Торговый договор ссср германия

Сотрудничество СССР и гитлеровской Германии во Второй мировой войне

«Если Германия попадет в тяжелое положение, то она может быть уверена, что советский народ придет Германии на помощь и не допустит, чтобы Германию задушили. Советский Союз заинтересован в сильной Германии и не допустит, чтобы Германию повергли на землю.«
И.Сталин, 28.09.1939 г.

«Русские (СССР) поставляют нам даже больше, чем мы хотим иметь. Сталин не жалеет труда, чтобы нравиться нам. У него, видимо, достаточно причин для этого.»
Из дневника Геббельса.

Из речи И.Сталина на заседании Политбюро ЦК ВКП (б) 19 августа 1939 года.

Договор о ненападении между СССР и Германией, более известный как пакт Молотова — Риббентропа, с секретным дополнительным протоколом к нему, был заключен в Москве 23 августа 1939 года. Документ этот во многом способствовал началу Второй мировой войны. Кроме того, пакт в значительной мере определил судьбу латышей, эстонцев, литовцев, а также западных украинцев, белорусов и молдаван: в результате пакта эти народы почти полностью влились в Советский Союз.

Договор о ненападении между СССР и Германией от 23 августа 1939 года

Секретный дополнительный протокол к договору о ненападении между Германией и Советским Союзом от 23 августа 1939 года



28 сентября 1939 года было подписано разъяснение к «секретному дополнительному протоколу», который разграничивал сферы влияния «в случае территориально‑политического переустройства областей, входящих в состав Польского Государства». В зону влияния СССР входила территория Польши к востоку от линии рек Писса, Нарев, Буг, Висла, Сан. Эта линия примерно соответствовала так называемой «линии Керзона», по которой предполагалось установить восточную границу Польши после Первой мировой войны. Помимо Западной Украины и Западной Белоруссии, советские переговорщики заявили также об интересе к Бессарабии, потерянной в 1919 году, и получили удовлетворивший их ответ от немецкой стороны, заявившей о своей «полной политической незаинтересованности» в этих областях. Впоследствии эта территория стала частью Молдавской ССР в составе СССР.


Секретный дополнительный протокол от 28 сентября 1939 года

В результате пакта Германия в 1939-1944 годах избежала войны на два фронта, последовательно разгромив Польшу, Францию и малые страны Европы и получив для нападения на СССР в 1941 году армию, имевшую два года боевого опыта. Таким образом, главной выигравшей от пакта стороной, по мнению многих историков, можно считать нацистскую Германию. Тем не менее, и СССР получила дополнительные два года мирного времени и значительные дополнительные территории у своих западных границ.

В начале октября 1939 года в 35 км северо-западнее Мурманска была создана немецкая военно-морская база для заправки и ремонта германских военных судов и подводных лодок. Немцы использовали базу во время кампании в Норвегии, с которой, как известно, у Советского Союза долгие годы были нормальные дипломатические отношения. (После оккупации Норвегии и Дании весной 1940 г. СССР закрыл их представительства в Москве.) Командующий военно-морским флотом Германии адмирал Редер письменно выразил благодарность Советскому правительству после того как «База Норд» была оставлена немцами в сентябре того же года в связи с прекращением военных операций в Норвегии. Когда началась война, советские власти задержали в гавани Мурманска суда Англии и ее союзников, чтобы дать возможность немецким судам благополучно добраться до своих портов в Германии. Германские корабли пользовались укрытием в гавани Мурманска и в ходе операций германского военно-морского флота. В Мурманске же заправлялись продовольствием и горючим немецкие вспомогательные крейсеры, ведущие военные операции против Англии. СССР снабжал немцев метеорологическими сводками, которые затем использовались «Люфтваффе» при бомбежке Англии. Со своей стороны, во время советско-финской войны немцы ограничили движение своих кораблей в Балтийском и Черном морях. Затем советские власти снова задержали в Мурманске на три дня все суда Англии и ее союзников, чтобы облегчить немецкому рейдеру «Бремен» прорыв сквозь английскую блокаду к германским берегам. Наконец, советский ледокол проделал сложный путь по Северному Ледовитому океану, чтобы провести через Берингов пролив германский рейдер «Шиф-31». Попав в Тихий океан, этот рейдер успешно послал на дно морское несколько кораблей Англии и ее союзников.

Экономическое сотрудничество СССР и Германии. За несколько дней до заключения пакта о ненападении, 19 августа 1939 года, между СССР и Германией было подписано Торгово-кредитное соглашение. Оно было как бы прелюдией к заключению 11 февраля 1940 года Хозяйственного соглашения. В одном из документов, подготовленных Наркомвнешторгом для опубликования, значение Хозяйственного соглашения расценивалось как «не имеющее по своему объему и значению прецедента в истории мировой торговли».

История подобного не знала: как СССР заставил Германию восстановить его оборонку перед войной

Недоброжелатели России с подчеркнутым осуждением упрекают СССР в торговле с Германией в довоенный период. Их стенания не имеют ничего общего с реальностями того времени. Россия была одним из основных торговых партнеров Германии в царское время и оставалась таковым в советское время, но она не являлась основным торговым партнером гитлеровской Германии. Таковыми были США и Англия, с подачи которых и фабрикуются обвинения и всевозможные зловредные мифы в адрес Советского Союза.

В 1933 году, в год прихода к власти Адольфа Гитлера, доля поставки в Германию из СССР от общего объема поставок такого сырья, как железная руда, составляла всего 0,5%, в 1934-м – 0,02%, в 1935-м – 0,019%, нефти и нефтепродуктов: в 1933 году – 20,8%, в 1934-м – 14,8%, в 1935-м – 13%, хлопка: в 1934 году – 2,26%, в 1935-м – 1%. Утверждения о том, что за счет сырья СССР поднималась немецкая промышленность, не соответствуют действительности.

А вот для поднятия советской промышленности за чрезвычайно короткий срок требовались поставки с Запада, в том числе и из Германии. В своем выступлении 4 февраля 1931 года на первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности Иосиф Сталин сказал: «Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». Он не только сказал, а поставил дело так, что весь Запад, в том числе Германия, помогали нам «пробежать это расстояние в десять лет».

СССР завершил индустриализацию в указанный срок и за время Великой Отечественной войны выпустил вооружений вдвое больше гитлеровской Германии вместе со всеми остальными, как оккупированными Германией, так и союзными с ней европейскими странами, что позволило Советскому Союзу одержать Победу в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов. С нашей победой никак не могут смириться враги России и десятилетиями льют грязь на нашу страну.

Доля машин и оборудования в импорте СССР составляла более половины всей импортируемой продукции. Импорт СССР из Германии во все предвоенные годы значительно превышал экспорт в Германию: в начале 1930-х годов – в два раза. Так кто кому помогал в развитии промышленности? Конечно, Германия помогала СССР, и в этом огромная заслуга советского правительства. В довоенное десятилетие товарооборот с Германией из года в год снижался: в 1931 году он составлял 1065,8 млн марок, а в 1937 году – 182,5 млн марок. В основном это объясняется тем, что тысячи советских построенных заводов и фабрик начинали производить продукцию и СССР все меньше нуждался в импортном оборудовании, а все больше оборудования производил на своих предприятиях.

Вместе с тем потребность в оборудовании оставалась, так как история мира не знала темпов индустриализации, которых добился СССР, и промышленность страны не успевала оснащать заводы и фабрики необходимым оборудованием. Особенно недоставало прессов большой мощности для металлургической промышленности, тяжелых токарных, фрезерных, зуборезных, шлифовальных станков для обработки крупногабаритных металлических изделий, многорезцовых станков и другого уникального оборудования. Указанное оборудование нам и поставляла Германия.

Советское руководство сумело получить недостающее оборудование в Германии, и потомки должны вспоминать об этом с гордостью и благодарностью. Но обманутые поколения этого не знают. Они воспитаны на образах, созданных, например, гражданином Англии Резуном, печатающимся в России под псевдонимом В. Суворов, который во время войны сбежал из СССР в Англию и стал служить английской разведке.

А им нарисована следующая картина: «22 июня 1941 года перед рассветом через пограничный мост в Бресте с советской стороны на германскую мирно простучал эшелон, груженный зерном, а через несколько минут с германского берега ударили артиллерийские батареи и пошли танки Гудериана». Этот образ глупого советского правительства, до последнего довоенного часа кормившего Германию хлебом, внедрен в сознание каждого российского гражданина.

В действительности Германия до последнего часа поставляла нам оборудование. Данные поставок 1940 и 1941 годов показывают, что эти поставки из месяца в месяц увеличивались. В феврале 1940 года Германия поставила СССР продукции на 1,8 млн марок, в июне – уже на 30,8 млн марок, а в декабре 1940 года – на 37,7 млн марок. И последний эшелон в июне 1941 года пошел не из СССР в Германию, а из Германии в СССР, с уникальным оборудованием для нашей промышленности. Достаточно указать, что в январе 1941 года Германия поставила СССР продукции на 29,6 млн марок, а в июне 1941 года – на 53,2 млн марок.

В целом поставки в денежном выражении были примерно одинаковыми, и обе стороны строго выполняли условия торгового договора. И почему СССР накануне страшной войны не должен был поднимать уровень своей оборонной промышленности за счет поставок из Германии?!

А ведь образ последнего эшелона с зерном вошел в художественные произведения о войне и даже в солидные исторические труды. Есть основания заявить, что люди, поддерживавшие и поддерживающие в настоящее время этот образ, делают это с целью дискредитации нашей страны. С целью унижения великого народа, который сумел отстоять свою свободу и независимость в битве с врагом, вдвое превышавшим его в силах и средствах, советского народа, который до войны сумел заставить работать на себя даже врага.

Более того, поставки зерна фальсификаторы нашей истории пытаются представить как бедствие для народов СССР. Но такие утверждения не соответствуют действительности. Благодаря коллективизации сельского хозяйства СССР значительно повысил производительность труда в аграрном секторе экономики и одновременно увеличил сбор зерна.

В 1913 году сбор зерна в Российской империи составил 76,5 млн т. В СССР до коллективизации сбор зерна оставался на указанном дореволюционном уровне: 1925 год – 72,5 млн т; 1926 год – 76,8; 1927 год – 72,3; 1928 год – 73,3; 1929 год – 71,7. После коллективизации, в 1937 году, валовой сбор зерна составил уже 97,5 млн т (по американским оценкам, 96,3 млн т).

В результате коллективизации были решены основные проблемы в развитии сельского хозяйства и промышленности. Невиданными в мире темпами росло производство промышленной продукции, увеличилось производство зерна, резко поднялась производительность труда, в результате чего были высвобождены люди для индустриализации.

Например, в 1929 году сельским хозяйством занималось 80 млн человек, а в 1933 году в сельском хозяйстве осталось 56 млн человек. Однако и в 1929 году, и в 1934 году был получен примерно один и тот же урожай зерна – 74 млн т. То есть примерно на треть сократилось число занятого в аграрном секторе населения, но производство зерна осталось на том же уровне. Сельское хозяйство высвободило для промышленности крайне необходимые ей 24 млн пар рабочих рук.

Производство зерна уже через пять лет увеличилось более чем на одну треть, и к январю 1941 года СССР смог создать государственный запас в 6,162 млн т зерна и муки. Поэтому для советской экономики поставки сырья были не слишком обременительными. За 1940 год Германия получила из нашей страны 657 тыс. т нефтепродуктов, в то время как добыча нефти в СССР в том году составила 31,1 млн т. Зерна в Германию в 1940 году было поставлено чуть меньше 1 млн т, а заготовлено более 97 млн т. Кстати, в 1986/87 году СССР довел производство зерна до 210–211 млн т.

Враги России по-прежнему кричат, что СССР своими поставками сырья породил гитлеровскую Германию. Но их клевета не имеет ничего общего с фактическим положением дел. В 1940 году поставки из СССР составляли всего лишь 7,6% общей суммы германского импорта, а поставки в СССР – 4,5% германского экспорта, в следующем году – соответственно 6,3% и 6,6%.

В предвоенное время СССР имел высокоинтеллектуальное, профессионально подготовленное правительство, которое использовало буквально все возможности для подготовки отпора любому агрессору. Несмотря на ограничения правительств западных «демократий» – США, Англии, Франции и др. – на поставку в СССР оборудования и технологий, СССР всеми правдами и неправдами определенное количество оборудования получил не только из Германии, но и из указанных стран.

  Возврат денег по страховке при продаже машины

Конечно, доля полученного оборудования составляла незначительную часть от произведенного в нашей стране, но каждый станок, получаемый до войны из других стран, спасал десятки человеческих жизней, так как позволял выпустить больше оружия для советских солдат.

В результате славных, героических дел советского народа и правительства Красная армия в июне 1941 года по количеству имеющегося в войсках оружия превосходила вермахт, но произвести к началу войны достаточное количество военной техники новых типов СССР не хватило времени. По численности войск Вооруженные силы Германии с союзниками более чем в два раза превосходили Вооруженные силы СССР.

Вся армия Германии без союзников (8,5 млн человек) имела на вооружении 5639 танков и штурмовых орудий, свыше десяти тысяч боевых самолетов, свыше 61 тыс. орудий и минометов. Военно-морской флот к июню 1941 года насчитывал 217 боевых кораблей основных классов, в том числе 161 подводную лодку. На вооружении напавшей на СССР 5,5-миллионной армии Германии и ее союзников находилось около 4300 танков и штурмовых орудий, 47,2 тыс. орудий и минометов, 4980 боевых самолетов и свыше 190 боевых кораблей.

В июне 1941 года на вооружении Красной армии состояло свыше 67 тыс. орудий и минометов, 1860 новых танков и свыше 2700 (3719 штук, по данным Г. К. Жукова) боевых самолетов новых типов. Кроме того, в войсках было большое количество устаревшей бронетанковой и авиационной техники. ВМФ имел 276 боевых кораблей основных классов, в том числе 212 подводных лодок.

Благодаря 12,5 тыс. построенным в межвоенный период крупным заводам и фабрикам, оснащенным оборудованием, в том числе и оборудованием, полученным из Германии, СССР уже осенью 1942 года в производстве вооружений превзошел Германию вместе с работающей на нее Европой.

Среднегодовое производство танков и самоходных установок в СССР было почти в два раза больше, чем в Германии, в четыре раза больше, чем в Англии; орудий – в 6,3 раза больше, чем в Германии, в 1,5 раза больше, чем в США, и в 5,3 раза больше, чем в Англии; самолетов – в 1,7 раза больше, чем в Германии, и в 1,5 раза больше, чем в Англии.

Высочайший уровень способности наших рабочих и инженерно-технических работников подтверждается и следующими фактами. Себестоимость танка Т-34 и тяжелых танков КВ и ИС уменьшилась за время войны примерно в два раза, одновременно возросла выработка на одного рабочего. Трудоемкость производства бронекорпуса среднего танка снизилась почти в пять раз, дизель-мотора – в 2,5 раза. Таких достижений в танкостроении не имела ни одна из воюющих стран. Аналогичные достижения советская промышленность имела в самолетостроении и в других наукоемких и трудоемких отраслях военной промышленности.

С мая 1942 по май 1945 года производительность труда рабочих в промышленности СССР в целом выросла на 43%, а в оборонных отраслях – на 121%. В 1944 году себестоимость всех видов военной продукции была в среднем в два раза ниже, чем в 1940 году. Экономический эффект от ее снижения за 1941–1944 годы составил почти половину всех расходов государственного бюджета СССР на военные нужды в 1942 году. И в этом большая заслуга, прежде всего, советских ученых и инженеров, постоянно улучшавших технологию производства продукции и вводивших механизацию и автоматизацию в производственные процессы.

Удельный вес поставок СССР промышленной продукции союзниками за время Великой Отечественной войны составил 4% продукции отечественного производства, а импорт зерна, муки и крупы в пересчете на зерно – 2,8% среднегодовой заготовки зерна в СССР. На основании приведенных данных очевидно, что поставки союзников, конечно, нам помогли, но составляли незначительную часть производства продукции в Советском Союзе и в силу своей незначительности не могли повлиять на исход войны. Торговля с Германией, в целом с Западом, конечно, помогла становлению советской промышленности, но наши достижения, прежде всего, стали возможны благодаря высоким созидательным способностям русского, советского народа и его правительства.

Мнение, выраженное в публикации Леонида Масловского, является его личной позицией и может не совпадать с мнением редакции сайта телеканала «Звезда».

СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКИЕ ДОГОВОРЫ И СОГЛАШЕНИЯ

Советская историческая энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия . Под ред. Е. М. Жукова . 1973—1982 .

Смотреть что такое «СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКИЕ ДОГОВОРЫ И СОГЛАШЕНИЯ» в других словарях:

СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКИЕ ДОГОВОРЫ И СОГЛАШЕНИЯ — 1) С. г. д. 1918 см. Брест Литовский мирный договор 1918. 2) С. г. с. 1921 временное подписано 6. V в Берлине в основном по образцу англо советского торгового соглашения 1921 (см.). После прекращения вооружённой интервенции Германии против… … Дипломатический словарь

СОВЕТСКО-ПОЛЬСКИЕ ДОГОВОРЫ И СОГЛАШЕНИЯ — 1) С. п. д. 1921 см. Рижский мирный договор 1921. 2) С. п. д. 1932 о ненападении подписан 25. VII в Москве. Переговоры о заключении С. п. д. начались ещё в январе 1926 по инициативе советской стороны. Однако польское правительство выдвинуло ряд… … Дипломатический словарь

Советско-германские соглашения — Дипломатические отношения с 16.4.1922, установлены Рапалльским договором, которому предшествовало временное соглашение О торгово экономических отношениях (6.5.1921), означавшее признание Германией Советского правительства де факто.… … Большая советская энциклопедия

Советско-германские соглашения 1939 года — Советско германские договоры 1939 и их дополнения: 19 августа 1939: Германо советское торговое соглашение. Германия предоставила СССР кредит на 200 млн германских марок и взяла на себя обязательство поставить Советскому Союзу по этому… … Википедия

Советско-германские отношения в годы действия Пакта Молотова-Риббентропа — Перенаправлено с Советско германские отношения (Осень 1939 года) Основная статья: Вторая мировая война Возможно, эта статья содержит оригинальное исследование. Добавьте ссылки на источники, в противн … Википедия

Советско-германское сотрудничество в период до Великой Отечественной войны — После заключения Версальского договора военная мощь Германии должна была быть ограничена этого потребовала сторона, победившая в Первой мировой войне. Помимо всего прочего, у Германии была забрана значительная территория и ей предписывалось… … Википедия

Российско-германские отношения — Российско германские отношения … Википедия

МИРНЫЕ ДОГОВОРЫ 1947 — подписаны 10. II в Париже государствами победителями во второй мировой войне с каждой из пяти стран бывших союзниц гитлеровской Германии: Италией, Румынией, Болгарией, Венгрией и Финляндией. По решению Потсдамской конференции 1945 (см.)… … Дипломатический словарь

СОЮЗ СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК — (СССР, Союз ССР, Советский Союз) первое в истории социалистич. гос во. Занимает почти шестую часть обитаемой суши земного шара 22 млн. 402,2 тыс. км2. По численности населения 243,9 млн. чел. (на 1 янв. 1971) Сов. Союзу принадлежит 3 е место в… … Советская историческая энциклопедия

Генуэзская конференция 1922 — международная конференция по экономическим и финансовым вопросам. Проходила в Генуе (Италия) с 10 апреля по 19 мая при участии представителей 29 государств Австрии, Албании, Бельгии, Болгарии, Великобритании, Венгрии, Германии, Греции,… … Большая советская энциклопедия

Германо-советское торговое соглашение (1939)

Германо-советское торговое соглашение 19 августа 1939 года (иначе кредитное [1] , торгово-кредитное [2] соглашение) — экономическое соглашение между Советским Союзом и нацистской Германией подписанное 19 августа 1939 г. в Берлине. Предложенное немецкой стороной, как первый шаг в произошедшем улучшении советско-германских отношений [3] , его заключение стало предварительным условием советской стороны в ходе переговоров летом 1939 года, приведших впоследствии к подписанию договора о ненападении между СССР и Германией (Пакта Молотова-Риббентропа). [4] [5] [6] [7] [8]

Предыстория торговых отношений между СССР и Германией

Подписанное 12 октября 1925 года Германо-Советское торговое соглашение формировало контрактную основу для торговых отношений двух сторон. Германский экспорт в СССР увеличивался из года в год, в том числе и благодаря успешным договорам Советской Торговой Миссии в Берлине привлекавшей выгодные кредиты для размещения советских заказов в Германии. Единицей расчёта при осуществлении была обусловлена рейхсмарка.

В 1925 году Германия предоставила СССР краткосрочный кредит в 100 млн марок, в апреле 1926 года Германия открыла кредитную линию для СССР в размере 300 млн марок сроком на 4 года. В 1931 году Германия предоставила СССР ещё один кредит (связанный с покупкой оборудования) на сумму в 300 млн марок сроком на 21 месяц. Общая сумма заимствований СССР в 1925—1931 годах составила, таким образом, 700 млн марок.

С наступлением Великой депрессии, в меньшей степени повлиявшей на обе страны товарооборот СССР с Германией ещё больше увеличился — в 1930 году было ввезено германских товаров на 430,6 млн марок и экспортировано из СССР товаров на 436,5 млн марок.

1931 год стал рекордным за всю историю отношений между СССР и Германией — общий товарооборот составил 1 066 млн марок (импорт в СССР − 762,7 млн; экспорт в Германию 303,5 млн). В связи с ростом внешнего долга и общими экономическими трудностями в СССР в 1932 году объём торгового баланса между СССР и Германией снизился до 896,7 миллионов рейхсмарок — причем экспорт в Германию составил всего 270,9 миллионов рейхсмарок (меньше было только в 1925 году).

В 1933 товарооборот сократился практически в 2 раза — до 476,2 миллионов рейхсмарок (282,2 млн — импорт и 194,0 млн — экспорт СССР из/в Германию). [9]

С приходом Адольфа Гитлера к власти в Германии отношения с СССР дипломатично характеризовались как «охлаждение» — на фоне активных пропагандистских компаний в печати обеих стран — антикоммунистической и антифашистской. Торговый оборот между СССР и Германией, стал быстро снижаться. Германия, в течение ряда лет занимавшая первое место во внешней торговле СССР, начала с 1935 года опускаться ниже США, Англии и даже таких стран, как Бельгия и Голландия. [10]

Доля немецкого экспорта в СССР сократилась до 2,7 % и импорта до 2,2 % во внешнеторговом сотрудничестве Германии. [12]

Объём торгового оборота продолжал сокращается, при возрастающих потребностях Германии в сырье. Для активизации торговых отношений Германией, согласно договору, именованному как «Четвёртая Кредитная операция. Специальная транзакция 1935 года», заключённому 4 апреля 1935 года, СССР был предоставлен кредит в размере 200 миллионов рейхсмарок, который нужно было использовать на приобретение немецких товаров до 30 июня 1937 года. Срок погашения устанавливался в период с 1940 по 1943 год. СССР использовало 183 миллиона из этого кредита. Несмотря на это товарооборот не оживился, — так в 1937 году Германия направила в СССР продукции на 117 миллионов рейхсмарок, а получила товаров на 65 миллионов. [13]

Активные усилия Германии выразившиеся заключении торговых договоров с СССР 1 марта и 19 декабря 1938 года на деле не имели реальных видимых подвижек. 1 марта 1938 года, после временной стагнации советско-германских отношений последовало заключение соглашения о торговом обороте на 1938 год. Верхний предел оборота определялся уровнем 1934 и 1935 годов, а по некоторым позициям предусматривалось увеличение поставок. 19 декабря 1938 года это соглашение было продлено ещё на год.

Торговый оборот СССР с Германией ни в 1938, ни в 1939 годах на деле так и не поднялся до уровней 1934—1935 годов, а упал ещё больше — до 0,6 % в общем объёме как экспорта так и импорта Германии. [12]

Заключение договора

Предложение о предоставлении нового кредита в 200 млн марок было сделано германской стороной 24 января 1938 года [14] В дальнейшем переговоры шли трудно, неоднократно прерывались и той и другой стороной, основными противоречиями были: процентная ставка, номенклатура и объёмы поставок товаров в счет оплаты кредита. Весной-летом 1939 года чиновники германского МИДа неоднократно поднимали вопрос об их возобновлении. [15] [16] Наконец, 22 июля ТАСС опубликовало сообщение о возобновлении в Берлине торгово-кредитных переговоров. С этого момента ход переговоров значительно ускорился.

24 июля советник восточноевропейской референтуры Отдела экономической политики германского МИДа Карл Шнурре в беседе с советским временным поверенным в делах Г. А. Астаховым, после обсуждения текущих экономических вопросов, изложил план улучшения германо-советских политических отношений (предварительно оговорив эту часть беседы, как неофициальный обмен мнениями). Немецкий план включал:

  • 1) заключение торгово-кредитного договора;
  • 2) нормализацию отношений в области прессы и культурных отношений, установление атмосферы взаимного уважения;
  • 3) политическое сближение.

При этом Шнурре заметил, что неоднократные попытки германской стороны поднять эту тему были проигнорированы советской стороной. [16] 26 июля Шнурре продолжил развивать эту тему, пригласив по указанию Риббентропа Астахова и заместителя торгпреда Е. И. Бабарина в ресторан. Третий пункт плана был несколько конкретизирован немецкой стороной: «или возвращение к тому, что было раньше , или же новое соглашение, которое примет во внимание жизненные политические интересы обеих сторон» [17] .

Приближение сроков установленных Гитлером для начала операции «Вайс» и необходимость обеспечения невмешательства СССР в польские планы Германии заставляли немецкую сторону оказывать на советскую сторону давление по скорейшему переходу сразу к третьему шагу. 17 августа 1939 года советское руководство высказало свою заинтересованность в двухэтапном подходе к улучшению советско-германских отношений — 1-й и обязательный шаг — подписание торгового договора и 2-м шагом через определённый временной период должно стать пролонгация Договора 1926 года или подписание нового договора о ненападении — по желанию Германии. [16] [18]

  Грузовые перевозки учебное пособие

19 августа 1939 года торговый договор был подписан. Официальное сообщение ТАСС по этому поводу выглядело как:

ТАСС. 19-го августа после длительных переговоров, закончившихся успешно, в Берлине подписано Торгово-Кредитное Соглашение между СССР и Германией.
Соглашение подписано со стороны СССР — Зам. Торгпреда Е. И. Бабариным, а с германской стороны — г. Шнурре.
Торгово-Кредитное Соглашение предусматривает предоставление Германией СССР кредита в размере 200 миллионов германских марок, сроком на семь лет из 5 % для закупки германских товаров в течение двух лет со дня подписания Соглашения.
Соглашение предусматривает также поставку товаров со стороны СССР Германии в тот же срок, то есть в течение двух лет на сумму в 180 миллионов германских марок.

— Газета «Правда» 21 августа, 1939 [1]

В своей речи 31 августа Молотов так охарактеризовал новое соглашение: «Это было не первое торгово-кредитное соглашение с Германией при существующем правительстве. Но это соглашение отличается в лучшую сторону не только от соглашения 1935 года, но и от всех предыдущих, не говоря уже о том, что у нас не было ни одного столь же выгодного экономического соглашения с Англией, Францией или какой-либо другой страной».

Суть соглашения

  • 1. Согласно соглашению Германия предоставляла Советскому Союзу товарный кредит на сумму 200 миллионов рейхсмарок. Финансирование осуществлялось немецким «Голддисконтбанком» (Golddiskontbank). Ссуда на 100 %, гарантировалась правительством Германии и подразумевала процентную ставку в размере 5 %, а секретный договор предполагал снижение ставки до 4,5 % — 0,5 % шло на специальный счёт СССР в Берлине.
  • 2. Кредит должен был использоваться для финансирования Советских заказов в Германии по поставкам станков, оборудования, различных товаров, вооружения. Причем последнее должно было поставляться в меньших объёмах нежели прочие позиции поставок.
  • 3. Кредит погашался СССР путём поставки сырья, количество и объём которого должны быть согласованы посредством заключения дополнительно договора между двумя Правительствами. Годовые проценты по суммам за поставки советских товаров должны аккумулироваться на специальном счёту СССР в Берлине. Сроки полного погашения по этому кредиту относились к началу 1946 года.

Согласно условиям договора ожидалась такую схему движения товаров в ближайшие последующие годы:

Немецкая сторона ожидала получить в течение ближайших двух лет сырья на сумму 180 млн рейхсмарок — прежде всего: древесины, хлопка, кормового зерна, нефти, фосфатов, платины, невыделанного меха, бензина и других товаров имеющих большие или меньшие возможности конвертации в золото.

Советская сторона намеревалась получить от немецкой стороны кроме военных товаров горнорудное оборудование, оборудование для нефтяной, химической и сталеплавильной промышленности, оборудование для электростанций, кузнечно-прессовое оборудование, металлорежущие станки, локомотивы, турбины, суда, металлы и другие товары.

Подготовка к поставкам

Несмотря на значительный объём уже имеющихся соглашений 6 сентября 1939 года, статс-секретарь министерства иностранных дел Германии Э. Вайцзеккер обратился к только что прибывшему в Берлин новому советскому полпреду A.A. Шкварцеву с предложением о ещё большем расширении торговых отношений между СССР и Германией.

Одновременно с подписанием советско-германского договора о дружбе и границе от 28 сентября 1939 года по германской инициативе состоялся обмен письмами о развитии экономических отношений и товарооборота между двумя странами. Конкретные переговоры начались в Москве 8 октября. С немецкой стороны переговоры вел «особо уполномоченный германского правительства» К. Риттер, который занимался в министерстве иностранных дел Германии экономическими проблемами войны. В переговорах участвовал также К. Шнурре, возглавлявший прибывшую в Москву вместе с Риттером германскую экономическую делегацию в составе более 30 человек. Был подготовен план закупок в СССР в течение года на 1300 млн германских марок.

Также они планировали добиться увеличения транзита товаров закупленных в других странах для Германии и участия в подобных закупках самой СССР. Риттер проявил заинтересованность в получении из СССР по возможности больше товаров, желательно примерно на 1 млрд германских марок. Микоян в ответ заявил, однако, что СССР будет исходить из максимального объёма поставок в прошлые годы, то есть 470 млн германских марок.

20 октября Микоян сообщил Риттеру, что советское правительство намерено послать в Германию специальную комиссию для ознакомления на месте с возможностями размещения советских заказов. Соглашение о поставках, предусмотренное Договором от 19 августа может быть подписано, подчеркнул он, только после решения основных вопросов, связанных с этими заказами . Покупать без разбора все, что предлагали немцы, советское правительство не собиралось. Оно намеревалось брать только самые нужные и высококачественные изделия.

На 22 октября после напряженных переговоров было намечено возвращение Риттера в Берлин. Накануне Микоян заявил ему, что поставки товаров из СССР смогут начаться только тогда, «когда немецкая сторона удовлетворит… требования советской стороны». Риттер предложил подписать соглашение, не дожидаясь окончания работы комиссии по размещению советских заказов. Он имел инструкции ускорить начало советских поставок, затягивая немецкие. Но Микоян не согласился на это.

2 ноября покинул Москву также и Шнурре. Таким образом, первый этап переговоров к конкретным результатам не привел.

С 26 октября в Германии находилась советская делегация для выяснения возможностей размещения заказов на германских предприятиях в составе 48 человек. Возглавлял делегацию нарком судостроения И. Ф. Тевосян, его заместителем был генерал Г. К. Савченко, занимавшийся заказами на военную технику. Члены её посетили многие германские предприятия, ознакомились с интересовавшим СССР заводским оборудованием, производственными процессами, технологией. Особое внимание уделялось ознакомлению с новинками немецкой военной техники, размещению на эти новинки заказов для всех родов войск. Современные сложные станки заказывались также прежде всего для производства военных материалов.

Риттер в беседе с Тевосяном в Берлине 27 октября снова предложил по возможности скорее заключить соглашение, а уже затем уточнить германские поставки. Но советские представители отклонили это предложение. Тевосян заявил в беседе с Риттером: «Нашей задачей является получить от Германии новейшие усовершенствованные образцы вооружения и оборудования. Старые типы вооружений покупать не будем. Германское правительство должно показать нам все новое, что есть в области вооружения, и пока мы не убедимся в этом, мы не сможем дать согласие на эти поставки. Для этого требуется время на поездки на заводы, военные корабли и воинские части»

«Нескромность» в требованиях и желаниям советской делегации отмечалась руководителями всех родов войск нацистской Германии — Герингом (ВВС), Кейтелем (Сухопутные силы) и Редером (ВМС). [19]

Советская делегация во главе с Тевосяном через несколько недель работы пришла к заключению, что итоги неудовлетворительны, так как, по их мнению, самую новую военную технику немцы не показали. Это тормозило подписание торгового соглашения. В результате твердой и настойчивой позиции советских представителей немцы пошли на уступку. Советским представителям удалось добиться того, что им стали показывать новую технику более полно. Наиболее сложные вопросы решались Гитлером и Герингом. Был составлен и передан немецкой стороне предварительный список возможных заказов на германскую военную технику. Однако было получено согласие на поставку лишь менее половины перечисленных наименований. Кроме того, немцы запросили заведомо завышенные цены. Микоян в беседе с германским послом в СССР Ф. Шуленбургом 15 декабря констатировал, что немцы хотят драть с русских «три шкуры», но такие попытки безуспешны.

Риттер 19 декабря, снова прибыв в Москву, продолжил переговоры с Микояном. Нарком сказал, что советская сторона готова поставлять «высококачественные товары и хотела бы получить за них эквивалентные товары, и в первую очередь — предметы вооружения». Если германская сторона готова поставить интересующие советскую сторону военные материалы, то будет нетрудно решить все вопросы. В ином случае, «он не знает, как кончатся переговоры».

22 декабря наркома иностранных дел СССР В. М. Молотова посетил посол Шуленбург, который заметил, что в ходе торговых переговоров имеются «большие разногласия», в частности по вопросу о советских военных заказах — «программа военных заказов, сказал он, слишком велика». Германия, находясь в войне, не в состоянии выполнить часть заказов. Ответив, что СССР может пойти на сокращение программы военных заказов, Молотов вместе с тем заявил, что германские представители «заламывали» такие цены, что это является «худшей формой отказа».

По просьбе Шуленбурга на следующий день Риттера принимали вместе Молотов и Микоян. Нарком внешней торговли констатировал в ходе беседы, что немецкие подсчёты о стоимости намеченных советских военных заказов несостоятельны. В беседе с Риттером 25 декабря Микоян, возвращаясь к вопросу о ценах, снова отметил, что заказ на самолеты по мировым ценам стоит только 19,4 млн германских марок, а немцы запрашивают 300 млн, то есть в 15 раз больше. На другие заказы цены завышены в два, в три, в четыре раза. Нарком внешней торговли передал Риттеру программу советских закупок в Германии, составленную с учетом результатов работы делегации Тевосяна.

Одна из наиболее сложных проблем в ходе переговоров заключалась в том, на сколько месяцев германские поставки заводского оборудования и военной техники будут отставать по своему объёму от советских поставок сырья и продовольствия. Этому вопросу были посвящены многие дни переговоров. Он был урегулирован лишь после того, как к ведению переговоров подключился И. В. Сталин. Он согласился на сокращение количества поставляемой военной техники, с тем чтобы были сокращены и сроки поставок и они могли быть осуществлены в основном в течение года. Сталин выразил согласие, что советские поставки начнутся раньше немецких, но решительно настаивал на том, что по истечении полугода баланс стоимости поставок должен быть выравнен. «Сколько Германия даст, столько и получит», — заявил он в ходе переговоров с Риттером и Шуленбургом в новогоднюю ночь.

В Берлине отмечалось, что в связи с началом советско-финляндского конфликта позиция СССР в переговорах несколько смягчилась. В то же время считалось, что СССР не принимает германских предложений, так как не желает осложнения отношений с Англией. 8 января 1940 года Гитлер дал указания пойти на уступки, чтобы обеспечить скорейшее заключение соглашения

5 февраля 1940 года в Москве было получено письмо министра иностранных дел Германии И. Риббентропа, в котором содержались заверения в готовности Германии поставлять военные материалы, а также предоставить «технический опыт в военной области» . Эти официальные заверения германского правительства способствовали преодолению тупика в переговорах. Три дня спустя, 8 февраля, Сталин внес конкретные предложения об основах соглашения, с которыми Риттер счел необходимым согласиться.

Договор о поставках 11 февраля 1940 года

11 февраля 1940 года в Москве состоялось подписание хозяйственного соглашения между СССР и Германией. В нём предусматривалось, что Советский Союз поставит Германии товары на сумму в 420—430 млн германских марок за 12 месяцев, то есть до 11 февраля 1941 года. Германия же была обязана поставить СССР военные материалы и промышленное оборудование на ту же сумму за 15 месяцев, то есть до 11 мая 1941 года. На 11 августа 1940 года (через полгода с момента подписания соглашения), а также на 11 февраля 1941 года (через год) немецкие поставки должны были отставать от советских не более, чем на 20 %. Иначе СССР имел право «временно приостановить свои поставки».

В соглашении предусматривалось, что СССР будет поставлять в Германию

  • 0 1 000 000 тонн фуражного зерна и бобовых, на сумму 120 миллионов рейхсмарок
  • 0 900 000 тонн нефти на сумму около 115 миллионов рейхсмарок
  • 0 100 000 тонн хлопка на сумму около 90 миллионов рейхсмарок
  • 0 500 000 тонн фосфатов
  • 0 100 000 тонн хромитовых руд
  • 0 500 000 тонн железной руды
  • 0 300 000 тонн чугунного лома и чугуна в чушках
  • 0 2 400 кг платины

Для обеспечения выполнения своих заказов СССР обязался поставить Германии в течение следующих 18 месяцев 11 000 тонн меди, 3000 тонн никеля, 950 тонн цинка, 500 тонн молибдена 500 тонн вольфрама, 40 тонн кобальта.

Кроме того СССР предоставлял скидку Германии на транзит её товаров по Транс-Сибирской магистрали.

СССР в обмен получал недостроенный тяжелый крейсер «Лютцов» и оборудование, необходимое для завершения его постройки; образцы корабельной артиллерии, мин, торпед, перископов; образцы последних моделей самолетов; образцы артиллерии, танков, средств связи; образцы более 300 видов станков и машин: экскаваторов, буровых установок, электромоторов, компрессоров, насосов, паровых турбин, нефтяного оборудования и т.д

Выполнение договора

В первые месяцы после подписания хозяйственного соглашения торговый оборот между двумя странами рос медленно. 8 марта 1940 года в Германию в очередной раз прибыла советская закупочная комиссия во главе с Тевосяном в составе около 60 человек. К этому времени в результате изучения возможностей размещения в Германии заказов на нужные СССР изделия была уточнена программа заказов. Они стали формироваться быстрее. При этом советские представители добивались установления приемлемых цен (на среднем мировом уровне) и минимальных сроков их изготовления.

Но уже в апреле СССР пришлось использовать свое право «временно приостановить свои поставки» по причине низкого «энтузиазма» в поставках с немецкой стороны — поставки остро востребованных нефти и зерна были прекращены. В результате поставка немецких товаров активизировалась — С 25 апреля по 15 мая Германия поставила: 2 самолета «Дорнье-215», 5 самолетов «Мессершмитт-109Е», 5 самолетов «Мессершмитт-110», 2 самолета «Юнкерс-88», 3 самолета «Хейнкель-100», 3 самолета «Бюккер-131» и 3 самолета «Бюккер-133». 5 июня было получено ещё 2 самолета «Хейнкель-100» — уже в конце мая в Ленинград пришёл «Лютцов».

  Вопросы и ответы на сдачу экзамена на адвоката 2018

За первые шесть месяцев (по август 1940) действия соглашения СССР осуществил только 28 % предусмотренных на год поставок — из Германии было направлено оборудования 84,2 млн рейхсмарок, а СССР направил сырья на 119,1 млн рейхсмарок. Поставки из СССР составляли всего 6,9 % общего импорта Германии за эти месяцы.

В августе 1940 года была проведена проверка хода выполнения соглашения, оказалось, что германские поставки все же серьёзно отставали от советских. Для изменения положения СССР отказался от некоторых заказов с длительными сроками поставок. Шнурре в записке от 28 сентября отмечал, что русские хотят ограничиться только теми заказами, поставки по которым могут быть осуществлены в течение 8-10 месяцев.

12 сентября 1940 года Микоян предупредил Шнурре, что ввиду отставания германских поставок советская сторона вынуждена будет сократить или временно приостановить экспорт в Германию. По сравнению с третьим кварталом в четвёртом квартале 1940 года экспорт в Германию был уменьшен в два раза, а в начале 1941 года сокращен ещё больше. Несмотря на это с августа по декабрь 1940 года из СССР в Германию было экспортировано сырья на 259,6 млн рейхсмарок, а СССР получил товаров только на 121,6 млн рейхсмарок.

Молотов и Микоян в переговорах с Шуленбургом, Риттером и Шнурре настойчиво добивались увеличения германских поставок. Этот вопрос был в центре внимания также 13 ноября 1940 года в Берлине в беседе Молотова с Герингом. Геринг ссылался на то, что Германия находится в состоянии войны, поэтому имеются трудности с поставкой военной техники, а советская сторона желает получать прежде всего именно её. Задержка в поставках связана и с тем, сказал он, что советские заказы — это высококачественные и сложные изделия. Кроме того, они сосредоточены в одной, то есть военной, области. Заказы было бы легче выполнить, если бы они шире распределялись и по другим отраслям экономики. Затрудняется дело и тем, что русские иногда не имеют четкого представления о том, что именно заказывать, меняют свои заказы. Но Геринг заверил, что все возможное будет сделано и отставание в поставках будет ликвидировано

Принятые советским правительством меры по выравниванию объёма взаимных поставок дали свои результаты. В декабре 1940 года, а также в январе 1941 года германский экспорт в СССР превысил советский экспорт в Германию.

За 1940 год Германия получила из Советского Союза 657 тыс. тонн нефтепродуктов, то есть 4,6 % её общих годовых запасов. В СССР в 1940 году было добыто 31,1 млн тонн нефти, то есть экспорт нефтепродуктов в Германию составлял 2,1 % от общей добычи нефти в стране. Зерна было выращено в СССР в 1940 году 95,6 млн т, а экспортировано в Германию менее 1 млн тонн, то есть около 1 %. Основную часть этого экспорта составлял ячмень (732 тыс. тонн) и овес (143 тыс. тонн), пшеница — всего 5 тыс. тонн. В импорте Германии СССР занимал пятое место (после Италии, Дании, Румынии и Голландии).

Договор 10 января 1941 года

В конце октября 1940 года в Москву снова прибыл Шнурре и начались переговоры о подписании торгового соглашения на очередной год. Но ввиду отставания германских поставок в переговорах возникли серьёзные трудности. Посетив 25 ноября 1940 года вместе с Шуленбургом Молотова, Шнурре констатировал, что «по основным вопросам хозяйственные переговоры зашли в тупик и все возможности обеих сторон в разрешении этих вопросов исчерпаны».

Упорные переговоры с участием Молотова продолжались ещё целый месяц. Наконец в беседе с Шуленбургом и Шнурре 21 декабря Молотов констатировал, что текст нового соглашения полностью подготовлен. Кроме того, советское правительство настаивало, чтобы одновременно с торговым соглашением было подписано также соглашение о границе между СССР и Германией на участке бывшей литовско-германской границы и урегулированы взаимные претензии, связанные с вхождением летом 1940 года Литвы, Латвии и Эстонии в состав СССР. В результате нового раунда сложных переговоров были урегулированы и эти вопросы.

10 января 1941 года было подписано соглашение о взаимных торговых поставках до августа 1942 года. В тот же день были заключены также договор о советско-германской границе от реки Игорки до Балтийского моря; соглашение о переселении из Литовской, Латвийской и Эстонской ССР немцев в Германию; соглашение об урегулировании взаимных имущественных претензий, связанных с этим переселением

По новому торговому соглашению предусматривалось, что СССР будет поставлять Германии не только кормовое зерно, как по прежнему соглашению, но и пшеницу (в 1940 году в СССР был собран хороший урожай пшеницы). Остальная номенклатура товаров оставалась, в основном, прежней. Германия по новому соглашению, была обязана поставлять СССР прежде всего образцы военной техники и промышленное оборудование. Но если советские поставки в Германию по новому соглашению должны были начаться с 11 февраля, то германские по-прежнему с некоторой задержкой — с 11 мая 1941 года.

За первое полугодие 1941 года в СССР была отправлена примерно половина всех Германских поставок, осуществлявшихся с сентября 1939 по июнь 1941 года. Однако осуществление ответных поставок под угрозой их прекращения при нарушении оговорённого объёма, напрягало немецкую экономику и становилось для неё всё более затруднительным.

С января 1941 года до начала агрессии Германии и её сателлитов против СССР, в СССР было экспортировано немецких товаров и вооружения на 220,9 млн рейхсмарок, а СССР направил сырья на 206,1 млн рейхсмарок.

Последний эшелон с советским зерном прошёл по мосту через Западный Буг на Тересполь за 1 час 15 минут до нападения Германии. [20]

Значение соглашения для Германии

С декабря 1939 по конец мая 1941 года Германия импортировала из СССР нефтепродуктов 1 млн тонн на 95 млн германских марок, зерна (в основном кормовое) − 1,6 млн тонн на 250 млн марок, хлопка — 111 тыс. тонн на 100 млн марок, жмыха − 36 тыс. тонн на 6,4 млн марок, льна — 10 тыс. тонн на 14,7 млн марок, лесоматериалов — на 41,3 млн марок, никеля — 1,8 тыс. тонн на 8,1 млн марок, марганцевой руды — 185 тыс. тонн на 7,6 млн марок, хромовой руды — 23 тыс. тонн на 2 млн марок, фосфатов — 214 тыс. тонн на 6 млн марок, а также другие товары.

По хозяйственному соглашению от 11 февраля 1940 года СССР поставил Германии товаров на 310 млн германских марок, то есть его поставки не достигли уровня, зафиксированного в этом соглашении. Планы Германии относительно того, что СССР не сможет воспользоваться полученным оборудованием и образцами, не оправдались. В то же время, в ходе «блицкрига» Германия быстро израсходовала все нефтепродукты, полученные из СССР, съела поступившее продовольствие, а победы добиться не смогла. Напротив, СССР пользовался германскими станками и другим заводским оборудованием в течение всех четырёх лет войны.

Потребности Германии в стратегическом сырье и продовольствии покрывались за счет внутренних и оккупационных ресурсов не полностью, и поставки из СССР стали значительным подспорьем.

Зависимость от внешнего рынка по продовольствию составляла в среднем 20 %; по некоторым категориям (например, по кормам и зерну) она была ещё более значительной, а по жирам даже превышала 40 % [21] . Планом продовольственного снабжения военного времени предусматривалось, что потребление мяса будет составлять 68 %, а потребление жиров — 57 % потребления мирного времени [22] . Тот же автор заключает:

Заключенный в августе 1939 г. договор с Советским Союзом позволял надеяться на некоторое улучшение положения с рядом продуктов.

По сырью зависимость от импорта составляла примерно 33 %. В металлургической промышленности отношение потребления отечественной руды к потреблению ввозимой руды выражалось пропорцией 1:3. По ряду цветных металлов зависимость от заграницы была чрезвычайно большой; так, например, по свинцу она равнялась 50 %, по меди — 70 %, по олову — 90 %, по алюминию (бокситы) — 99 %. Очень значительной зависимость была также по минеральным маслам (65 %), по каучуку (свыше 85 %) и по сырью для текстильной промышленности (около 70 %). Согласно оценке военно-промышленного штаба, запасов металла должно было хватить в основном на 9—12 месяцев, каучука — на 5—6 месяцев войны [22] .

Значение соглашения для СССР

СССР получил из Германии сотни видов новейших образцов военной техники и промышленных изделий. Были получены 35 образцов самолётов, винты и поршневые кольца для авиамоторов, таксометры, высотомеры, самописцы скорости, система кислородного обеспечения на больших высотах, сдвоенные аэрофотокамеры, приборы для определения нагрузок на управление самолетом, радиопеленгаторы, самолетные радиостанции с переговорным устройством, приборы для слепой посадки и другие приборы для самолетов, самолетные аккумуляторы, стенды для испытания моторов, клепальные станки-автоматы, бомбардировочные прицепы, комплекты фугасных, осколочно-фугасных и осколочных бомб, 50 видов испытательного оборудования и многие другие изделия для авиационной промышленности.

Для военно-морского флота были получены, кроме недостроенного крейсера «Лютцов» (в советском ВМФ — «Петропавловск», затем «Таллин»), который участвовал в обороне Ленинграда, ещё 5 кораблей двойного назначения, гребные валы, компрессоры высокого давления, рулевые машины, моторы для катеров, судовая электроаппаратура, освинцованный кабель, вентиляторы, судовое медицинское оборудование, насосы, системы для уменьшения воздействия качки на морские приборы, оборудование для камбузов, хлебопекарен, корабельной прачечной, аккумуляторные батареи для подводных лодок, орудийные корабельные башни, 88-мм пушка для подводных лодок, стереодальномеры, оптические квадранты, фотокино-теодолитная станция, перископы, пять образцов мин, бомбометы для противолодочных бомб с боекомплектом, параван-тралы, противотральные ножи для мин, гидроакустическая аппаратура, магнитные компасы, теодолиты, чертежи линкора «Бисмарк», 406-мм и 280-мм трех-орудийных корабельных башен и многое другое.

Были получены два комплекта тяжелых полевых гаубиц калибра 211-мм, батарея 105-мм зенитных пушек с боекомплектом, новейшие противотанковые орудия, приборы для управления огнем, дальномеры, прожекторы, 20 прессов для отжима гильз. Были поставлены образец среднего танка Т-III, полугусеничные тягачи, дизель-моторы и прочее.

Германские фирмы изготовили также оборудование для лабораторий, образцы радиосвязи для сухопутных войск, костюмы химической защиты, в том числе огнестойкие, противогазы, фильтропоглотительные установки, дегазирующее вещество, автомашину для дегазации, кислородно-регенеративную установку для газоубежища, портативные приборы для определения отравляющих веществ, огнеупорные, антикоррозийные и специальные корабельные краски, образцы синтетического каучука и др. Всего военной техники по хозяйственному соглашению было получено на 81,57 млн германских марок, в том числе 57,5 млн по морскому ведомству — боевые корабли и их вооружение и оборудование. Значительная доля этих денег приходилась на недостроенный тяжёлый крейсер «Лютцов».

Основную часть германских невоенных поставок составляло оборудование для заводов и добывающей промышленности. Было закуплено значительное количество оборудования для нефтеперерабатывающей промышленности, никелевых, свинцовых, медеплавильных, химических, цементных, сталепроволочных заводов. Было получено оборудование для рудников, в том числе буровые станки и 87 экскаваторов. Германия поставила также три грузопассажирских судна («Мемель», «Палация», «Пери»), танкер, железо, 15 тысяч тонн высокосортной и инструментальной стали, 58 тысяч тонн стальных труб, судостроительный лист, стальную ленту, канатную проволоку, стальной трос, дюралюминий, значительное количество каменного угля (на 52 млн германских марок) и другие материалы и товары.

Германские поставки по хозяйственному соглашению были получены на общую сумму 287 млн германских марок. Внушительно число поступивших из Германии в 1940—1941 годах металлорежущих станков — 6430 (то есть примерно 4300 в расчёте на год) на 85,4 млн германских марок. Для сравнения, а тем самым и оценки значения этих поставок можно отметить, что в 1939 году общее число импортированных Советским Союзом из всех стран станков составило 3458, при собственном производстве 58 тысяч шт.

Образцы новейшего немецкого вооружения, закупленные в 1940—1941 годах, позволили оценить их возможности и ряд технических решений, примененных в них, были использованы советскими инженерами в отечественной военной технике. Немалую роль в развитии советской промышленности, включая оборонную, сыграли закупки в Германии станков и другого заводского оборудования.

Закупленные материалы, товары, изделия, заводское оборудование и образцы вооружения способствовали укреплению оборонной и индустриальной мощи СССР. Молотов констатировал в телеграмме советскому полпреду в Лондоне И. М. Майскому от 22 февраля 1940 года, что договор «экономически выгоден для СССР», так как страна получает от Германии большое количество станков, оборудования и вооружения.

Ряд зарубежных авторов и определённые отечественные публицисты в своих работах указывают, что данный договор, как и поставленное СССР в его рамках сырье, оказали значительное влияние на рост военной мощи и нацистской Германии, а СССР был чуть ли не единственным сырьевым источником, позволившим свершиться агрессивным планам Германии. В конце 80-х — середине 90-х годов XX века при упоминании событий, связанных с данным договором, довольно часто описывалось, как СССР чуть ли не забесплатно гнал на запад эшелоны с сырьем — и особенно часто упоминалось клише с эшелоном с зерном, прошедшим Брест за считанный час до начала операции «Барбаросса».