить патент на работу в 2018

образование исполнительных органов ООО, досрочное прекращение их полномочий;

решение вопросов о совершении крупных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет от 25 до 50% стоимости имущества ООО (п. 4 ст. 46 Закона об 000);

решение вопросов о совершении сделок, в которых имеется заинтересованность, если сумма оплаты по сделке или стоимость имущества, являющегося предметом сделки, не превышает 2% стоимости имущества общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период (п. 7 ст. 45 Закона);

решение вопросов, связанных с подготовкой, созывом и проведением общего собрания участников ООО, а также решение иных вопросов, предусмотренных Законом об ООО.

Порядок образования и деятельности совета директоров (наблюдательного совета) ООО, а также порядок прекращения полномочий его членов, компетенция председателя совета директоров ООО не регулируются каким-либо образом в Законе об ООО, эти вопросы могут определяться уставом общества.

Компетенция исполнительного органа ООО (коллегиального и единоличного) строится по остаточному принципу; как правило, полномочия, предоставляемые исполнительному органу, направлены на реализацию текущей хозяйственной деятельности, а потому носят текущий распорядительный характер. В частности, единоличный исполнительный орган ООО вправе осуществлять следующие полномочия и действия фактического порядка:

1) без доверенности действовать от имени ООО, в том числе представлять его интересы и совершать сделки;

2) выдавать доверенности на право представительства от имени ООО, в том числе доверенности с правом передоверия;

3) издавать приказы о назначении на должности работников ООО, об их переводе и увольнении, применять меры поощрения и налагать дисциплинарные взыскания;

4) осуществлять иные полномочия, не отнесенные Законом об ООО или уставом общества к компетенции общего собрания участников общества, совета директоров (наблюдательного совета) и коллегиального исполнительного органа ООО (п. 3 ст. 40 Закона).

Порядок формирования исполнительного органа общества определяется уставом общества (п. 4 ст. 40, ст. 41 Закона об ООО), уставом определяется и компетенция коллегиального исполнительного органа в случае передачи полномочий исполнительного органа управляющему (управляющей организации), когда такая возможность прямо предусмотрена уставом общества (ст. 42 Закона об ООО), к последним переходят полномочия единоличного исполнительного органа, иными словами, управляющий заступает на место единоличного исполнительного органа ООО. Договор с управляющим подписывается от имени ООО лицом, председательствовавшим на общем собрании участников общества, утвердившем условия договора с управляющим или соответствующим участником ООО, уполномоченным решением общего собрания участников.

При решении вопросов соотношения компетенции и полномочий различных органов ООО следует исходить из того, что исключительная компетенция общего собрания участников ООО определяется исчерпывающим образом в законе (п. 3 ст. 91 ГК, п. 2 ст. 33 Закона об ООО), между тем как компетенция общего собрания участников не ограничивается вопросами исключительной компетенции, а потому оно может решать также иные вопросы, если они отнесены к его компетенции уставом общества. Компетенция совета директоров (наблюдательного совета), напротив, может включать в себя лишь те вопросы, которые определены уставом общества в соответствии с Законом об ООО (п. 2 ст. 32 Закона об ООО). Наконец, компетенция исполнительного органа ООО носит остаточный характер, а потому покрывает лишь те вопросы, которые не отнесены к компетенции иных органов. Таким образом, ни совет директоров, ни исполнительный орган ООО не могут вторгаться в компетенцию общего собрания участников, а оно по общему правилу не может передавать иным органам ООО решение вопросов, отнесенных к его исключительной компетенции; исключения из указанного правила допускаются лишь в силу прямого указания Закона об ООО (п. 2 ст. 33).

3. Норма п. 3 комментируемой статьи посвящена определению исключительной компетенции общего собрания участников, при этом Кодекс предусматривает лишь наиболее принципиальные вопросы, которые должно решать общее собрание участников, оговариваясь при этом, что Законом об ООО к исключительной компетенции общего собрания может быть отнесено также решение иных вопросов. Соответственно, Закон об ООО существенно расширяет перечень вопросов, отнесенных к исключительной компетенции общего собрания участников, предусматривая в п. 2 ст. 33 следующие вопросы исключительной компетенции общего собрания участников ООО:

1) определение основных направлений деятельности ООО, а также принятие решения об участии в ассоциациях и других объединениях коммерческих организаций;

2) изменение устава ООО, в том числе изменение размера уставного капитала ООО;

3) внесение изменений в учредительный договор;

4) образование исполнительных органов ООО и досрочное прекращение их полномочий, если решение данного вопроса не отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета), а также принятие решения о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю (управляющему), утверждение такого управляющего и условий договора с ним;

5) избрание и досрочное прекращение полномочий ревизионной комиссии (ревизора) ООО;

6) утверждение годовых отчетов и годовых бухгалтерских балансов ООО;

7) принятие решения о распределении чистой прибыли общества между участниками;

8) утверждение (принятие) документов, регулирующих внутреннюю деятельность ООО (внутренних документов ООО);

9) принятие решения о размещении обществом облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг;

10) назначение аудиторской проверки, утверждение аудитора и определение размера оплаты его услуг;

11) принятие решения о реорганизации или ликвидации ООО;

12) назначение ликвидационной комиссии и утверждение ликвидационных балансов;

13) решение иных вопросов, предусмотренных Законом об ООО.

Указанные выше вопросы не могут быть переданы на решение исполнительных органов ООО ни в коем случае (п. 3 ст. 91 ГК РФ), а на решение совета директоров (наблюдательного совета) они могут быть переданы лишь в случаях, прямо предусмотренных Законом об ООО (п. 2 ст. 33), к примеру, если уставом общества предусматривается создание совета директоров и его право формировать исполнительные органы общества.

Решения по вопросам, указанным выше в пп. 2 (изменение устава ООО, в том числе изменение размера уставного капитала ООО), а также по иным вопросам, определенным уставом ООО, принимаются большинством не менее 2/3 голосов от общего числа голосов участников общества, если необходимость большего числа голосов для принятия такого решения не предусмотрена Законом об ООО (например, решение об увеличении уставного капитала за счет вкладов третьих лиц (п. 2 ст. 19 Закона об ООО) принимается всеми участниками единогласно) или уставом общества. Решения по вопросам, указанным выше в пп. 3 и 11 (изменение учредительного договора, принятие решения о реорганизации или ликвидации ООО), принимаются всеми участниками общества единогласно. Остальные решения принимаются большинством голосов от общего числа голосов участников общества, если необходимость большего числа голосов для принятия таких решений не предусмотрена Законом об ООО или уставом общества. При этом следует помнить, что в ООО по общему правилу квалифицированное большинство или единогласие определяется не от количества голосов участников, принимающих участие в общем собрании, а от общего количества голосов всех участников.

Порядок созыва, подготовки к проведению и проведения общего собрания участников регламентируется ст. ст. 34 — 38 Закона об ООО.

4. Как указывалось выше (см. комментарий к п. 1 ст. 91), ООО не только является корпоративным образованием, для подобной организационно-правовой формы типично отделение распорядительных функций от собственности, поскольку в ООО текущие распорядительные действия осуществляются специально образуемым исполнительным органом. Между тем делегирование части полномочий специально образованному органу порождает дополнительные издержки для участников, так как исполнительный орган может осуществлять управление обществом вразрез с интересами участников. Подобная проблема в зарубежной литературе корпоративного права и в экономической теории получила наименование проблемы издержек, связанных с делегированием полномочий (agency problem). Для решения этой проблемы законодатель предусматривает ряд правовых механизмов, призванных обеспечить надзор за деятельностью органов общества лицами, интересы которых не коррелируют интересам поднадзорных органов или менеджеров. При этом принято различать внешний и внутренний контроль (или надзор). Внутренние надзорные функции осуществляются отчасти самими участниками ООО, а также специально создаваемыми контрольными органами — ревизионной комиссией или ревизором (ст. 47 Закона об ООО).

Внешний финансовый контроль за деятельностью ООО осуществляется при помощи профессионального аудитора, привлечение которого по общему правилу не является обязанностью ООО. Согласно п. 4 ст. 91 аудиторская проверка ООО может проводиться ежегодно, а проверка годовой финансовой отчетности ООО может быть осуществлена по требованию любого участника общества.

Норма п. 4 ст. 91 развивается в ст. 48 Закона об ООО, предусматривающей, что привлечение профессионального аудитора, не связанного имущественными интересами с ООО, членами его совета директоров (наблюдательного совета), лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа общества, членами коллегиального исполнительного органа общества и участниками общества, возможно по решению общего собрания участников для проверки подтверждения правильности годовых отчетов и бухгалтерских балансов ООО, а также для проверки состояния текущих дел общества.

По требованию любого участника ООО аудиторская проверка может быть проведена выбранным им профессиональным аудитором, который должен соответствовать указанным требованиям независимости от общества и его участников или органов, при этом в случае проведения такой проверки оплата услуг аудитора осуществляется за счет участника общества, по требованию которого она проводится; расходы участника ООО на оплату услуг аудитора могут быть ему возмещены по решению общего собрания участников за счет средств общества.

Привлечение аудитора для проверки и подтверждения правильности годовых отчетов и бухгалтерских балансов ООО обязательно в случаях, предусмотренных федеральными законами и иными правовыми актами РФ, в частности п. 1 ст. 7 Закона об аудиторской деятельности. К ним относятся случаи, когда: ООО является кредитной организацией, страховой организацией; объем выручки ООО от реализации продукции (выполнения работ, оказания услуг) за один год превышает в 500 тыс. раз установленный законодательством РФ МРОТ или сумма активов баланса превышает на конец отчетного года в 200 тыс. раз установленный законодательством РФ МРОТ.

Порядок проведения аудиторских проверок в настоящее время регламентируется названным Законом.

5. Поскольку ООО не является публичной корпорацией, на него по общему правилу не должны возлагаться обязанности по публичному раскрытию информации, в том числе публикации отчетности. Случаи, о которых идет речь в п. 5 комментируемой статьи, связаны с размещением ООО эмиссионных ценных бумаг, главным образом это размещение облигаций — в этом случае на данные общества распространяется специальное законодательство, посвященное регулированию рынка ценных бумаг, в том числе специфические требования по раскрытию информации и публикации отчетности. В настоящее время основания и порядок осуществления обязанности по раскрытию информации, в том числе в форме проспекта ценных бумаг, закрепляются ст. ст. 23, 30 Закона о рынке ценных бумаг.

Единоличный исполнительный орган ООО

Подборка наиболее важных документов по запросу Единоличный исполнительный орган ООО (нормативно-правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Нормативные акты: Единоличный исполнительный орган ООО

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Единоличный исполнительный орган ООО

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Формы документов: Единоличный исполнительный орган ООО

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Судебная практика: полномочия единоличного исполнительного органа АО

Основные применимые нормы:

— ст. ст. 53, 65.3, 66.3, ст. 174 ГК РФ;

— п. 2 ст. 69 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об акционерных обществах).

В соответствии со ст. 69 Закона об акционерных обществах к компетенции единоличного исполнительного органа относятся все вопросы руководства текущей деятельностью общества, за исключением тех, которые входят в компетенцию общего собрания акционеров или совета директоров (наблюдательного совета).

В соответствии со ст. 174 ГК РФ, если полномочия лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества, ограничены уставом общества или иными регулирующими его деятельность документами по сравнению с тем, как они определены в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении указанное лицо вышло за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, лишь в случаях, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об этих ограничениях (п. 1 ст. 174 ГК РФ).

Таким образом, полномочия единоличного исполнительного органа могут быть ограничены не только уставом общества, но и его внутренними документами.

Согласно пп. 3 п. 3 ст. 66.3 ГК РФ по решению участников (учредителей) непубличного общества, принятому единогласно, в устав могут быть включены положения о передаче единоличному исполнительному органу общества функций коллегиального исполнительного органа.

В уставе общества можно предусмотреть наделение полномочиями единоличного исполнительного органа нескольких лиц, действующих совместно, или образование нескольких единоличных исполнительных органов, действующих независимо друг от друга (п. 3 ст. 65.3 ГК РФ). Сведения об этом подлежат включению в ЕГРЮЛ (п. 1 ст. 53 ГК РФ). В качестве единоличного исполнительного органа общества может выступать как физическое, так и юридическое лицо.

На практике возникают споры о возможности отнесения некоторых вопросов к компетенции единоличного исполнительного органа.

  Договор аренды под столовую

1. Вывод из судебной практики: Единоличный исполнительный орган полномочен заключать от имени общества договоры купли-продажи долей (акций) других обществ.

Судебная практика:

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 13.07.2010 по делу N А28-13302/2009

«. Открытое акционерное общество «Энергоспецмонтаж» (далее — ОАО «Энергоспецмонтаж») обратилось в Арбитражный суд Кировской области с иском, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к обществу с ограниченной ответственностью «Монтажно-строительное управление N 1» (далее — ООО «МСУ N 1») о признании договора купли-продажи доли от 18.06.2007 N 02-07 недействительным.

ОАО «Энергоспецмонтаж» (продавец) и ООО «МСУ N 1» (покупатель) заключили договор купли-продажи доли от 18.06.2007 N 02-07, по которому 55 процентов доли уставного капитала Управляющей компании, принадлежащих продавцу, перешли к покупателю. Данный договор со стороны продавца подписан главным инженером Ткаченко А.В., исполнявшим на момент подписании обязанности генерального директора.

В материалы дела представлена доверенность от 10.01.2007, выданная Ткаченко А.В. генеральным директором ОАО «Энергоспецмонтаж» Шевченко А.В., на подписание хозяйственных договоров от имени общества сроком на один год.

ОАО «Энергоспецмонтаж» обратилось в арбитражный суд с настоящим иском, посчитав, что вопрос об участии (прекращении участия) истца является вопросом об участии в коммерческой организации, решение которого отнесено к компетенции общего собрания акционеров, следовательно, договор о продаже доли подписан Ткаченко А.В. с превышением полномочий, что послужило основанием для обращения в арбитражный суд с настоящим иском.

В уставе ОАО «Энергоспецмонтаж» установлено, что исполнительным органом общества является генеральный директор. Высшим органом управления является общее собрание акционеров (подпункт 7.1.1), к компетенции которого относятся, в том числе, принятие решений об одобрении сделок в случаях, предусмотренных статьей 83 Федерального закона (абзац 15 подпункта 7.1.2), принятие решений об одобрении крупных сделок в случаях, предусмотренных статьей 79 Федерального закона (абзац 16 подпункта 7.1.2), принятие решений об участии в холдинговых компаниях, финансово-промышленных группах, ассоциациях и иных объединениях коммерческих организаций (абзац 18 подпункта 7.1.2). К компетенции генерального директора относятся все вопросы руководства текущей деятельностью общества, за исключением вопросов, отнесенных к исключительной компетенции общего собрания акционеров и совета директоров общества (подпункт 7.3.3). Генеральный директор действует от имени общества без доверенности (подпункт 7.3.4).

Отказывая в удовлетворении исковых требований о признании договора купли-продажи 55 процентов доли недействительным, судебные инстанции правомерно исходили из того, что отсутствуют правовые основания для признания оспариваемого договора недействительным по основаниям, заявленным истцом, поскольку в уставе ОАО «Энергоспецмонтаж» отсутствуют ограничения на совершение исполнительным органом сделок купли-продажи доли в уставном капитале хозяйственных обществ. Решение вопроса об отчуждении долей уставного капитала к исключительной компетенции общего собрания акционеров уставом также не отнесено. Доказательств обратного в материалы дела не представлено. «

Аналогичная судебная практика:

Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 01.03.2010 по делу N А45-13825/2009

«. Открытое акционерное общество «Ривер Парк» (далее — общество, истец) обратилось в Арбитражный суд Новосибирской области с исковым заявлением к Аксенову Владимиру Михайловичу (далее — Аксенов В.М., ответчик) о признании недействительным договора купли-продажи доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью «Неоград Дом» (далее — ООО «Неоград Дом») от 09.09.2008 и применении последствий недействительности сделки в виде возвращения ответчику доли в уставном капитале ООО «Неоград Дом» в размере 100%, а истцу — уплаченной по договору стоимости доли в уставном капитале в размере 23490000 руб.

Материалами дела подтверждено и судами первой и апелляционной инстанций установлено, что 09.09.2008 между истцом и ответчиком заключен договор купли-продажи доли в уставном капитале ООО «Неоград Дом».

Согласно пункту 1.1 данного договора Аксенов В.М. (продавец) передает принадлежащую ему долю в уставном капитале ООО «Неоград Дом» в собственность общества (покупатель), а покупатель принимает долю и обязуется оплатить ее стоимость на условиях, определяемых настоящим договором и действующим законодательством Российской Федерации.

Считая, что вышеуказанный договор не соответствует требованиям законодательства и является ничтожным с момента его заключения, а действия по передаче доли и перечислению за нее денежных средств — действиями, лишенными договорных оснований, истец обратился в арбитражный суд с настоящим исковым заявлением.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных требований, исходил из того, что истцом совершены действия, свидетельствующие о надлежащем исполнении им договора, инициировании всех необходимых для осуществления данной сделки решений и об отсутствии препятствий для совершения указанных действий со стороны Федерального закона «Об акционерных обществах» и Устава общества на момент их совершения.

Суд апелляционной инстанции выводы суда первой инстанции поддержал.

Суд кассационной инстанции не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы исходя из следующего.

Проанализировав пункты 15.1, 15.2, 16 Устава общества, в том числе в их соотношении с нормами статьи 65 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ N «Об акционерных обществах», а также оценив представленные по делу доказательства в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанций правомерно указали на то, что в нарушение статьи 65Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации общество не представило суду доказательств превышения генеральным директором общества Торопкиным О.А. на момент совершения оспариваемой сделки своих полномочий, предусмотренных как Федеральным законом от 26.12.1995 N 208-ФЗ N «Об акционерных обществах», так и Уставом общества.

Суд кассационной инстанции отмечает, что доводы о принятии генеральным директором общества решения о приобретении 100% доли в уставном капитале ООО «Неоград Дом» с превышением полномочий, изложенные в кассационной жалобе, аналогичны доводам, изложенным в апелляционной жалобе, они были исследованы и оценены судом апелляционной инстанции, и оснований для их переоценки у суда кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не имеется.

С учетом вывода судов первой и апелляционной инстанций о недоказанности факта превышения полномочий на совершение оспариваемой сделки единоличным исполнительным органом общества, иные доводы кассационной жалобы суд кассационной инстанции не принимает во внимание, так как полагает, что эти доводы не влияют на указанные выше правильные выводы судов при рассмотрении настоящего дела.

Таким образом, обжалуемые судебные акты отвечают нормам материального права, а содержащиеся в них выводы — установленным по делу фактическим обстоятельствам. »

2. Вывод из судебной практики: Единоличный исполнительный орган акционерного общества вправе уплачивать налоги общества наличными денежными средствами, действуя при этом как законный представитель налогоплательщика (общества).

Суды исходят из того, что в соответствии со ст. 69 Закона об акционерных обществах единоличный исполнительный орган общества действует от имени общества без доверенности, в том числе представляет его интересы, совершает сделки, осуществляет иные полномочия.

Статьи 26 и 27 НК РФ позволяют налогоплательщику участвовать в налоговых отношениях через представителя. Законными представителями признаются лица, уполномоченные действовать от имени организации на основании закона или ее учредительных документов. Таким образом, единоличный исполнительный орган, уплачивающий налог наличными денежными средствами через банк, являлся законным представителем налогоплательщика, что не противоречит требованиям ст. 45 НК РФ.

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 20.08.2008 по делу N А42-6789/2007

«. В квитанциях в качестве плательщика указан «Корытов Сергей Иванович директор», а также указаны адрес (город Мурманск, пр. Кольский, 53) и ИНН плательщика (5193101650), соответствующие юридическому адресу и ИНН Общества, реквизиты налогового органа (ИНН, номер счета получателя платежа, БИК), наименование платежа — транспортный налог, код бюджетной классификации.

Довод Инспекции о том, что в данном случае платежные документы оформлены от имени физического лица, несостоятелен.

Согласно пункту 1 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.

В соответствии со статьей 69 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» генеральный директор акционерного общества действует от имени общества без доверенности, в том числе представляет его интересы, совершает сделки, осуществляет иные полномочия.

В пункте 1 статьи 26 НК РФ также закреплено право налогоплательщика участвовать в отношениях, регулируемых законодательством о налогах и сборах, через законного или уполномоченного представителя, если иное не предусмотрено Налоговым кодексом Российской Федерации. Законными представителями налогоплательщика-организации признаются лица, уполномоченные представлять указанную организацию на основании закона или ее учредительных документов (статья 27 НК РФ).

О возможности налогоплательщика участвовать в налоговых правоотношениях как лично, так и через представителя разъяснено и в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 22.01.2004 N 41-О.

В данном случае полномочия Корытова С.И. подтверждаются решением акционера ОАО «МГАТП» от 10.05.2007 N 7 о назначении Корытова Сергея Ивановича генеральным директором Общества сроком на три года, Уставом ОАО «МГАТП», а также выпиской из Единого государственного реестра юридических лиц.

При таких обстоятельствах суды сделали обоснованный вывод о том, что при уплате налога наличными денежными средствами через банк генеральный директор Общества Корытов С.И. действовал как законный представитель налогоплательщика, что не противоречит требованиям статьи 45 НК РФ. »

Аналогичная судебная практика:

Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 01.08.2008 по делу N А42-5811/2007

«. Как следует из материалов дела, генеральный директор Общества Корытов С.И. 28.04.2007 уплатил от имени ОАО «МГАП» по квитанции Сберегательного банка Российской Федерации формы ПД-4сб (налог) от 28.04.2007 N 275 земельный налог за первый квартал 2007 года (код бюджетной классификации 18210606022041000110).

В письме от 21.09.2007 Инспекция подтвердила поступление денежных средств по названной квитанции, указав, что перечисленный по КБК 18210606022040000110 платеж разнесен как «невыясненные поступления».

Общество оспорило действия налогового органа в арбитражный суд.

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили заявленные требования, правомерно указав на то, что сумма земельного налога своевременно и в полном объеме уплачена в бюджет генеральным директором Общества, являющимся его законным представителем. Следовательно, налогоплательщиком исполнена обязанность по уплате земельного налога за первый квартал 2007 года. »

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 31.07.2008 по делу N А42-5812/2007

«. Как видно из материалов дела, заявителем за период апрель — сентябрь 2007 года по квитанциям ОСБ РФ оплачены страховые взносы на обязательное пенсионное страхование (далее — страховые взносы на ОПС) Общества.

Инспекция письмами от 21.09.2007 N 90/10-4-148344 и от 29.06.2007 N 90/10-24-102173 (листы дела 17 — 18) подтвердила факт поступления денежных средств, оплаченных по квитанциям ОСБ по кодам бюджетных классификаций, указанных в заявлениях налогоплательщика, а также сообщила Обществу о том, что все платежи, уплаченные указанными квитанциями ОСБ, будут включены в КРСБ Корытова С.И. (ИНН 519010161444) и разнесены, как «невыясненные поступления».

Считая действия налогового органа незаконными, Общество обратилось с заявлением в арбитражный суд.

Удовлетворяя требования заявителя, суды первой и апелляционной инстанций правомерно исходили из того, что суммы страховых взносов на ОПС добровольно и своевременно уплачены в бюджет в полном объеме по квитанциям ОСБ генеральным директором Общества Корытовым С.И., являющимся его законным представителем, из чего следует, что Обществом фактически исполнена обязанность по уплате страховых взносов на ОПС.

Кассационная инстанция, рассмотрев материалы дела и проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, не находит оснований для удовлетворения жалобы налогового органа.

Как видно из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, обязанность Общества по уплате спорных сумм страховых взносов на ОПС, зачисляемых в ПФ РФ на страховую и накопительную части трудовой пенсии за период апрель — сентябрь 2007 года, исполнена путем внесения наличных денежных средств по квитанциям ОСБ 8627/1352 и Северо-Западного Банка Сбербанка Российской Федерации 8627/01352 генеральным директором Корытовым С.И.

Полномочия Корытова С.И. подтверждаются представленными в материалы дела копией решения акционера Общества от 10.05.2007 N 7 и выпиской из единого государственного реестра юридических лиц (листы дела 13 — 15). »

3. Вывод из судебной практики: Лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа общества, вправе на период своего отсутствия назначать временно исполняющего обязанности.

Судебная практика:

Примечание: Суд исходит из того, что ни законодательством, ни уставом общества не запрещена временная передача лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа общества, своих полномочий иному лицу. Такая передача является обычаем делового оборота.

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 22.03.2012 по делу N А58-6315/10

«. Гражданин Затейщиков Дмитрий Александрович обратился в Арбитражный суд Республики Саха (Якутия) с иском (измененным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) к закрытому акционерному обществу Акционерный банк «Таатта» (ОГРН: 1021400000380, г. Якутск, далее — ЗАО АБ «Таатта», банк) и государственному учреждению «Служба государственного заказчика при Правительстве Республики Саха (Якутия)» (ныне — государственное казенное учреждение «Служба государственного заказчика Республики Саха (Якутия)», ОГРН: 1031402055850, г. Якутск, далее — Служба госзаказчика) о признании незаконным и неподлежащим применению с момента издания приказа председателя правления ЗАО АБ «Таатта» от 27.06.2008 N 35 о возложении обязанностей председателя правления на заместителя председателя правления Яркову Н.Т., а также о признании недействительной банковской гарантии, выданной банком в обеспечение обязательств общества с ограниченной ответственностью «Сокол» по государственному контракту N 572/368-р1 от 10.07.2008.

Банковская гарантия подписана главным бухгалтером банка и исполняющим обязанности председателя правления банка Ярковой Н.Т., действовавшей на основании приказа председателя правления ЗАО АБ «Таатта» Пантазьева И.И. N 35 от 27.06.2008.

  Студенческая 5 сызрань приставы

Согласно данному приказу, в связи с командировкой председателя правления банка на период с 27.06.2088 по 17.07.2008, исполнение обязанностей председателя правления банка возлагается на заместителя председателя правления Яркову Н.Т.

Акционер ЗАО АБ «Таатта» — гражданин Затейщиков Д.А. обратился в арбитражный суд с настоящим иском, утверждая, что председатель правления банка при назначении вместо себя исполняющего обязанности вышел за пределы своих полномочий, что позволило неуполномоченному лицу выдать банковскую гарантию, в результате чего были нарушены права истца как акционера банка.

В пунктах 10.13, 10.17, 11.12 устава ЗАО АБ «Таатта» определено, что председатель правления банка является его единоличным исполнительным органом, который избирается общим собранием акционеров банка. При временной невозможности исполнения обязанностей председателя правления банка первый заместитель председателя правления действует от имени банка без доверенности.

Суд апелляционной инстанции установил, что в период с 27.06.2008 по 17.07.2008 председатель правления банка находился в командировке за пределами места нахождения банка, а его первый заместитель находился в отпуске по уходу за ребенком.

При таких обстоятельствах, во избежание ситуации отсутствия в ЗАО АБ «Таатта» в указанный период единоличного исполнительного органа, оспариваемым приказом полномочия председателя правления банка были временно возложены на заместителя председателя правления Яркову Н.Т.

Уставом ЗАО АБ «Таатта» не установлен запрет на временную передачу председателем правления банка своих полномочий иному лицу и ограничения полномочий лица, на которое приказом председателя правления банка возлагаются обязанности председателя правления. Действующее законодательство также не содержит прямого запрета относительно назначения исполняющего обязанности единоличного исполнительного органа юридического лица.

Назначение единоличным исполнительным органом юридического лица на время своего временного отсутствия исполняющего его обязанности является общеизвестным обычаем делового оборота (статья 5 Гражданского кодекса Российской Федерации).

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что председатель правления ЗАО АБ «Таатта» вправе был издать оспариваемый приказ о возложении исполнения обязанностей председателя правления на своего заместителя. «

Аналогичная судебная практика:

Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 03.12.2012 по делу N А44-5062/2010

«. Открытое акционерное общество «123 авиационный ремонтный завод», место нахождения: 175201, Новгородская обл., г. Старая Русса, кв. Городок, ОГРН 1065332010809 (далее — Завод), обратилось в Арбитражный суд Новгородской области с иском к закрытому акционерному обществу «ЭНЕРГОТРАСТ», место нахождения: 127591, Москва, Керамический пр., д. 53, корп. 1, ОГРН 1057747774996 (далее — Общество), о взыскании 254 585 руб. убытков, понесенных в связи с исследованием авиационного двигателя и его макетной сборкой по договору от 09.04.2007 N 240/0402-07.

Решение вступило в законную силу 25.04.2011, Заводу был выдан исполнительный лист от 23.05.2011 серии АС N 003598686.

Завод 04.04.2012 обратился в Арбитражный суд Новгородской области с заявлением о наложении на открытое акционерное общество Банк «Возрождение», место нахождения: 101000, Москва, Лучников пер., д. 7/4, корп. 1, ОГРН 1027700540680 (далее — Банк), судебного штрафа в связи с неисполнением исполнительного листа серии АС N 003598686 и его необоснованным возвратом предъявителю.

Из материалов дела следует, что в данном случае причиной возникновения спора стали сомнения Банка относительно полномочий Игнатьева А.И., временно исполняющего обязанности генерального директора Завода, на предъявление в Банк для исполнения исполнительного листа от 23.05.2011 серии АС N 003598686: по мнению Банка, полномочия Игнатьева А.И. должны были быть изложены в доверенности, выданной ему Заводом.

В соответствии с частью 2 статьи 53 Закон N 229-ФЗ участие организации в исполнительном производстве осуществляется через ее органы или должностных лиц, которые действуют в пределах полномочий, предоставленных им федеральными законами, иными нормативными правовыми актами или учредительными документами, либо через иных представителей.

В силу части 1 статьи 54 Закона N 229-ФЗ полномочия руководителей организаций и органов, действующих от их имени, подтверждаются представленными ими судебному приставу-исполнителю документами, удостоверяющими их служебное положение, а также учредительными и иными документами.

В соответствии с абзацем 3 пункта 2 статьи 69 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон N 208-ФЗ) и пунктами 16.1, 16.4 Устава Завода (утвержден 19.09.2009) генеральный директор является единоличным исполнительным органом Завода, обладающим правом действовать от его имени без доверенности, в том числе представлять его интересы и совершать сделки.

В силу подпункта 22 пункта 16 Устава Завода генеральный директор решает иные вопросы текущей деятельности Завода.

При этом положения Закона N 208-ФЗ и Устава не ограничивают права генерального директора Завода в части издания приказов о временном исполнении другими лицами обязанностей руководителя в связи с отсутствием последнего, и не устанавливают правил, согласно которым такие решения могут быть приняты только общими собраниями акционеров или советом директоров Завода.

Приказом от 06.12.2011 N 273/НД исполнение обязанностей генерального директора с 07.12.2011 по 10.12.2011 было возложено на директора по производству Завода Игнатьева А.И.

Из приведенных положений следует, что издание данного приказа наделяет Игнатьева А.И. всеми полномочиями генерального директора, в том числе по представлению интересов Завода без доверенности. »

4. Вывод из судебной практики: При отсутствии у директора АО полномочий решать вопрос о единовременной выплате работнику при увольнении, директор обязан согласовывать его с уполномоченным органом общества, даже если во внутренних документах АО не конкретизированы правомочия указанного органа на такое согласование.

Судебная практика:

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 08.04.2016 N Ф03-767/2016 по делу N А73-13007/2015

«. Как установлено арбитражными судами из материалов дела, 02.02.2015 советом директоров АО «Дальмостострой» Федяев В.В. был избран на должность генерального директора общества.

Исполняя обязанности генерального директора АО «Дальмостострой», Федяев В.В. заключил 16.02.2015 с Ломоносовой И.А. срочный трудовой договор N 552 (до 01.02.2016) на замещение последней должности заместителя генерального директора по правовым и корпоративным вопросам, с размером денежного содержания оговоренного в приложении N 1 к трудовому договору.

Соглашением от 04.08.2015, подписанным Федяевым В.В. и Ломоносовой И.А. трудовые отношения с названным работником прекращены с 06.08.2015 (последний рабочий день).

В пункте 2 указанного соглашения стороны договорились о единовременной выплате работнику (Ломоносовой И.А.) трех среднемесячных заработков. Выплата производится единовременным платежом в день увольнения.

Во исполнение условий соглашения от 04.08.2015 общество осуществило единовременную выплату Ломоносовой И.А. трех среднемесячных заработков в сумме 703 320 руб. платежным поручением от 06.08.2015 N 37521, на основании расчетного листа за август 2015 года.

08.08.2015 Федяев В.В. расторг трудовой договор с АО «Дальмостострой».

Полагая, что действия Федяева В.В. по единовременной выплате уволившемуся работнику в сумме 703 320 руб. были осуществлены с превышением его полномочий, установленных действующим законодательством и уставом общества, а также повлекли для АО «Дальмостострой» убытки, последнее обратилось в арбитражный суд настоящим иском.

Исходя из разъяснений, изложенных в пунктах 1 и 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», лицо, входящее в состав органов юридического лица (единоличный исполнительный орган — директор, генеральный директор и т.д.), обязано действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно.

Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица.

Неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т.п.).

Удовлетворяя заявленные требования о взыскании с Федяева В.В. в пользу АО «Дальмостострой» 703 320 руб. убытков, арбитражный суд первой инстанции, исходя из положений устава общества, сделал вывод о том, что генеральный директор был обязан согласовать единовременную выплату с советом директоров АО «Дальмостострой», однако доказательств устного или письменного одобрения членами совета директоров спорной выплаты в материалы дела не представлено.

Апелляционный суд, сославшись на отсутствие в материалах дела внутренних документов общества с конкретизацией компетенции совета директоров в области утверждения и регулирования вопросов системы вознаграждения и политики относительно вознаграждения топ-менеджмента АО «Дальмостострой», а также наличие у генерального директора в соответствии с трудовым договором полномочий по принятию мер поощрения всех работников общества, отменил решение суда первой инстанции и отказал в удовлетворении иска.

Между тем, апелляционным судом не учтено следующее.

В абзаце втором статьи 145 Трудового кодекса Российской Федерации (далее — ТК РФ) установлено, что размеры оплаты труда руководителей иных организаций, их заместителей и главных бухгалтеров определяются по соглашению сторон трудового договора.

На основании статьи 191 ТК РФ работодатель поощряет работников, добросовестно исполняющих трудовые обязанности (объявляет благодарность, выдает премию, награждает ценным подарком, почетной грамотой, представляет к званию лучшего по профессии). Другие виды поощрений работников за труд определяются коллективным договором или правилами внутреннего трудового распорядка, а также уставами и положениями о дисциплине.

Порядок выплаты выходных пособий при расторжении трудового контракта определен статьей 178 ТК РФ, в которой указано, что выплата выходного пособия при расторжении трудового контракта по соглашению сторон устанавливается или в трудовом договоре или в коллективном договоре.

Из положений устава АО «Дальмостострой», утвержденного общим собранием акционеров 22.06.2015, следует, что генеральный директор общества без доверенности действует от имени общества, с учетом ограничений, предусмотренных действующим законодательством Российской Федерации, настоящим уставом и решениями совета директоров общества, в том числе устанавливает социальные льготы и гарантии работникам общества; в соответствии с организационной структурой общества утверждает штатное расписание и должностные оклады работников общества; осуществляет в отношении работников общества права и обязанности работодателя, предусмотренные трудовым законодательством (подпункты 9, 13, 14 пункта 20.3 статьи 20 устава).

Пунктом 3.3.6.3 трудового договора от 03.02.2015 N 549, заключенного с Федяевым В.В., а также пунктом 3.2.4 трудового договора от 16.02.2015 N 552, заключенного с Ломоносовой И.А., предусмотрено право генерального директора поощрять работников (работника) за добросовестный и эффективный труд.

Вместе с тем в пункте 1.2 приложения N 1 к трудовому договору от 16.02.2015 N 552 установлен конкретный размер премии (91 720,30 руб.), которой работодатель вправе поощрить руководителя (работника) по результатам работы за месяц.

Право на единовременную выплату трех среднемесячных заработков при увольнении работника (выходного пособия) названными трудовыми договорами не предусмотрено.

Таким образом, поскольку в данном случае право генерального директора на поощрение работника за добросовестный и эффективный труд может быть реализовано в виде выплаты по результатам работы за месяц установленного размера премии, оснований для вывода о наличии у ответчика, исполнявшего обязанности генерального директора АО «Дальмостострой», права на единовременную выплату работнику (выходного пособия) при его увольнении по соглашению сторон, не имеется.

Кроме того, подпунктом 22.15 пункта 14.2 статьи 14 устава АО «Дальмостострой» предусмотрено, что к компетенции совета директоров общества относится система вознаграждения генерального директора и политика общества в области вознаграждения топ-менеджмента общества.

То обстоятельство, что отсутствуют внутренние документы АО «Дальмостострой» с конкретизацией таких правомочий, на что указал суд апелляционной инстанции, не освобождает генерального директора от необходимости согласовывать единовременную выплату руководящему составу (заместитель генерального директора) с советом директоров общества, при отсутствии у самого генерального директора таких полномочий, предусмотренных внутренними документами организации.

Также заслуживает внимания то обстоятельство, что спорная выплата была осуществлена после возбуждения в отношении АО «Дальмостострой» дела о несостоятельности (банкротстве) и введения процедуры наблюдения.

При этом вступившим в законную силу определением Арбитражного суда Хабаровского края от 13.03.2015 по делу N А73-779/2015 установлено, что общая сумма требований по денежным обязательствам должника (АО «Дальмостострой») по состоянию на 27.01.2015 составляет 10 263 518 211 руб., в том числе 7 180 652 901 руб. — задолженность по договорам поручительства; 2 247 806 614 руб. — задолженность по договорным обязательствам перед поставщиками, подрядчиками, покупателями и заказчиками; 162 981 629 руб. — задолженность по оплате труда работников; 671 616 443,30 руб. — задолженность по налогам и сборам в бюджет и внебюджетные фонды.

С учетом изложенного действия Федяева В.В. по единовременной выплате трех среднемесячных заработков (703 320 руб.) не предусмотренной ТК РФ, уставом и внутренними документами общества, совершенные накануне своего увольнения без согласования с советом директором общества, являются недобросовестными и неразумными, а также причинили убытки АО «Дальмостострой», выразившиеся в необоснованном изъятии денежных средств, принадлежащих обществу.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что постановление от 18.01.2016 об отказе в удовлетворении заявленных требований АО «Дальмостострой» о взыскании с Федяева В.В. 703 320 руб. убытков подлежит отмене на основании частей 1, 2 статьи 288 АПК РФ с оставлением в силе решения от 30.10.2015 на основании пункта 5 части 1 статьи 287 АПК РФ. «

Задать вопрос или заказать пособие можно тут

С уважением к вашему бизнесу,

Уже в продаже электронное методическое пособие «Все об уточненной налоговой декларации» автора Сушонковой Елены

Уже в продаже электронное методическое пособие «Все о счетах-фактурах» автора Сушонковой Елены

Подписывайтесь на нас:

Материал подготовлен с использованием системы КонсультантПлюс