Международный договор крыма и россии

Договор между Российской Федерацией и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов (Москва, 18 марта 2014 г.)

1. Пределы территории Республики Крым и территории города федерального значения Севастополя определяются границами территории Республики Крым и территории города федерального значения Севастополя, существовавшими на день принятия в Российскую Федерацию Республики Крым и образования в составе Российской Федерации новых субъектов.

2. Граница Республики Крым на суше, сопряженная с территорией Украины, является Государственной границей Российской Федерации.

3. Разграничение морских пространств Черного и Азовского морей осуществляется на основе международных договоров Российской Федерации, норм и принципов международного права.

Международный договор о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов признан соответствующим Конституции РФ

Конституционный Суд РФ, в частности, указал следующее.

Статья 1 рассматриваемого Договора устанавливает, что Республика Крым считается принятой в состав Российской Федерации с даты подписания данного Договора (пункт 1); принятие Республики Крым в Российскую Федерацию осуществляется в соответствии с Конституцией РФ, данным Договором, Федеральным конституционным законом «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» и федеральным конституционным законом о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым (пункт 2). При этом рассматриваемый Договор, как следует из его статьи 10, временно применяется с даты подписания и вступает в силу с даты ратификации.

Таким образом, фактически принятие Республики Крым в состав Российской Федерации предусматривается как элемент применения рассматриваемого Договора до его ратификации, обусловливающей в соответствии с правом международных договоров введение договоров в действие. В то же время возможность применения международного договора до его вступления в силу, если это предусмотрено в договоре или если об этом была достигнута договоренность со сторонами, подписавшими договор, вытекает из пункта 1 статьи 25 Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 года, участником которой является Российская Федерации, который по существу воспроизведен в статье 23 Федерального закона от 15 июля 1995 года N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации». Допустимость такой правовой конструкции подтверждена Конституционным Судом РФ в Постановлении от 27 марта 2012 года N 8-П, в котором, в частности, указано, что временное применение международного договора используется Российской Федерацией в практике межгосударственного общения, как правило в случаях, когда предмет договора представляет особый интерес для его участников, вследствие чего они заинтересованы в том, чтобы ввести его в действие, не дожидаясь ратификации и вступления в силу.

Применительно к рассматриваемому Договору использование допускаемой российским и международным правом возможности применения международного договора до его вступления в силу означает также, что с момента подписания рассматриваемого Договора, как следует из его статей 2 и 5 во взаимосвязи со статьей 67 (часть 1) Конституции РФ, Республика Крым и город федерального значения Севастополь находятся в составе Российской Федерации в качестве ее субъектов. Указание же статьи 1 рассматриваемого Договора на то, что с даты его подписания Республика Крым считается принятой в Российскую Федерацию, носит по существу характер принципиального политического волеизъявления, предполагающего в дальнейшем использование процедуры оформления принятия в состав Российской Федерации и образования на основе территории Республики Крым новых субъектов Российской Федерации — Республики Крым и города федерального значения Севастополя.

Таким образом, рассматриваемый Договор не может считаться нарушающим Конституцию РФ в части предусмотренного им порядка подписания, заключения и введения в действие.

Договор между Российской Федерацией и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов

Российская Федерация и Республика Крым,

основываясь на исторической общности своих народов и учитывая сложившиеся между ними связи,

признавая и подтверждая принцип равноправия и самоопределения народов, закрепленный в Уставе Организации Объединенных Наций, в соответствии с которым все народы имеют неотъемлемое право свободно и без вмешательства извне определять свой политический статус, осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие, а каждое государство обязано уважать это право,

будучи преисполнены решимости обеспечить уважение и соблюдение достоинства, прав и свобод человека, включая право на жизнь, свободу мысли, совести, вероисповедания и убеждений, всем находящимся в пределах их территорий, без какого бы то ни было различия, в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, а также осознавая тесную взаимосвязь других основных принципов международного права, закрепленных, в частности, в Уставе Организации Объединенных Наций и Хельсинкском Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, с принципом уважения и соблюдения прав и свобод человека,

выражая общую волю своих народов, неразрывно связанных общностью исторической судьбы, к совместному проживанию в составе демократического федеративного правового государства,

стремясь обеспечить благополучие и процветание своих народов,

основываясь на свободном и добровольном волеизъявлении народов Крыма на общекрымском референдуме, проведенном в Автономной Республике Крым и городе Севастополе 16 марта 2014 года, в ходе которого народы Крыма приняли решение о воссоединении с Россией на правах субъекта Российской Федерации,

принимая во внимание предложение Республики Крым и города с особым статусом Севастополя о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым, включая город с особым статусом Севастополь,

заключили настоящий Договор о нижеследующем.

1. Республика Крым считается принятой в Российскую Федерацию с даты подписания настоящего Договора.

2. Принятие Республики Крым в Российскую Федерацию осуществляется в соответствии с Конституцией Российской Федерации, настоящим Договором, Федеральным конституционным законом «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» и федеральным конституционным законом о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым.

Со дня принятия в Российскую Федерацию Республики Крым в составе Российской Федерации образуются новые субъекты – Республика Крым и город федерального значения Севастополь.

1. Российская Федерация гарантирует всем народам, проживающим на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя, право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития.

2. Государственными языками Республики Крым являются русский, украинский и крымско-татарский языки.

1. Пределы территории Республики Крым и территории города федерального значения Севастополя определяются границами территории Республики Крым и территории города федерального значения Севастополя, существовавшими на день принятия в Российскую Федерацию Республики Крым и образования в составе Российской Федерации новых субъектов.

2. Граница Республики Крым на суше, сопряженная с территорией Украины, является Государственной границей Российской Федерации.

3. Разграничение морских пространств Черного и Азовского морей осуществляется на основе международных договоров Российской Федерации, норм и принципов международного права.

Со дня принятия в Российскую Федерацию Республики Крым и образования в составе Российской Федерации новых субъектов граждане Украины и лица без гражданства, постоянно проживающие на этот день на территории Республики Крым или на территории города федерального значения Севастополя, признаются гражданами Российской Федерации, за исключением лиц, которые в течение одного месяца после этого дня заявят о своем желании сохранить имеющееся у них и (или) их несовершеннолетних детей иное гражданство либо остаться лицами без гражданства.

Со дня принятия в Российскую Федерацию Республики Крым и образования в составе Российской Федерации новых субъектов и до 1 января 2015 года действует переходный период, в течение которого урегулируются вопросы интеграции новых субъектов Российской Федерации в экономическую, финансовую, кредитную и правовую системы Российской Федерации, в систему органов государственной власти Российской Федерации, а также вопросы исполнения воинской обязанности и несения военной службы на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя.

Граждане Российской Федерации, призванные на военную службу в Республике Крым и городе федерального значения Севастополе, проходят военную службу на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя до 2016 года включительно.

Выборы в органы государственной власти Республики Крым и в органы государственной власти города федерального значения Севастополя проводятся во второе воскресенье сентября 2015 года. До избрания органов государственной власти Республики Крым и органов государственной власти города федерального значения Севастополя их полномочия осуществляют соответственно Государственный Совет Республики Крым – парламент Республики Крым и Совет министров Республики Крым, Законодательное Собрание города Севастополя.

1. Законодательные и иные нормативные правовые акты Российской Федерации действуют на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя со дня принятия в Российскую Федерацию Республики Крым и образования в составе Российской Федерации новых субъектов, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации.

2. Нормативные правовые акты Автономной Республики Крым и города Севастополя, Республики Крым и города с особым статусом Севастополя действуют на территориях соответственно Республики Крым и города федерального значения Севастополя до окончания переходного периода или до принятия соответствующего нормативного правового акта Российской Федерации и (или) нормативного правового акта Республики Крым, нормативного правового акта Российской Федерации и (или) нормативного правового акта города федерального значения Севастополя.

3. Нормативные правовые акты Автономной Республики Крым и города Севастополя, Республики Крым и города с особым статусом Севастополя, противоречащие Конституции Российской Федерации, не применяются.

Настоящий Договор временно применяется с даты подписания и вступает в силу с даты ратификации.

Договор между РФ и Крымом. Текст

«Договор между Российской Федерацией и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов от 18 марта 2014 года». Что содержится в документе, который подписали вчера президент России Владимир Путин и лица «от имени Крыма и Севастополя».

Полный текст договора опубликован на «Официальном интернет-портале правовой информации», который, наравне с «Российской газетой», является местом официальной публикации документов в РФ .

Дальше — выдержки из соглашения, которые определяют намерения обеих сторон, относительно «новых правил» жизни Крыма.

Статья 3, пункт 2.

«Государственными языками Республики Крым являются русский, украинский и крымско-татарский языки».

Статья 5.

«Со дня принятия в Российскую Федерацию Республики Крым и образования в составе Российской Федерации новых субъектов граждане Украины и лица без гражданства, постоянно проживающие на этот день на территории Республики Крым или на территории города федерального значения Севастополя, признаются гражданами Российской Федерации, за исключением лиц, которые в течение одного месяца после этого дня заявят о своем желании сохранить имеющееся у них и (или) их несовершеннолетних детей иное гражданство либо остаться лицами без гражданства».

Шестая статья определяет срок переходного периода, в течении которого должны быть объединены экономические, финансовые, кредитные и правовые системы Крыма и РФ, а также системы органов государственной власти. К концу этого срока, говорится в договоре, также будут урегулированы «вопросы исполнения воинской обязанности и несения военной службы на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя».

Вс эти действия долны быть закончены до 1 января 2015 года.

В седьмой статье уточняется, что до 2016 года служить, призванные в Вооружённые Силы РФ «крымчане», будут на территории полуострова.

Девятая статья объясняет, по законам какой страны должен жить полуостров, после того, как договор вступит в силу.

Статья 9.

1. Законодательные и иные нормативные правовые акты Российской Федерации действуют на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя со дня принятия в Российскую Федерацию Республики Крым и образования в составе Российской Федерации новых субъектов, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации.

2. Нормативные правовые акты Автономной Республики Крым и города Севастополя, Республики Крым и города с особым статусом Севастополя действуют на территориях соответственно Республики Крым и города федерального значения Севастополя до окончания переходного периода или до принятия соответствующего нормативного правового акта Российской Федерации и (или) нормативного правового акта Республики Крым, нормативного правового акта Российской Федерации и (или) нормативного правового акта города федерального значения Севастополя.

  Пособие за 3 ребёнка до 8 лет

3. Нормативные правовые акты Автономной Республики Крым и города Севастополя, Республики Крым и города с особым статусом Севастополя, противоречащие Конституции Российской Федерации, не применяются.

В документе обозначено, что договор вступает в силу после его ратификации.

Ранее глава Государственной Думы РФ Сергей Нарышкин описал процедуру, по которой РФ будет «включать в себя» Крым.

По его словам, после подписания договора, Конституционный суд России должен выдать заключение, соответствует ли документ Конституции РФ.

По информации официального сайта российского Конституционного суда «запрос Президента РФ о проверке соответствия Конституции РФ договора между Российской Федерацией и Республикой Крым» судьи получили вчера, 18 марта.

«Запрос принят к рассмотрению без проведения публичных слушаний», — говорится в сообщении КС РФ.

Вывод суда на этот момент на «Официальном интернет-портале правовой информации» ещё не опубликован, но российские СМИ уже распространили заявление председателя суда Валерия Зорькина о том, что Конституционный суд РФ дал положительное заключение.

«Конституционный суд признал, что данный договор соответствует Конституции РФ. Решение принято единогласно», — приводит слова главы суда агентство «РИА-Новости».

Зорькин сказал, что рассмотрение проходило без публичных слушаний поскольку «в данном деле рассматривался нератифицированный договор, который никем не оспаривался». По словам главы КС РФ, в деле отсутствуют две стороны.

«Как такового спора в смысле состязательности нет», — заявил Зорькин.

Председатель суда рассказал, что КС получил запрос президента во вторник вечером, однако судьи успели с ним ознакомиться «поскольку у них рабочий день ненормированный».

Следующие действия РФ, если следовать процедуре, описанной главой Госдумы Сергеем Нарышкиным будут такими.

«В Госдуму вносятся два документа: первый — подписанное соглашение, чтобы Госдума его ратифицировала, и второй — проект федерального конституционного закона о принятии в состав РФ.

В случае принятия этих двух законов (ратифицированное соглашение приобретает статус закона) в статью 65 Конституции РФ, которая определяет состав РФ, вносятся соответствующие дополнения в виде названия, как выразился Нарышкин, «одного или нескольких новых образованных субъектов РФ».

Право на Крым. Три года с Россией

В третью годовщину воссоединения с Крымом не будет лишним еще раз обратиться к правовой стороне этого исторического события, тем более, что интенсивность упреков в адрес России за «аннексию» Крыма в последнее время нисколько не уменьшилась.

Даже в рядах сторонников воссоединения зачастую слышатся нотки оправдания. Мол, хотя в юридическом плане тогда было и не всё гладко, но у нас же есть исторические и моральные основания, народ Крыма сделал свой выбор и т.п. аргументы.

И это очень тревожно. Потому что оправдываться-то на самом деле нам не за что, ведь включение Крыма и Севастополя в состав РФ было не только морально обосновано, но и абсолютно законно!

Многочисленные критики России, помимо уже набивших оскомину обвинений в несоблюдении международно-правового принципа территориальной целостности в отношении государства Украина, указывают на нарушения Конституции и российских законов, якобы допущенные при принятии в состав РФ новых субъектов.

Либеральные правоведы из Высшей школы экономики, издавшие не так давно книгу под названием «Крымнаш», заявляют о несоблюдении Федеральным Собранием и Конституционным Судом РФ законных процедур при рассмотрении в марте 2014 года вопроса о принятии Крыма и Севастополя.

Примечательно, что занимаясь банальным крючкотворством, выискиванием и раздуванием процессуальных нарушений, они при этом напрочь забывают о гуманитарных аспектах тех событий. Молчат о том, что высшей ценностью, согласно нашей Конституции и общепризнанным нормам международного права, являются человек и его права и свободы. И именно этим высшим конституционным принципом и руководствовалась Россия в марте 2014-го, защищая права крымчан на жизнь, свободу и безопасность.

Но обратимся к той самой «букве» закона, в нарушении которой Россию пытаются обвинить.

Начнем с международно-правовых аспектов. Здесь я вряд ли скажу что-либо новое, однако стоит еще раз это повторить, потому что, утверждая о нарушении Крымом и Россией в марте 2014 года норм международного права, наши критики, как правило, не договаривают или сознательно замалчивают некоторые существенные детали.

Безусловно признавая закрепленное Уставом ООН право народов на самоопределение, они заявляют, что самоопределяться можно, но вот присоединяться при этом к другому государству категорически нельзя. Но так ли это?

Для ответа на данный вопрос обратимся к Декларации ООН 1970 года «О принципах международного права…» , в которой перечислены способы реализации права народа на самоопределение, и которая обычно либо замалчивается, либо подается нашими оппонентами в урезанном виде.

В разделе Декларации, озаглавленном «Принцип равноправия и самоопределения народов», записано следующее: «Создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом, являются формами осуществления этим народом права на самоопределение».

То есть общепризнанный международно-правовой документ говорит о безусловном праве народа на самоопределение, в том числе и путём присоединения к другому государству.

Далее в том же разделе Декларации ООН мы увидим положение о том, что все сказанное в Декларации о праве на самоопределение, не должно истолковываться как поощряющее действия по расчленению или нарушению территориальной целостности суверенных государств. Казалось бы, ну вот он, козырь в руках оппонентов России! Однако, далее следует важное уточнение, что это не должно таким образом истолковываться только в том случае, если эти суверенные государства отвечают определенным критериям, а именно: 1) государство соблюдает в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов и 2) государство имеет правительство, представляющее весь народ, проживающий на данной территории.

Стоит ли лишний раз напоминать, что пришедшее к власти в феврале 2014 года в результате антиконституционного переворота самозванное правительство Украины, отстранившее от власти без соблюдения процедуры импичмента законно избранного президента, таковым не являлось, и народ Крыма никак не представляло.

Разве может достойно представлять народ правительство, которое первыми своими актами запретило русский язык, на котором говорит большинство крымчан, и угрожающее им репрессиями за «сепаратизм»?

При таких обстоятельствах самоопределение Крыма на основании результатов всенародного референдума, являлось правомерным, полностью совместимым с принципом равноправия и самоопределения народов, закрепленном в статье 1 Устава ООН и подтвержденном статьей 1 Пакта о гражданских и политических правах 1966 г. и статье 1 Пакта об экономических, социальных и культурных правах 1966 г.

Кстати, здесь уместно будет напомнить украинской стороне о некоторых обстоятельствах выхода Украины из СССР, а именно о принятом Верховным Советом УССР 24 августа 1991 года Акте провозглашения независимости Украины, в тексте которого было записано, что независимость провозглашается, «исходя из смертельной опасности, нависшей над Украиной в связи с государственным переворотом в СССР 19 августа 1991 года». Крымчанами двигали аналогичные опасения.

Выбранный народом Крыма на референдуме способ осуществления права на самоопределение путем свободного присоединения к России полностью соответствует нормам международного права.

Поэтому не может быть никаких претензий к формулировке вопроса референдума, на котором крымчане голосовали сразу за присоединение к России.

11 марта 2014 года Верховным Советом Крыма и Севастопольским городским Советом была принята Декларация о независимости Автономной Республики Крым и г. Севастополя , согласно которой, в случае принятия на референдуме 16 марта решения о вхождении в состав России, Крым будет объявлен независимым и суверенным государством и обратится к Российской Федерации с предложением о принятии в качестве нового её субъекта на основе соответствующего межгосударственного договора.

17 марта 2014 г. Верховный Совет Автономной Республики Крым, законно избранный 31 октября 2010 г., по результатам референдума принял Постановление о провозглашении Крыма независимым суверенным государством, в которой Севастополь является городом с особым статусом.

18 марта 2014г. между Крымом и признавшей его независимость Российской Федерацией заключен Договор.

В указанных документах содержится международно-правовое обоснование данного шага со ссылками на Устав ООН, а также на заключение Международного Суда ООН от 22 июля 2010 г. по Косово.

Международный Суд ООН по вопросу о Косово подтвердил право на одностороннее провозглашение независимости частью государства и не расценил такой шаг как нарушение норм международного права. Суд указал, что принцип территориальной целостности применяется только в рамках взаимоотношений между государствами, но «не в контексте движений сепаратистов».

Наши оппоненты в этой связи утверждают, что консультативное заключение Международного Суда ООН по Косово к ситуации с Крымом прямо применено быть не может, потому что Международный Суд в том же заключении описал ситуацию, когда такая односторонняя декларация все же не может быть признана соответствующей международным нормам. Речь идет о случае, когда такая односторонняя декларация «имела место или могла иметь место в связи с незаконным применением силы или иным серьезным нарушением норм общего международного права, в особенности норм императивного характера (jus cogens)». И говорят, что, мол, независимость Крыма была провозглашена под дулами автоматов «вежливых людей» и поэтому признана быть не может.

Но можно ли считать «незаконным применением силы» абсолютно бескровное установление российскими военнослужащими (законно находящимися в Крыму на основании международного договора) контроля над крымскими силовыми структурами с целью обеспечения фундаментальных прав человека в ситуации, угрожающей жизни и безопасности проживающих в Крыму граждан?

Блокирование украинских воинских частей в Крыму было оправданно, ведь все мы помним записи переговоров между отдельными командирами этих частей и киевским командованием, помним противоречивые приказы, выполнение которых напрямую угрожало безопасности мирного населения.

Только при создании условий для безопасного волеизъявления граждане Крыма смогли реализовать свое фундаментальное право на референдум, предусмотренное и защищаемое международным правом.

Императивные международные нормы (те самые jus cogens) прежде всего направлены на обеспечение общепризнанных прав и свобод человека, которые Россия своими действиями в Крыму не только не нарушала, но напротив защищала и оберегала граждан от возможного незаконного насилия.

Теперь перейдем к основным претензиям в связи с «нарушениями» внутреннего российского законодательства.

Во-первых, постоянно звучащее из уст либеральных правоведов обвинение в том, что российскими властями при заключении Договора с Крымом 18 марта 2014 года была якобы нарушена часть 4 статьи 15 Конституции РФ и не выполнено требование о приоритете международного права, разбивается об аргументы, приведенные выше.

Критикам позиции Конституционного Суда РФ, который при рассмотрении дела о проверке конституционности не вступившего в силу международного договора между РФ и Республикой Крым (Постановление КС от 19 марта 2014 г. N 6-П) якобы самоустранился от проверки его норм на соответствие нормам международного права, также следует напомнить, что в обязанности Конституционного Суда все же входит проверка на соответствие Конституции РФ, а не международно-правовым актам. Последние являются, согласно статье 15 Конституции РФ, составной частью нашей правовой системы, но не частью самой Конституции.

Проверяя Договор на соответствие Конституции по содержанию норм, Конституционный Суд последовательно рассмотрел каждую статью Договора и установил его соответствие требованиям статьи 68 Конституции РФ (о государственном языке), статье 3 (соблюдение принципа народовластия), части 2 статьи 15 (соблюдение Конституции и законов) и, наконец, части 3 статьи 4 (обеспечение целостности и неприкосновенности территории Российской Федерации).

Во-вторых, абсолютно несостоятельными являются претензии к российским властям в том, что присоединение двух новых субъектов произошло с нарушением положений Федерального конституционного закона от 17.12.2001 «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» и ФКЗ от 21.07.1994 « О Конституционном Суде РФ».

Профессор ВШЭ Е.А. Лукьянова, в частности, упрекает Президента РФ в том, что он осуществил «недопустимый запрос» в Конституционный суд, т.к. вовсе не сомневался в конституционности подписанного им международного договора в Крымом, а суд, приняв такой запрос, тем самым якобы нарушил статью 89 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ», согласно которой обращение в суд возможно лишь в случае, если заявитель считает международный договор несоответствующим Конституции.

Однако, такие упреки, мягко говоря, непрофессиональны. На случай с международным договором о принятии в состав РФ нового субъекта существует специальная норма Федерального конституционного закона от 17.12.2001 «О порядке принятия…». Пункт 4 статьи 7 данного конституционного закона прямо обязывает Президента, подписавшего международный договор, обратиться в Конституционный Суд с целью проверки конституционности данного договора. И эта специальная процедура в отношении международных договоров о принятии в состав РФ иностранных государств является обязательной, а не факультативной.

  Проживание в колпино

И хотя статья 89 ФКЗ от 1994 г. «О Конституционном Суде РФ» действительно такого случая не предусматривает, здесь безусловно действует известный еще из римского права принцип: Lex specialis derogat lex generalis («специальный закон отменяет действие общего»), а также правило о приоритете последующего закона над предыдущим. Но профессура ВШЭ, видимо, этого не знает и обвиняет законодателя и Конституционный Суд в том, что они якобы «проспали» ситуацию конфликтной коллизии двух законов и забыли адаптировать один к другому.

Да, не адаптировали, но коллизия-то разрешаема, и проблемы никакой нет!

Конституционный Суд дал на этот счет подробное правовое обоснование своих действий в пункте первом своего Постановления от 19 марта 2014 года. И сделал это вовсе не с целью, как полагают либералы, «выкрутиться», а потому что рассмотрение такого запроса случилось в практике нашего Конституционного Суда впервые, и потребовало всестороннего правового анализа, поэтому суд подошел к делу обстоятельно и подробно всё объяснил. Суды во всем мире для того и существуют, чтобы в случаях подобных коллизий обосновать применение того или иного закона.

Наконец, в – третьих, это так называемая «проблема Севастополя».

Договор от 18 марта 2014 года был заключен только с Республикой Крым, и она была принята в состав РФ в полном соответствии с ФКЗ «О порядке принятия…», но в результате в составе РФ одновременно было образовано два новых субъекта федерации: Республика Крым и город федерального значения Севастополь. То есть принят был один субъект, но в результате его принятия образовалось два. Это как если бы беременная женщина пересекла границу и родила ребенка, уже находясь на территории другого государства.

И здесь критики усматривают несоответствие. Действительно, находящийся в составе Крыма Севастополь не признавался Россией самостоятельным государством (как Республика Крым), и также не был принят в РФ как «часть иностранного государства» по процедуре, предписанной ФКЗ «О порядке принятия…». Принималась только Республика Крым.

Согласно Конституции РФ (часть 2 статьи 65), принятие в Российскую Федерацию и образование в её составе нового субъекта осуществляется в порядке, установленном федеральным конституционным законом. А Федеральный конституционный закон «О порядке принятия…» случая такого «раздвоения» субъектов не предусматривает. Вот, мол, вам и нарушение!

Однако, и здесь критики снова ошибаются и наступают примерно на те же самые грабли, что и ранее по пункту о «недопустимости запроса».

В части 2 статьи 1 Договора с Крымом от 18 марта 2014 года записано, что принятие Крыма осуществляется не только в соответствии с Конституцией и ФКЗ «О порядке принятия…», но и в соответствии с «федеральным конституционным законом о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым».

Конституционный Суд в Постановлении от 18 марта 2014 года в связи с этим указал: «В соответствии со статьями 5 (части 1, 2 и 3) и 65 (часть 2) Конституции Российской Федерации принятие на основании рассматриваемого Договора Республики Крым в Российскую Федерацию с одновременным образованием в ее составе двух новых субъектов Российской Федерации — Республики Крым и города федерального значения Севастополя должно быть реализовано путем установления особенностей этой совмещенной процедуры в федеральном конституционном законе о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым».

И этот специальный конституционный закон, как мы знаем, был принят 21 марта 2014 года.

При этом Государственная Дума вовсе не обязана была этим законом вносить изменения в ФКЗ от 2001 года «О порядке принятия…», т.к. здесь действуют те же принципы темпоральности и приоритета специальной нормы над общей.

Поэтому, вопреки мнению либеральных правоведов, процедура полностью соответствовала части 2 статьи 65 Конституции, и образование в составе РФ нового субъекта — города Севастополь — осуществлялось в порядке, установленном федеральным конституционным законом № 6-ФКЗ от 21 марта 2014 года.

И данный федеральный конституционный закон вовсе не является уникальным, придуманным под «крымский вопрос». В нулевые годы подобных законов было принято целых пять, в каждом случае образования новых субъектов в составе Российской Федерации. В качестве примера приведу ФКЗ от 12 июля 2006 г. об образовании Камчатского края и ФКЗ от 25 марта 2004 г. об образовании Пермского края. Город федерального значения Севастополь как субъект РФ не стал исключением и был образован по той же самой конституционной процедуре.

Таким образом, попытки поставить под сомнение легальность процедуры присоединения Крыма к России являются несостоятельными.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19 марта 2014 г. N 6-П г. Санкт-Петербург «по делу о проверке конституционности не вступившего в силу международного договора между Российской Федерацией и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов»

Комментарии Российской Газеты

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева,

руководствуясь статьями 125 (пункт «г» части 2) и 128 (часть 3) Конституции Российской Федерации, пунктом 4 статьи 7 Федерального конституционного закона «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации», подпунктом «г» пункта 1 и пунктом 7 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, частью первой статьи 36, статьями 74, 86, 88, 89 и 90 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,

рассмотрел в заседании дело о проверке конституционности не вступившего в силу международного договора между Российской Федерацией и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов.
Изучив запрос Президента Российской Федерации, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. В Конституционный Суд Российской Федерации поступил запрос Президента Российской Федерации о проверке конституционности не вступившего в силу международного договора между Российской Федерацией и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов, который был подписан от имени Российской Федерации, Республики Крым и города Севастополя 18 марта 2014 года.

Обращение Президента Российской Федерации в Конституционный Суд Российской Федерации обусловлено предписанием пункта 4 статьи 7 Федерального конституционного закона от 17 декабря 2001 года № 6-ФКЗ «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации», обязывающего его направить в Конституционный Суд Российской Федерации запрос о проверке соответствия Конституции Российской Федерации данного международного договора.

Установив для случаев ратификации такого рода международных договоров в соответствии со статьей 128 (часть 3) Конституции Российской Федерации, пунктом 7 части первой статьи 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» и пунктом 4 статьи 7 Федерального конституционного закона «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» обязательность конституционного контроля, федеральный законодатель предусмотрел, что формой обращения в Конституционный Суд Российской Федерации в этих случаях является запрос о проверке соответствия международного договора Конституции Российской Федерации, увязав тем самым эту специальную компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации с его полномочием по проверке конституционности не вступившего в силу международного договора Российской Федерации, предусмотренным статьей 125 (пункт «г» части 2) Конституции Российской Федерации и конкретизирующими ее положениями Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» (подпункт «г» пункта 1 части первой статьи 3, статьи 89 и 90). Этим, однако, не предопределяется полная процессуальная идентичность реализации указанных законоположений применительно к факультативному конституционному контролю (т.е. осуществляемому путем реализации права на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации управомоченных лиц) и конституционному контролю, являющемуся, как в данном случае, неотъемлемой частью юридического состава государственно-властного решения, притом что обращение в Конституционный Суд Российской Федерации управомоченных на это лиц представляет собой, по существу, их обязанность. При этом принципы конституционного судопроизводства, установленные на основе Конституции Российской Федерации в Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации», проявляют свое регулятивное воздействие с учетом особенностей соответствующей процедуры.

Так, согласно пункту 1 статьи 8 Федерального конституционного закона «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» только в случае, если Конституционный Суд Российской Федерации признает не вступивший в силу международный договор соответствующим Конституции Российской Федерации, он может быть ратифицирован, притом что ратификация является обязательным условием обретения им юридической силы. При этом презюмируется, что Президент Российской Федерации, поскольку он в порядке реализации возложенного на него полномочия подписал международный договор о принятии в Российскую Федерацию и образовании в ее составе нового субъекта Российской Федерации, не усматривает в нем несоответствие Конституции Российской Федерации, что подтверждается и текстом запроса. К тому же в такого рода делах другая сторона, утверждающая противоположное, как это имеет место в соответствии с частью первой статьи 53 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», отсутствует.

Исходя из этого Конституционный Суд Российской Федерации — в силу пункта 4 статьи 7 Федерального конституционного закона «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» в системной связи с подпунктом «г» пункта 1 и пунктом 7 части первой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 86, 88, 89 и 90 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» обязан рассмотреть дело по существу, не прибегая в данном случае, с учетом специфики настоящего дела, к процедурам предварительного изучения обращения судьей Конституционного Суда Российской Федерации и проведения слушания по делу, и, если он не установит противоречия международного договора Конституции Российской Федерации, — подтвердить его конституционность в форме итогового решения, которой, по смыслу статьи 71 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», является постановление.

Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу является не вступивший в силу международный договор между Российской Федерацией и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов (далее — рассматриваемый Договор) в целом. При этом проверка конституционности рассматриваемого Договора осуществляется Конституционным Судом Российской Федерации в тех пределах, в которых она для такого рода актов допустима исходя из Конституции Российской Федерации и Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

2. Согласно статье 90 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» пределы проверки Конституционным Судом Российской Федерации соответствия Конституции Российской Федерации не вступившего в силу международного договора Российской Федерации устанавливаются статьей 86 данного Федерального конституционного закона, предусматривающей, что Конституционный Суд Российской Федерации устанавливает соответствие Конституции Российской Федерации нормативных актов органов государственной власти и договоров между ними по содержанию норм, по форме, по порядку подписания, заключения, принятия, опубликования или введения в действие, с точки зрения установленного Конституцией Российской Федерации разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, с точки зрения установленного Конституцией Российской Федерации разграничения компетенции между федеральными органами государственной власти, с точки зрения разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, установленного Конституцией Российской Федерации, Федеративным и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий.

Поскольку в силу части третьей статьи 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд Российской Федерации решает исключительно вопросы права, он не оценивает политическую целесообразность заключения международного договора Российской Федерации (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 9 июля 2012 года № 17-П).

Со стороны Российской Федерации рассматриваемый Договор подписан Президентом Российской Федерации, который наделен полномочием определять в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами основные направления внутренней и внешней политики государства, как глава государства представляет Российскую Федерацию внутри страны и в международных отношениях, а также осуществляет руководство внешней политикой Российской Федерации, ведет переговоры и подписывает международные договоры Российской Федерации (статья 80, части 3 и 4; статья 86, пункты «а», «б», Конституции Российской Федерации). Исходя из этого подписание рассматриваемого Договора Президентом Российской Федерации соответствует Конституции Российской Федерации.

Не противоречит рассматриваемый Договор Конституции Российской Федерации и с точки зрения установленного ею разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную и разграничения компетенции между федеральными органами государственной власти, поскольку в соответствии со статьей 8 Федерального конституционного закона «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» вопрос о его ратификации разрешается Федеральным Собранием. Поскольку Конституция Российской Федерации относит заключение международных договоров Российской Федерации к ведению Российской Федерации (статья 71, пункт «к»), подписание рассматриваемого Договора не может вызывать сомнения и с точки зрения установленного Конституцией Российской Федерации разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

  Куплю дом на материнский капитал киров

3. Статья 1 рассматриваемого Договора устанавливает, что Республика Крым считается принятой в состав Российской Федерации с даты подписания данного Договора (пункт 1); принятие Республики Крым в Российскую Федерацию осуществляется в соответствии с Конституцией Российской Федерации, данным Договором, Федеральным конституционным законом «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» и федеральным конституционным законом о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым (пункт 2). При этом рассматриваемый Договор, как следует из его статьи 10, временно применяется с даты подписания и вступает в силу с даты ратификации.

Таким образом, фактически принятие Республики Крым в состав Российской Федерации предусматривается как элемент применения рассматриваемого Договора до его ратификации, обусловливающей в соответствии с правом международных договоров введение договоров в действие. В то же время возможность применения международного договора до его вступления в силу, если это предусмотрено в договоре или если об этом была достигнута договоренность со сторонами, подписавшими договор, вытекает из пункта 1 статьи 25 Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 года, участником которой является Российская Федерации, который, по существу, воспроизведен в статье 23 Федерального закона от 15 июля 1995 года № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации». Допустимость такой правовой конструкции подтверждена Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 27 марта 2012 года № 8-П, в котором, в частности, указано, что временное применение международного договора используется Российской Федерацией в практике межгосударственного общения, как правило, в случаях, когда предмет договора представляет особый интерес для его участников, вследствие чего они заинтересованы в том, чтобы ввести его в действие, не дожидаясь ратификации и вступления в силу.

Применительно к рассматриваемому Договору использование допускаемой российским и международным правом возможности применения международного договора до его вступления в силу означает также, что с момента подписания рассматриваемого Договора, как следует из его статей 2 и 5 во взаимосвязи со статьей 67 (часть 1) Конституции Российской Федерации, Республика Крым и город федерального значения Севастополь находятся в составе Российской Федерации в качестве ее субъектов. Указание же статьи 1 рассматриваемого Договора на то, что с даты его подписания Республика Крым считается принятой в Российскую Федерацию, носит, по существу, характер принципиального политического волеизъявления, предполагающего в дальнейшем использование процедуры оформления принятия в состав Российской Федерации и образования на основе территории Республики Крым новых субъектов Российской Федерации — Республики Крым и города федерального значения Севастополя.

Таким образом, рассматриваемый Договор не может считаться нарушающим Конституцию Российской Федерации в части предусмотренного им порядка подписания, заключения и введения в действие.

4. Согласно статье 2 рассматриваемого Договора со дня принятия в Российскую Федерацию Республики Крым в составе Российской Федерации образуются новые субъекты — Республика Крым и город федерального значения Севастополь.

Возможность принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта прямо закреплена статьей 65 (часть 2) Конституции Российской Федерации, а соответствующие статусы субъектов Российской Федерации, включая республику и город федерального значения, указаны в ее статьях 5, 65 и 66. Исходя из этих положений и учитывая конкретно-исторические особенности, характеризующие формирование различных субъектов Российской Федерации, наделение Республики Крым после ее принятия в Российскую Федерацию статусом республики в составе Российской Федерации, а города Севастополя — статусом города федерального значения не может быть поставлено под сомнение и соответствует Конституции Российской Федерации.

Рассматриваемый Договор предусматривает в статье 2 и ряде других статей совмещение процедур принятия Республики Крым в Российскую Федерацию и образования — как следствие этого принятия — в составе Российской Федерации новых субъектов Российской Федерации — Республики Крым и города федерального значения Севастополя. В соответствии со статьями 5 (части 1, 2 и 3) и 65 (часть 2) Конституции Российской Федерации принятие на основании рассматриваемого Договора Республики Крым в Российскую Федерацию с одновременным образованием в ее составе двух новых субъектов Российской Федерации — Республики Крым и города федерального значения Севастополя должно быть реализовано путем установления особенностей этой совмещенной процедуры в федеральном конституционном законе о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым.

Положение пункта 1 статьи 3 рассматриваемого Договора, согласно которому Российская Федерация гарантирует всем народам, проживающим на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя, право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития, полностью соответствует требованиям статьи 68 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Пункт 2 статьи 3 рассматриваемого Договора, называющий государственными языками Республики Крым русский, украинский и крымско-татарский языки, не может расцениваться как отступление от Конституции Российской Федерации, статья 68 (часть 2) которой устанавливает, что республики вправе устанавливать свои государственные языки и что в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик они употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации: определение государственных языков Республики Крым непосредственно рассматриваемым Договором в любом случае является формой фиксации волеизъявления населения Республики Крым, часть которой (кроме территории города Севастополя) в соответствии с рассматриваемым Договором должна приобрести статус Республики Крым в составе Российской Федерации. Указание же на русский язык как государственный язык Республики Крым предопределено статусом русского языка как государственного языка Российской Федерации на всей ее территории (статья 68, часть 1, Конституции Российской Федерации).

По смыслу статьи 4 рассматриваемого Договора во взаимосвязи со статьями 67 и 71 (пункт «н») Конституции Российской Федерации, регулирование вопросов государственной границы Российской Федерации после принятия Республики Крым в Российскую Федерацию направлено на обеспечение целостности и неприкосновенности территории Российской Федерации (статья 4, часть 3, Конституции Российской Федерации) и направлено на защиту этих и других конституционных ценностей на всей территории Российской Федерации, включая вновь образованные субъекты Российской Федерации.

Статья 5 рассматриваемого Договора, согласно которой со дня принятия в Российскую Федерацию Республики Крым и образования в составе Российской Федерации новых субъектов граждане Украины и лица без гражданства, постоянно проживающие на этот день на территории Республики Крым или на территории города федерального значения Севастополя, признаются гражданами Российской Федерации, за исключением лиц, которые в течение одного месяца после этого дня заявят о своем желании сохранить имеющееся у них и (или) их несовершеннолетних детей иное гражданство либо остаться лицами без гражданства, также не противоречит Конституции Российской Федерации, поскольку не принуждает к отказу от имеющегося на день принятия Республики Крым в Российскую Федерацию гражданства и гарантирует приобретение, при желании, гражданства Российской Федерации, без необходимости предпринимать для этого какие-либо действия.

В соответствии со статьей 6 рассматриваемого Договора со дня принятия в Российскую Федерацию Республики Крым и образования в составе Российской Федерации новых субъектов и до 1 января 2015 года действует переходный период, в течение которого урегулируются вопросы интеграции новых субъектов Российской Федерации в экономическую, финансовую, кредитную и правовую системы Российской Федерации, в систему органов государственной власти Российской Федерации, а также вопросы исполнения воинской обязанности и несения военной службы на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя.

Наличие переходного периода само по себе является необходимым следствием образования в Российской Федерации новых субъектов — Республики Крым и города федерального значения Севастополя. Его конкретное содержание в рассматриваемом Договоре не определяется — за некоторыми исключениями, подлежащими конституционно-правовой оценке применительно к другим его статьям, и должно получить нормативное развитие в федеральном конституционном законе о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и в уточняющем и конкретизирующем его положения отраслевом законодательстве, с тем чтобы обеспечить баланс потребностей интеграции новых субъектов в Российскую Федерацию, с одной стороны, и иных конституционных ценностей, с другой. Вопрос о конституционности соответствующих законоположений в части, не ставящей под сомнение положения рассматриваемого Договора, может быть предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации в соответствии с его компетенцией и в процедуре, установленными Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Статья 7 рассматриваемого Договора, в которой решается вопрос о месте прохождения военной службы до 2016 года включительно гражданами Российской Федерации, призванными на военную службу в Республике Крым и городе федерального значения Севастополе, не отрицая закрепленную статьей 59 (часть 2) Конституции Российской Федерации обязанность гражданина Российской Федерации нести военную службу в соответствии с федеральным законом, определяет лишь временный порядок ее исполнения.

Согласно статье 8 рассматриваемого Договора выборы в органы государственной власти Республики Крым и в органы государственной власти города федерального значения проводятся во второе воскресенье сентября 2015 года; до избрания органов государственной власти Республики Крым и органов государственной власти города федерального значения Севастополя их полномочия осуществляют соответственно Государственный Совет Республики Крым — парламент Республики Крым и Совет министров Республики Крым, Законодательное Собрание города Севастополя. Решение о проведении выборов в указанные сроки согласуется с предусмотренными статьей 6 рассматриваемого Договора сроками, установленными для переходного периода, обеспечивает необходимую преемственность в организации и осуществлении государственной власти на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя, и, будучи направленным на защиту народовластия (статья 3, части 1, 2 и 3, Конституции Российской Федерации), соответствует Конституции Российской Федерации.

Статья 9 рассматриваемого Договора, в которой, по существу, определяется действие на территории Республики Крым и города федерального значения Севастополя законодательных и иных нормативных правовых актов в связи с принятием в Российскую Федерацию Республики Крым и образованием в составе Российской Федерации новых субъектов, имеет целью их интеграцию в российскую правовую систему при обеспечении максимальной стабильности правового регулирования и избежания в нем пробелов, затрудняющих реализацию прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

С учетом этого, в частности, пункт 3 данной статьи, согласно которому нормативные правовые акты Автономной Республики Крым и города Севастополя, Республики Крым и города с особым статусом Севастополя, противоречащие Конституции Российской Федерации, не применяются, не может рассматриваться как не соответствующий — в силу отсутствия указания на невозможность применения этих актов из-за их противоречия федеральному закону — требованиям Конституции Российской Федерации о верховенстве на всей территории Российской Федерации не только Конституции Российской Федерации, но и федеральных законов (статья 4, часть 2) и об обязанности органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, граждан и их объединений соблюдать как Конституцию Российской Федерации, так и законы (статья 15, часть 2). В силу прямого действия Конституции Российской Федерации в отношении соблюдения всеми субъектами правоотношений федеральных законов эти требования в любом случае применимы в качестве общего правила, разрешение же возможных противоречий, обусловленных особенностями переходного периода, может быть обеспечено как последующим федеральным законодательным регулированием, так и судебной практикой.

Таким образом, рассматриваемый Договор по содержанию норм также соответствует Конституции Российской Федерации.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, частью второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 78, 79 и 91 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

1. Признать не вступивший в силу международный договор между Российской Федерацией и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов соответствующим Конституции Российской Федерации.

2. Настоящее Постановление незамедлительно направляется Президенту Российской Федерации.

3. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его официального опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

4. Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Российской газете», «Собрании законодательства Российской Федерации» и на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov.ru). Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Конституционный Суд Российской Федерации № 6-П