Да здравствует частная собственность

Да здравствует частная собственность

КОММУНИСТЫ ПОЙМАЛИ ПАРНИШКУ

Слова Николая Вильямса

Коммунисты поймали парнишку,
Потащили в свое КГБ.
«Ты скажи нам, кто дал тебе книжку,
Руководство к подпольной борьбе?

Ты зачем совершал преступленья,
Клеветал на наш ленинский строй!»
«Срать хотел я на вашего Ленина», —
Отвечает им юный герой.

Пусть мне очередь в лагерь настала,
Лагерей и тюрьмы не боюсь.
Скоро стая акул капитала
Растерзает совейский союз.

И свободного общества образ
Скоро всем нам откроет глаза.
«И да здравствует частная собственность!» —
Он, зардевшись, в лицо им сказал.

Машинистка-подпольщица Клава
Горько плачет во мраке ночей,
Вспоминая, как парень кудрявый,
Пролетарских клеймил палачей.

Песня-искра родилась в народе,
Пой-гори, никогда не сгорай!
Парня этого звали Володя,
Он вчера попросился в Израиль.

(и второй вариант окончания, тоже авторский:
Парня звали Ульянцев Володя
Он сегодня уехал в Израиль.)

Написано в 1969 г., впервые опубликовано в журнале «Континент» в Париже на грани 1970-80-х гг.

Прислала Карина Алексеева в октябре 2006 г.


Автограф песни Вильямса (вернее, отпечатанный на машинке чистовик), с жж sister_kari, 29.10.2007.

Авторский вариант стихотворения, написанного в 1969 г. Николаем Вильямсом (1926-2006) и в дальнейшем ставшего популярной диссидентской песенкой. Поется на разные мотивы, в том числе «Прощание славянки» (там же см. ноты) — на этот мотив с 1995 г. поют и родственники Вильямса. Впервые же в кругу Николая Вильямса песню услышали в исполнении Бориса Гребенщикова в начале 1990-х гг. Гребенщиков поет на заунывную мелодию, привычную для его собственных песен. Но как песня стихотворение исполнялось задолго до Гребенщикова — по крайней мере, известно ее более раннее бытование на мотив «Марсельезы». Обычно сегодня песенка начинается «Коммунисты поймали мальчишку». Есть римейк «Путинисты мальчишку поймали», созданный не позднее 2009 г. Евгением Титовым. Эту песню также поют родственники Вильямса.

На сайте, посвященному Н.Н. Вильямсу, вывешено аудиовоспоминание Людмилы Алексеевой о создании стихотворения и его дальнейшей судьбе.

Николай Вильямс, внук академика-агронома Василия Вильямса и в дальнейшем муж диссидентки Людмилы Алексеевой, угодил в сталинские лагеря в 1946 г. семнадцатилетним студентом Химико-технологического института им. Менделеева по обвинению в антисоветчине. В апреле 1945 г. они с приятелями Володей (Леопольдом) Медведским (из того же института), Юрием Цизиным, Львом Малкиным и Юрием Гастевым (все трое — из МГУ) смеха ради провозгласили организацию «Братство Нищих сибаритов». Всё бы обошлось, но Вильямс и Медведский увлекались хулиганством с взрывчатыми веществами собственного изготовления, и «организация» в глазах НКВД приобрела «террористическую окраску». Все прошли по 58-й статье, Вильямс получил 7 лет лагерей и 3 года поражения в правах. Верховный Суд СССР снял часть обвинений и срок скостили до 5 лет плюс 2 г. поражения в правах. См. об этом мемуары Юрия Гастева «»Судьба «Нищих сибаритов» (в интернете висят в альманахе современной русской поэзии и прозы «Красный Серафим» — часть 1 и часть 2; в комментарии 29 к первой части упоминается фрагмент этого стишка:

. нисты поймали парнишку,
Затащили в свое КГ-:
«Ты скажи, кто дал тебе книжку,
Руководство к подпольной борьбе?
— Кто учил совершать преступленья,
Клеветать на наш ленинский строй?!»
«. ать хотел я на вашего . ина!!» —
Отвечает им юный герой . и т. д.).

В 1977 г. Николай Вильямс эмигрировал в США, в 1993 г. вернулся в Россию.

Широкую известность песня получила в пост-советское время благодаря ее исполнению Борисом Гребенщиковым на крупных концертах (начиная с 1991 г., в том числе на концерте в Кремлевском Дворце 26 января 1992 г., где с нее Гребенщиков начал выступление).

?: Извините, можно узнать про историю песни «Коммунисты мальчишку поймали»?
Б.Г.: Брат нашего близкого друга Саши Липницкого — Володя Липницкий — вынес эту песню из больницы им. Кащенко. Володя не слишком одобрительно относился к советской власти, и поэтому для меня было большим удовольствием спеть эту песню в Кремлевском Дворце съездов.

Клип Гребенщикова 1991 г.:

ВАРИАНТЫ (3)

1. Коммунисты поймали мальчишку

Коммунисты поймали мальчишку,
Затащили к себе в КГБ.
«Ты сознайся, кто дал тебе книжку —
Руководство в подпольной борьбе!»

«Ты зачем совершил преступление,
Клеветал на общественный строй?»
«Срать хотел я на вашего Ленина!», —
Отвечает им юный герой.

Исполнял на мелодию «Прощания славянки» писатель Виктор Ерофеев и другие участники альманаха «Метрополь» в телепередаче, посвященной юбилею альманаха, 2000-е гг.

2. Коммунисты мальчишку поймали
Вариант, исполняемый Гребенщиковым

Коммунисты мальчишку поймали
Потащили его в КГБ
Ты откройся, кто дал тебе книгу
Руководства в подпольной борьбе

Ты зачем совершал преступленья
Клеветал на наш Ленинский строй
Срать хотел я на Вашего Ленина
Отвечал им герой молодой

Знаю, срок мне засадят немалый
Лагерей и тюрьмы не боюсь
Скоро стая акул капитала
Разметают советский союз

И свободного общества образ
Нам на правду откроет глаза
И да здравствует частная собственность,
Им, зардевшись, он скромно сказал

Машинистка-подпольщица Клава
Горько плачет во мраке ночей
Вспоминая как парень кудрявый
Пролетарских клеймил палачей

Эта песня сложилась в народе
Пой, гори, до конца догорай
Парня этого звали Володя
Он сегодня уехал в Израиль

3. Коммунисты поймали мальчишку

Коммунисты поймали мальчишку,
Потащили его в КГБ —
«Ты откройся кто дал тебе книжку,
Руководство к подпольной борьбе?»

Ты зачем совершал преступленья,
Клеветал на наш ленинский строй!
«Срать хотел я на вашего Ленина»,
Отвечал им герой молодой.

Знаю срок мне прибавят немалый,
Лагерей и тюрьмы не боюсь,
Скоро стая акул капитала
Разорвет ваш Советский Союз!

И свободного общества образ,
Нам на правду откроет глаза.
«И да здравствуйет частная собственность!»,
Им зардевшись он скромно сказал.

Машинистка-подпольщица Клава
Горько плачет во мраке ночей,
Вспоминая как парень кудрявый
Пролетарских клеймил палачей.

Эта песня сложилась в народе,
Ты лети, ты лети, песня в даль.
Парня этого звали Володя,
Он сегодня уехал в Израиль.

С сайта «Аквариум. Справочник» — без указания авторства

О частной собственности: к дискуссии

Вот тут развернулась дискуссия, плавно переходящая в срачь между анонимным товарищем и товарищем boklimov по поводу института частной собственности. Что он есть такое. Предлагаю этот вопрос обсудить, причем обсудить в товарищеских рамках, не переходя на грубую ругань. Выкрики: «ты не читал Маркса» не желательны. Вопрос не прост. Конечно, есть граждане, которые на самом деле не читатели, а писатели, и их не мало, ну да не о них разговор.

Я попробую изложить свой взгляд на частную собственность, ее генезис и будущее этого института и коли будут желающие, ну, кроме городских сумасшедших, — подискутируем.

Итак, для начала уясним себе, откуда появилась частная собственность.

Мы, марксисты, полагаем, что основу всякой системы общественных отношений составляет материальное производство и именно изменения в сфере материального производства в конечном счете порождают возникновение и ликвидацию всевозможных социальных институтов, в том числе и такого «мощного» как частная собственность.
Десятки, если не сотни тысяч лет уровень развития производительных сил был слишком низок, что бы появилась частная собственность. Но со временем сложность орудий труда понемногу возрастала, причем возрастала настолько, что появилась специализация. Если раньше все, хуже или лучше, но осваивали все виды деятельности, и специализация в лучшем случае была по половому признаку, не было нужды и в частной собственности. Конечно, какой-то хрен мог считать, что именно вот это его «везучее» копье – но это еще не частная собственность. Частная собственность возникает там, где особый вид орудий труда требует специальных трудовых навыков, и где, соответственно эти орудия труда в глазах людей так или иначе «соединяются» с человеком, который научился ими пользоваться. Причем со временем сложность орудий требует таких умений, такого обучения, что появляется профессиональная специализация. Какой-нибудь кузнец уже вынужден с детства учиться быть кузнецом и всю жизнь им оставаться, не занимаясь другими видами деятельности. А оружия труда кузнеца естественным образом начинают «принадлежать» кузнецу – другим то от них все равно никакого толку. Так появляется частная собственность.

Более того, без владения орудиями труда наш кузнец подохнет с голоду, ибо ничего другого он делать не умеет и живет только за счет того, что обменивает продукты своего труда на жизненные средства. В Немецкой идеологии по этому поводу написано:

«Таким образом, дело дошло теперь до того, что индивиды должны присвоить себе существующую совокупность производительных сил не только для того, чтобы добиться самодеятельности, но уже вообще для того, чтобы обеспечить свое существование.
Это присвоение обусловлено прежде всего тем объектом, который должен быть присвоен, производительными силами, которые развились в определенную совокупность и существуют только в рамках универсального общения. Уже в силу этого присвоение должно носить универсальный характер, соответствующий производительным силам и общению. Само присвоение этих сил представляет собой не что иное, как развитие индивидуальных способностей, соответствующих материальным орудиям производства. Уже по одному этому присвоение определенной совокупности орудий производства равносильно развитию определенной совокупности способностей у самих индивидов».

Мы можем только предполагать, как происходило это выделение и какие профессии появились первыми. Наблюдения за наиболее архаическими народами демонстрируют нам, что вероятнее всего эти отношения с начала «кодифицировались» в рамках религиозных понятий. Отголоски подобного отношения встречаются и в наших, отечественных древностях. Кузнец, мельник и в определенной степени лекарь (который обычно и жрец) в мифе являются людьми особыми, связанными с потусторонним миром и уже это выделяло их из общины. Причем выделяло вместе с орудиями труда, соединяло их личность, их профессиональные навыки и их орудия труда в одно целое. И все эти люди, чтобы жить, вынуждены в том или ином виде заниматься обменом продуктов своего труда (именно в производстве для обмена эти продукты принимают форму товаров) – который, вероятно, тоже имел в древности сакральное оформление.

Таким образом можно сказать следующее. Частная собственность имманентно связана с разделением, труда. Кроме того, когда появляется частная собственность, появляется и обмен. Без обмена (ещё раз повторяю, в марксизме обмен, это обмен товарами) частная собственность и разделение труда невозможны. С углублением разделения труда меняются и формы собственности. У классиков в Немецкой идеологии указано: «Различные ступени в развитии разделения труда являются вместе с тем и различными формами собственности, т. е. каждая ступень разделения труда определяет также и отношения индивидов друг к другу соответственно их отношению к материалу, орудиям и продуктам труда…». И при этом ««разделение труда и обмен суть формы частной собственности» (Экономическо-философские рукописи.)

Надо заметить, что процесс формирования частной собственности осуществлялся постепенно. Не считая полового разделения труда, о котором нужен отдельный разговор, первоначально разделяется город и деревня. В «Немецкой идеологии» Маркс и Энгельс пишут: «Наибольшее разделение материального и духовного труда, – это отделение города от деревни. Противоположность между городом и деревней начинается вместе с переходом от варварства к цивилизации, от племенного строя к государству, от местной ограниченности к нации и проходит через всю историю цивилизации вплоть до нашего времени. »

Причем развитие честно-собственнических отношения осуществляется в первую очередь в городе – в деревне же еще долго господствуют переходные формы собственности как то племенная, родовая и т.д. Однако товарообмен между городом и деревней сравнительно быстро разрушает эти формы собственности в пользу все более чистых частнособственнических отношений. Одновременно, эти отношения изменяют свою «кодификацию». Вместо религиозного оправдания, обеспечения и регулирования отношений частной собственности, появляется правовое, которое, впрочем, тоже не сразу разрывает пуповину с сакральным – авторитет законов в древние времена базировался на вере в их богоданность.

Но вернемся к частной собственности. Во-первых, это отношение между людьми. Это не просто отношение людей к вещам. Если вы попадете в дикое племя и захотите присвоить что-либо – например какие-то охотничьи угодья, родник, месторождение кремня или самородной меди себе, вас воспримут за сумасшедшего и не станут соблюдать ваших прав собственника, а если будете надоедать, то тюкнут по темечку и отправят в суп.
Люди должны признавать ваши права.

Во-вторых, по какому поводу это отношение. По поводу присвоения вещей. Т.е. люди соглашаются с правом других определенным способом присваивать вещи. Как орудия, так – следовательно, и плоды труда.

И третье. Это согласие людей находит выражение как в моральных, так и в религиозных или правовых нормах, закрепляющих и регулирующих эти отношения.

Однако, тут мы переходим к завершающей части, а именно к вопросу о ликвидации частной собственности.
Нужно понимать, что юридические формы, кодифицирующие отношения частной собственности, не есть сами отношения. В древности, поскольку история двигалась крайне медленно, трудно, но можно выделить моменты, когда отношения уже появились, но еще не получили правовой (религиозно-правовой) кодификации. Как правило собственность тогда держалась на морали и/или на силе собственника. Сейчас же мы можем легко обнаружить, что юридические формы существуют, а отношения… того. Например, это можно сказать о копирайте.

Более того, во многих сферах отношения существуют, причем еще вполне легитимные с точки зрения даже не закона, а общественной морали и общественного мировоззрения в целом, а объективное основание для них уже отсутствует. Речь о том, что уже при капитализме в рамках практически любой профессии навыки отделились от владения вещами. Рабочий имеет навыки, но не имеет собственности на средства производства. Впрочем, и конкретные навыки понемногу утрачивают свою важность. Во-первых, сами технологии стали таковы, что на работать с ними может быть легко алгоритмизирована и не требует учиться не то, что всю жизнь, но даже сколь-нибудь продолжительное время. Рабочий за недели – в крайнем случае месяцы (а это практически исключение) может переучиться на новые станки, новую технологические операции. Ученый практик имеет навыки, но лабораторное оборудование ему не принадлежит. А теоретик так и вовсе довольствуется ноутбуком.

Последней фигурой, своей деятельностью хоть как-то доказывающий легитимность частной собственности является фигура предпринимателя. И речь идет о том, что только в этот тип деятельности требует собственности, в рамках этого типа деятельности собственность в ее наиболее развитой и абстрактной форме — форме капитала, связана с навыками человека. Не удивительно, что для буржуазной идеологии предприниматель, причем мелкий, становится фетишем. Но факт в том, что с точки зрения доли в мировом общественном продукте это ничтожная группа – большую часть товаров и услуг в мировом масштабе производят ТНК или национальные крупные корпорации, которые возглавляются и управляются наемными менеджерами. Что в полной мере доказывает – профессиональная деятельность по организации и управлению производством так же не требует частной собственности. Вот эти явления и являются тем колоколом, который и звонит по институту, объявленному «естественным» для человеческого существа. Частной собственности пришел конец, попросту потому, что общественное производство в ней не нуждается.

Но на всякий случай повторим, что такое собственность. Это отношения людей, по поводу способа присвоения вещей (средств и продуктов труда), которые находят выражение и оформление в моральных, религиозных, юридических нормативных системах.

Если же мы говорим именно о честной собственности, то в определение всего лишь вводится понятие частного присвоения.

Да здравствует частная собственность

Коммунисты поймали парнишку,
Притащили в свое КГБ*:
– Ты скажи нам, кто дал тебе книжку,
Руководство в подпольной борьбе?

Ты зачем совершал преступленья,
Клеветал на наш ленинский строй?
– ..ать хотел я на вашего Ленина**! –
Отвечает им юный герой

– Пусть мне очередь в лагерь настала –
Лагерей и тюрьмы не боюсь!
Скоро стаи акул капитала
Растерзают Совейский Союз,

И свободного общества образ
Нашим людям откроет глаза,
И да здравствует частная собственность***! –
Им, зардевшись, в лицо он сказал.

. Машинистка-подпольщица Клава
Горько плачет во мраке ночей,
Вспоминая, как парень кудрявый
Пролетарских клеймил палачей.

. Песня-искра родилась в народе –
Пой, гори, до конца не сгорай!
. Парня этого звали Володя, ****
Он сегодня уехал в Израйль.

* См. об этом «Хронику текущих событий», вып. 1-53 и далее

** По-видимому, имеется ввиду В.И.Ленин (1870-1924)

*** При хоровом пении в этом месте допустим рокот голосов, произносящих разные лозунги: землю – помещикам! Да здравствует 12-ти часовой рабочий день!, и т.п.

**** Образ собирательный, так что возможно, что лучшая аппроксимация достигается носителем другого имени

Людмила Алексеева рассказывает о том, как был придумал стих «Коммунисты поймали парнишку», и о любопытной дальнейшей судьбе этого произведения. (аудио)

«Коммунисты мальчишку поймали»

(в исполнении Б.Гребенщикова, 1991)

«Путинисты мальчишку поймали»

(римейк, автор и исполнитель Евгений Титов)

Да здравствует частная собственность

22 марта в Никитском клубе прошло заседание, на котором, в частности, обсуждались вопросы защиты интеллектуальной собственности в России. На заседании выступил президент клуба, известный российский ученый и телеведущий Сергей Капица. Приводим полный текст его выступления:

Понятие интеллектуальной собственности возможно обсуждать на двух уровнях. Во-первых, как понятие права, выражающее те или иные экономические и социальные функции, связанные с интеллектуальной собственностью в рамках рыночной, военной или социалистической экономики. Во-вторых, можно обратиться к более фундаментальным сторонам этого круга проблем, связанных в первую очередь с информационной природой роста и развития человечества. Именно к этой стороне будут обращены замечания автора как следствие представлений, которые были развиты при построении информационной теории роста и развития человечества.

Информация, точнее обобщенная информация, приводящая к развитию человечества по квадратичному закону, в отличие от обычной собственности при ее распространении в обществе размножается, и этот процесс необратим. По существу вся система обучения, образования и воспитания человека происходит в таких условиях, и распространять на эту деятельность, которая в современном обществе занимает более чем заметное место, рыночные отношения невозможно. Более того, традиционно все наиболее существенные открытия в области науки сразу с момента публикации общедоступны. То же можно сказать о высших формах творчества в литературе и искусстве. Таким образом, и Большой театр, и Академия наук, и даже РПЦ должны поддерживаться обществом иначе, чем прикладная наука и индустрия развлечений, — это весьма принципиальный и актуальный вопрос.

В качестве примера возникающих противоречий укажем на то, что геном человека был расшифрован практически одновременно международной кооперацией и частной группой Celera , которая стремилась присвоить себе эту информацию. После длительной дискуссии при участии ЮНЕСКО возобладала точка зрения, что информация о геноме человека должна быть общедоступна. Такие же вопросы возникают при исследованиях в космосе и Мировом океане. Этот круг вопросов возникает и для программного продукта. Если Linux открыт для всех пользователей, то Windows принадлежит «Майкрософту», и поэтому непрерывно возникает в суде вопрос о его монопольном праве на этот продукт.

Существенной демонстрацией возникающих противоречий является пиратство. В этом смысле «Горбушка», несомненно, прогрессивное явление, и, по-видимому, в Китае, с одной стороны, устраивают демонстрации с бульдозерами, давящими кучи дискет или часов Rolex , a с другой стороны, закрывают глаза на самых крупных производителей контрафактной продукции. Более того, MIT и ряд университетов все свои учебные материалы стали бесплатно представлять через Интернет. Наконец, само появление Интернета ставит множество вопросов об авторском праве, пиратских изданиях и распространении информации в современном мире. Поучительно, что Британская энциклопедия первоначально продавалась на дискете за 300 долларов, а на «Горбушке» та же дискета стоила 30 рэ . Теперь эта энциклопедия есть в Интернете, так что движение здесь происходит. Можно вспомнить, что в ООН была инициатива вообще безвозмездно предоставлять научно-техническую информацию развивающимся странам, в том числе в области фармакологии и медицины, однако я не знаю, к чему это привело и какова позиция WTO по этому кругу вопросов.

Вместе с этим нельзя не обратить внимания на то, что в современном мире оборот в области интеллектуальной собственности занимает очень большое место. Много лет тому назад в Швеции я посетил лаборатории фирмы АСЕА, которая затем объединилась с фирмой Braun Boveri , став крупнейшей в мире международной корпорацией в области электромашиностроения. Меня провели в довольно скромное двухэтажное здание лаборатории, где проводились исследования по приложениям сверхпроводимости и разрабатывались новые изоляционные материалы, позволившие на несколько процентов улучшить КПД электрических машин. Однако мое внимание привлекло стоящее рядом большое двадцатиэтажное здание. Это было патентное и лицензионное отделение, с деятельностью которого связано 20 процентов оборота фирмы.

Следует отметить, что крупные фирмы скупают патенты, чтобы контролировать развитие той или иной отрасли. Часто это приводит к замедлению технического прогресса, и с этим, по-видимому, даже связано медленное развитие автомобилестроения. С другой стороны, чисто экономические интересы оборонной промышленности приходят в противоречие с политическими интересами государства и тем режимом секретности, который также контролирует оборот научно-технической информации в этой области. В связи с этим заметим, что после В торой мировой войны в США ряд крупных ученых, начиная с Ферми, обратился в суд за правами на открытия и изобретения, сделанные во время Манхаттенского атомного проекта. В результате было принято решение, по которому все права принадлежат правительству, поскольку работы проводились во время войны и на средства правительства.

В целом вопрос об интеллектуальной собственности и противоречивости этого понятия в современном мире приводит к ряду парадоксальных выводов, из которых главный — это то, что знания принадлежат человечеству в целом, и именно в этом состоит основное различие людей от зверей. Возможно, что само понятие собственности связано с примитивными половыми инстинктами человека и зверей и поэтому в век осознания информационной природы человечества требуют критического отношения даже в эпоху звериного капитализма. Так что да здравствует «Горбушка» и да скроется тьма патентов!

Да здравствует частная собственность

1. О частной собственности

1.О частной собственности

Статья С.Кара-Мурзы «Светлый миф о частной собственности» начинается с неуместных, на мой взгляд, рассуждений насчет стереотипов. Дескать, некие темные силы, вбивая в головы людей те или иные стереотипы, могут лишить своих же ртв сп особности к здравомыслию, вызвать у них нездоровые идеи, желания, т.е. манипулируют их сознанием в каких то своих целях и т.п. – При чем все это, если речь идет о частной собственности? Частная собственность есть экономическая ось или фундамент ВСЕЙ западной истории, начиная, по крайней мере, с античных времен. С другой стороны, частная собственность — принцип или аксиома буржуазной политэкономии, т.е. это научный принцип, возможно обладающий относительной истинностью, но все же ПРИНЦИП, а не стереотип. Ведь не называем же мы стереотипами законы Ньютона, несмотря на то, что они, как говорят, далеко не абсолютны. Словом, частная собственность есть «вещь» слишком серьезная, обладающая слишком большим удельным весом как в истории, так и в науке, чтоб можно было «обозвать» это понятие стереотипом.

Одной из таких конструкций был запущенный в конце 80-х годов миф о благотворности частной собственности, который внедрялся в массовое сознание параллельно с вытеснением прежних, коллективистских установок.

Этот «миф» запущен отнюдь не в конце 80-х, он сопровождает ВСЮ историю западного общества. «Частая собственность священна и неприкосновенна» — западная цивилизация просто немыслима вне этой и догмы, и закона, и юридического принципа, и нравственного убеждения. И потом, почему это миф? Если под благотворностью понимать экономическую эффективность, то возьмите любой учебник по экономикс, и там найдете доказательство с формулами и графиками, того, что частная собственность действительно приводит к наиболее эффективному использованию ресурсов. Если считаете, что доказательство ложное, ну так и покажите его ошибочность, вам же и памятник поставят. Но зачем же там, где речь идет о серьезном научном вопросе (как минимум) наводить тень на плетень разглагольствованиями о стереотипах и мифах? В конце концов, какая разница, какие стереотипы связаны с честной собственностью в той или иной не очень светлой голове? Если хотите опрокинуть этот принцип, так и рассматривайте его всерьез, т.е. на должном теоретическом уровне, а не на уровне обывательских стереотипов.

И о каких таких «прежних» коллективистских установках упоминает Кара-Мурза. Нет, я просто хочу знать, ГДЕ ОН ИХ ВИДЕЛ? Это когда рабочие припрятывали в начале месяца произведенную продукцию с тем, чтоб выложить ее конце, когда начнется битва за выполнение плана и можно будет сорвать с начальства дополнительную премию? Или может он имеет в виду повальное «коллективное» пьянство в колхозах в период уборки? Или собрания трудовых коллективов с их бараньим « осуждам-с – одобрям-с »? Или драки в очередях за спиртным или… за суповыми наборами? Знает ли Кара-Мурза что такое «суповой набор»? Вообще то должен бы знать, но если всю жизнь живет в «столицах», то может и не знать. Суповой набор – это расфасованные кости без мяса, которыми советская власть в эпоху развитого социализма кормила трудящихся, в то время как коммунистические начальники жрали первосортное мясо в своих спецстоловых – тоже образчик коллективизма. Однако, к черту это…

Сначала была проведена интенсивная идеологическая кампания, внушающая мысль, будто частная собственность и основанный на ней капитализм «создают» права и свободы человека. Вот, например, что пишет в 1990 г. видный философ-правовед В.С. Нерсесянц в статье «Декларация прав человека и гражданина» в истории идей о правах человека» ( СОЦИС , 1990, N1): «Одним из существенных прав и свобод человека является индивидуальная собственность, без чего все остальные права человека и право в целом лишаются не только своей полноты, но и вообще реального фундамента и необходимой гарантии».

Слова Нерсесянца очень точно выражают суть дела. Частная собственность в самом широком смысле есть право человека на собственную материальную жизнь, т.е. право быть хозяином своей жизни. Но это и есть свобода. Поэтому фразы вроде того, что частная собственность является гарантией свободы и т.п. (нечто вроде этого и говорит Нерсесянц ) по сути являются тавтологией.

Частная собственность утверждает отдельного человека как нечто самодовлеющее, самодостаточное, как абсолютную самоценность , которая не обусловлена ни обществом, ни государством. Это — идея свободы, доведенная до предела, до последнего вывода. Казалось бы, к чему эти крайности? Однако если свободу понимать как ПРИНЦИП, то этот принцип невозможно не довести до предела, именно потому, что это принцип. Не может быть «более или менее» прямой линии. Вернее, в реальности – может, практика всегда отклоняется от любого идеала или принципа. Но если рассуждать В ПРИНЦИПЕ, в математическом смысле, то линия либо прямая, либо кривая. Соответственно, если рассуждать в принципе, не может человек быть более или менее свободен. Либо он свободен, либо он раб … Д ва человека могут ехать за границу, но одному чтоб поехать достаточно ЗАХОТЕТЬ этого, другому — необходимо еще разрешение начальства, характеристика с места работы, резолюция профкома, парткома и т.п. Первый едет куда захочет, второй – только туда, куда ему позволят и т.д. – Заметьте оба человека, в конце концов, едут за границу, может быть даже в одну и ту же страну, могут даже жить там в одном и том же отеле, т.е. материальной разницы между ними НЕТ, или они могут не сознавать, не замечать ее. Но ПРИНЦИПИАЛЬНАЯ разница ЕСТЬ: первый СВОБОДЕН, потому что сам решает за себя, второй – РАБ, потому что за него решают другие. Он свободен лишь постольку, поскольку вышестоящее начальство предоставило ему большую или меньшую степень свободы. Сегодня предоставило, завтра может и лишить. И решать, определять степень своей свободы будет НЕ ОН, поэтому практически он может иметь всевозможные права, он может быть и дважды, и трижды свободен, и тем не менее, теоретически, с принципиальной стороны, он РАБ. Свобода с чужого разрешения есть рабство.

Но вернемся к Кара-Мурзе, чем же не устраивает его мысль Нерсесянца ?

Утверждение, будто без частной собственности все (!) права человека лишаются своей полноты и вообще фундамента, противоречит здравому смыслу. Появление частной собственности вовсе не создает прав и свобод, а лишь изменяет их структуру. Какие-то права появляются, какие-то пропадают, как и при любом крупном общественном изменении. Например, появление частной собственности, то есть присвоение сре дств пр оизводства частью общества, утверждает свободу контракта, но тем самым лишает человека права на пищу, которое до этого относилось к категории естественных, неотчуждаемых прав.

НЕТ такого права, как «право на пищу»… Вообще то я не юрист и легко могу ошибиться, но тем не менее иду на риск и вторично утверждаю НЕТ такого права и быть не может, потому что это НЕЛЕПОСТЬ. Ведь если некто Вася имеет «право на пищу», то некто Петя обязан кормить его даром, иначе какой смысл имеет упомянутое право? Вообще все эти права вроде «права на пищу», «права на труд», «права на жилье» и т.п. есть более юридические фикции, чем права в настоящем смысле слова. Любое государство, конечно, обязано заботиться о том, чтобы все граждане были сыты, имели работу, крышу над головой и т.п., можно даже записать соответствующие права в конституцию и другие важные бумаги. Но это вовсе не означает, что любой гражданин, явившись в соответствующую государственную контору, должен немедленно получить и бесплатное питание, и квартиру, и работу и прочие «гарантированные» блага. Этого действительно нет при капитализме, но этого не было и при социализме и не потому, что в обоих случаях кто то попирает чьи то права, а потому, что это ОБЪЕКТИВНО НЕВОЗМОЖНО. Государство ОБЯЗАНО делать все, чтоб граждане имели и пищу, и жилье и т.п. В ЭТОМ смысле граждане действительно «имеют право» на все эти «вещи». Но никакое государство объективно НЕ МОЖЕТ обеспечить на 100% все эти права с той же относительной простотой и легкостью, с какой оно может обеспечить, например, право избирать и быть избранным и другие «настоящие» права. В ЭТОМ смысле право на пищу и т.д. всегда есть ФИКЦИЯ в отличие от упомянутых «настоящих» прав.

Право (в «настоящем» смысле) на пищу, на жилье и т.п. может иметь лишь тот смысл, что никто не имеет права отнимать у человека ни его пищу, ни жилье, ни прочие блага, коими он обладает – потому что они — ЕГО, его СОБСТВЕННОСТЬ. Иначе говоря, человек имеет право на частную собственность. То есть право на пищу, к коему прибегает Кара-Мурза, дабы поставить под сомнение принцип частной собственности есть ничто иное, как частное выражение именно ЭТОГО САМОГО ПРИНЦИПА. И именно это самое право частной собственности и есть главное естественное право, центральный пункт всей концепции естественных прав – все в него упирается, и все из него исходит. Спрашивается, каким же образом, частный случай какого либо принципа можно противопоставить самому этому принципу, а именно это и пытается сделать Кара Мурза?

Право на пищу ДО ЭТОГО, говорит он, относилось к категории естественных . До чего ДО ЭТОГО? До того, как исторически восторжествовало право частной собственности, что ли? Но хотя понятие естественного права древнего происхождения и кто только его не эксплуатировал в своих интересах, все же оно было развито главным образом БУРЖУАЗНЫМИ идеологами в пику феодальным привилегиям дворянства и духовенства. То есть, по мнению Кара-Мурзы, существовала «где-то как-то» БУРЖУАЗНАЯ (т.е. «капиталистическая»!) концепция естественных прав человека, затем откуда-то (с неба, должно быть) упал принцип частной собственности – главный принцип капитализма – и в результате одно из естественных («капиталистических»!) прав — «право на пищу» — оказалось «кем то как-то» узурпировано. Что очень уж нескладно получается у г-на С.Кара-Мурзы!

Далее следует еще бОльшая нескладица:

При общинно-родовом строе (и много позже — при советском строе), когда средства производства находились в коллективной собственности, каждый член общины, если он от нее не отлучен, имел гарантированное право на пищу.

Нет, это уже слишком. Ну какие, господи, ПРАВА при… ОБЩИННО РОДОВОМ СТРОЕ?! Ну да, люди в те времена совместно охотились на мамонта, например, а потом совместно, «коллективно», его поедали, сидя у костра. – Это что ли имеет в виду Кара-Мурза, когда говорит о праве на пищу при названном общественном строе? Ну а другие «особенности» этого строя ему неизвестны? Например, когда пища кончалась и наступал голод первобытные люди могли… СЪЕСТЬ ДРУГ ДРУГА. Вот вам и все права! Вообще надо иметь очень своеобразный взгляд на вещи, чтоб говорить о ПРАВЕ, СРЕДСТВАХ ПРОИЗВОДСТВА, СОБСТВЕННОСТИ, КОЛЛЕКТИВЕ, ГАРАНТИЯХ применительно к нашим далеким полудиким предкам. Г-н Кара-Мурза видимо слышал где то сказку про золотой век, когда «все было общее и все были счастливы» и воспринял эту сказку буквально. – Вот это, между прочим, и есть стереотип, о вреде и пользе коих он прочел нам вначале своей статьи небольшую лекцию.

И что там было гарантированно при социализме? Кто то кого-то даром кормил, что ли? Или может голодных не было ? Пожалуй, и не было, но ведь и сытых было явное меньшинство! Иначе народ не ездил бы в Москву за колбасой, не вводили бы советские правители талонов на мясо, не закупали бы зерно за границей, не было бы очередей в магазинах. О других естественных правах, вроде права на жилье, лучше бы и вовсе не вспоминать…

Свобода контракта означает, что работник выносит свою рабочую силу на рынок и она может быть невостребована , как и любой товар. Это ясно сказал заведующий первой в истории кафедрой политэкономии Мальтус: «Человек, пришедший в занятый уже мир, если общество не в состоянии воспользоваться его трудом, не имеет ни малейшего права требовать какого бы то ни было пропитания, и в действительности он лишний на земле. Природа повелевает ему удалиться и не замедлит сама привести в исполнение свой приговор».

НЕВАЖНО что там сказал «зав кафедрой» Мальтус. Ясно всякому, что капитал без труда мертв, как и труд без капитала, они абсолютно необходимы друг для друга. Поэтому избыток рабочей силы – явление «по определению» локальное, а не глобальное и тем более не принципиальное. Равным образом возможен и локальный избыток капитала с плачевными последствиями уже для капиталистов. Но не в этом дело, а в том, что даже если избыток труда и возникает, рабочие могут бороться с этим явлением ограничивая, регулируя предложение рабочей силы для чего и придуманы профсоюзы, не говоря о всевозможных ограничениях на законодательном уровне. Этим рабочие лишь утверждают право СОБСТВЕННОСТИ на свою рабочую силу. Если они этого делать по каким то причинам не могут (как сейчас в России), то их положение действительно не завидно, но тогда надо добиваться устранения этих самых причин, восстанавливать или устанавливать их право СОБСТВЕННОСТИ, а не « сумлеваться » насчет самого понятия или принципа собственности.

Не надо цитировать Мальтуса (по этому вопросу, по крайней мере), надо читать… Маркса (хотя бы). Именно Маркс в 1 томе « Капитала » показал какого прогресса достигли английские рабочие посредством профсоюзной деятельности и вмешательства государства в трудовые отношения. И он не смог отрицать этого прогресса. В 20 веке этот прогресс, как известно отнюдь не прервался, но продолжился. Так что мнение Кара-Мурзы о том, каким злом является для рабочих «свобода контракта» – очередной стереотип, правда, на этот раз подкрепленный ученым авторитетом, весьма замшелым, впрочем.

Далее Кара-Мурза цитирует слова некоторых мыслителей (опять буржуазных!) о том, что за Западе де нет никакой демократии, о том, что правительства используя механизмы рынка, манипулирует мнениями народа и т.п. – Это очень плохо, когда писатель вместо того, чтоб анализировать идеи, которые он взялся разбирать, словно школьник цитирует те или иные мнения, хотя бы и авторитетные, и преподносит их читателю в качестве окончательного приговора. Как будто читатель словно школьник обязан верить этим мнениям…

Ну разумеется, западная демократия – не верх совершенства, и похоже чем далее, тем более деградирует. Но ведь надо же видеть разницу: одно дело, когда вашим мнением пытаются манипулировать, а другое дело, когда вам затыкают рот, или сажают в тюрьму за неосторожное слово. Хотел бы я посмотреть, чтобы было с западными критиками западной же демократии, окажись они в условиях развитого социализма. Не надо так уж за чистую монету принимать их стенания насчет попрания прав и свобод на Западе. Им и не снилось что такое это попрание в ЕГО НАСТОЯЩЕМ ВИДЕ, т.е. в условиях социализма, когда советский человек даже некоторые работы Маркса, не имел, видите ли, права читать…

Далее КМ пытается учить нас ПРИЛИЧИЯМ:

Тезис о том, что частная собственность и рынок якобы порождают демократию, не имеет ни исторических, ни логических оснований. Утверждать о наличии причинно-следственной связи между капитализмом, демократией и правами человека стало просто неприлично после того, как мир пережил опыт фашизма. Ведь фашизм — порождение именно капитализма и присущего ему общества, в ином обществе он и возникнуть не мог. Фашистское госуда p ство в Геpмании сформировалось, по словам пеpвого вице-канцлеpа Германии Папена , « пpойдя до конца по пути демокpатизации » Веймаpской pеспублики . То есть, в условиях к p айнего кpизиса гpажданское общество с помощью пpисущих ему демокpатических механизмов поpодило фашистское госудаpство .

Философ Хо p кхаймеp сказал о фашизме: « тоталитаpный pежим есть не что иное, как его предшественник, буpжуазно-демокpатический порядок, вдруг потерявший свои украшения». А вот что пишет об этом Г. Ма p кузе : « П p евpащение либеpального госудаpства в автоpитаpное произошло в лоне одного и того же социального порядка. В отношении этого экономического базиса можно сказать, что именно сам либерализм «вынул» из себя это авто p итаpное государство как свое собственное воплощение на высшей ступени развития». Поразительно, как тезис о частной собственности как источнике свобод мог быть внедрен в массовое сознание, когда перед глазами был пример Пиночета, который провел в Чили примерно ту же реформу, что и Чубайс.

Вот и поди поспорь с Кара-Мурзой : и Гитлер, и Чубайс, и Пиночет, все вместе, все в одной каше и эта каша по-видимому должна доказать что… между демократией и фашизмом нет никакой разницы? Или что капитализм не имеет никакой связи с демократией? Но если капитализм ведет к фашизму, если и демократия ведет к туда же, то, стало быть, связь все же есть. Если же капитализм не имеет связи с демократией, ведущей к фашизму, то… по крайне мере, можем облегченно вздохнуть: по крайней мере, от фашизма капитализм нас убережет. Так что да здравствует капитализм и частная собственность и… Чубайс, как главный борец за эту самую собственность … Н о Чубайс у Кара-Мурзы оказывается каким то образом в одном ряду с Пиночетом и Гитлером. Кстати о Гитлере: в чем же одно из его деяний: в том, что он разрушил демократию или в том, что следовал ее принципам? В конце концов, он враг демократии или борец за демократию? — Даже эту разницу Кара-Мурза умудрился замазать своей кашей. Как то нескладно опять у него выходит. И что опять за детская игра в цитатки? Либерализм, видите ли «вынул из себя» «это государство» и т.п. А если я скажу: социализм, советский строй вынул из себя Горбачева с Ельциным и нынешний российский либерализм – это понравится Кара-Мурзе? Будет очень убедительно?

И лучше бы не надо о приличиях. Рынок И ЕСТЬ демократия как она существует в рамках экономики – это опять таки едва ли не тавтология. И никакие исторические «казусы» не могут ее поставить под сомнение. И исторически демократия возникла в античное время как следствие или порождение частнособственнического экономического уклада, сложившегося тогда на юге Европы. Тому кто, прикрываясь парой цитат, отрицает эти очевидные и общеизвестные истины, тому о приличиях лучше бы не заикаться…

Далее следует опять каша… хотел сказать «покруче», — нет, скорее пожиже предыдущей .

Кара-Мурза продолжает полемику с Нерсесянцем :

В.С. Нерсесянц пишет: «Создаваться и утверждаться социалистическая собственность может лишь внеэкономическими и внеправовыми средствами — экспроприацией, национализацией, конфискацией, общеобязательным планом, принудительным режимом труда и т.д.».

Почему же национализация — неправовой акт? А приватизация — правовой ?К акие можно придумать правовые основания, чтобы отдать одному комсомольскому работнику машиностроительный суперкомбинат « Уралмаш » за смехотворную цену — одну тысячную не стоимости завода, а стоимости его годовой продукции?

Затем с какой-то базарной суетливостью Кара-Мурза пускает в ход все, что под руку подвернется: и африканских рабов, и огораживание в Англии, и американские индейцев, и «индийских йогов, эксплуатируемых английским империализмом» («Собачье сердце») – во всех этих случаях капитализм де созидался неправовыми методами, путем конфискаций, экспроприаций и т.п.

И Кара-Мурзе, и всем его сторонникам пора бы уже устранить «разруху в головах» и по крайней мере самим для себя решить против чего они выступают: против собственности или против нарушения прав собственности? Против собственников или против тех, кто эту собственность ворует, конфискует и т.п.? Надо все же отличать одно от другого, даже эти процессы идут одновременно или даже если сливаются в ОДИН процесс. Ведь мы же не путаем белое с черным , несмотря на то, что в реальности эти цвета всегда более или менее смешаны. Если бы, допустим « Уралмаш », не был передан какому то «комсомольцу» за бесценок, а продан по максимальной цене, то это было бы хорошо или то же «грабеж трудящихся»? Поставим вопрос иначе: известно, что сбережения советских граждан были «конфискованы» в результате инфляции. Так вот, в этом что плохо: то, что они были конфискованы или то, что они вообще БЫЛИ? То что собственность «отняли» или что она была даже и при социализме, хотя бы и в «социалистическом» виде? Если у американских индейцев бледнолицые братья отняли землю, так что плохо, что землю у них отняли, или что ту землю они считали СВОЕЙ, т.е. что даже и в их примитивном обществе существовали представления о собственности? Если африканские негры умирали в корабельных трюмах рабовладельцев, то здесь что плохо, то что естественное право человека на жизнь (так сказать частная собственность на самого себя) этим попиралось или что оно вообще существовало? Если капиталисты эксплуатируют, т.е. экспроприируют рабочих, то что надо: остановить эту экспроприацию, т.е. восстановить право СОБСТВЕННОСТИ рабочих или экспроприировать и тех, и других, т.е. ликвидировать собственность как общественный институт, как принцип?

С одной стороны, коммунисты всегда выступают яростными обличителями и гонителями экспроприаторов всех оттенков и мастей, с другой стороны, этот же принцип экспроприации, подавления собственнических отношений и инстинктов они поднимают на знамя. То есть, выступая против воровства в частном масштабе, они проповедуют воровство в мировом, абсолютном масштабе! Грубейшая ошибка либералов состоит в том, что они, преднамеренно или нет, но СТЕРЛИ грань между собственником и вором и именно поэтому приватизация обрела воровской характер. Но ведь коммунисты, как видим, ДЕЛАЮТ ТО ЖЕ САМОЕ даром, что выдвигают при этом прямо противоположные требования. Но что бы не провозглашали на словах те и другие на деле получается… одно не лучше другого. Первые превратили казарму в бордель, вторые требуют обратного преобразования. Тем самым, благодаря усилиям тех и других, ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЕ реформирование, действительный прогресс России оказывается невозможным. Хорошо бы тех и других в один мешок – и воду – вот была бы благодетельная реформа!

Я однако более не намерен расхлебывать кашу, заваренную, Кара-Мурзой , т.е. отслеживать его рассуждения по разным частностям. О чем бы он не заговорил о философском ли определении частной собственности или об огораживании в Англии, всегда обнаруживается одно и то же: обрывки мыслей, случайные сведения из школьных учебников, цитаты из буржуазных авторов коим он почему то свято верит и т.п. Словом везде он НИЖЕ предмета своей критики. Поэтому я постараюсь, не отклоняясь более в сторону, выяснить, а в чем собственно состоит его понятие об этом самом предмете, что такое частная собственность по его мнению?

И вот здесь я, похоже, должен взять назад высказанное вначале соображение, что рассуждения Кара-Мурзы насчет стереотипов неуместны. Как раз в его собственной статье они очень уместны, так как он то нам и демонстрирует пагубное влияние этих самых стереотипов. Отчасти в этом мы уже убедились выше. Но как следует из его статьи ВСЕ его представление о частной собственности, с которым он воюет, к действительной частной собственности имеет весьма отдаленное отношение. То, с чем он воюет, есть ЕГО СОБСТВЕННЫЙ стереотип, при том весьма плоский.

Не существует абсолютных общечеловеческих ценностей, ибо ценности — часть культуры и являются исторически обусловленными. Они всегда относительны и всегда признаются именно в данной культуре. Там частная собственность — ценность, а где-то к ней равнодушны .

Относительны ценности и во времени. Частная собственность возникла недавно, существует она лишь в течение 0,05% времени, которое прожила человеческая цивилизация — как же она может быть общечеловеческой ценностью? Люди, не знавшие частной собственности, — не люди?

Кара-Мурза мог бы вспомнить хотя бы работу Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Из одного ее названия уже следует, что, по мнению классиков марксизма – и в данном случае с ними следует согласиться — частная собственность возникла параллельно и одновременно с возникновением семьи и государства, в каком то даже смысле это разные стороны ОДНОГО И ТОГО ЖЕ процесса. То есть, частная собственность явилась результатом первых же шагов человека на пути прогресса, одним из первых завоеваний, с которых начинается его СОЦИАЛЬНАЯ история. Вообще Кара-Мурза демонстрирует грубую неосведомленность в этом вопросе. К его сведению: и рабовладельческая, и феодальная есть не менее собственность и не менее частная, чем классическая «капиталистическая» частная собственность. Здесь Кара-Мурзой владеют на этот раз совсем уже какие-то кухонные стереотипы и обыденные мнения. Ведь даже в ликбезовских книжках по марксизму написано, что частная собственность составляет основу всех классовых обществ. Так что она существует на протяжении не О ,05, а всех 100% исторического времени, потому что даже и при социализме собственнические отношения продолжали существовать правда не в виде общественных отношений, а в виде «антиобщественных» «инстинктов».

Но если Кара-Мурза явно плохо усвоил положительное содержание марксизма, то он хорошо вызубрил его ошибки. Не существует, говорит он, абсолютных ценностей. Опять таки довожу до его сведения: абсолютные ценности СУЩЕСТВУЮТ. Одной из таковых является частная собственность. И доказать это, к его сожалению, весьма легко.

Человек, как известно, находится в абсолютной зависимости от своих материальных потребностей. Без пищи, жилья и т.д. он физически не может существовать. Как только пробуждается в человеке сознание, эта зависимость сознается им как большая или меньшая степень несвободы. Поэтому он ставит своей задачей освободиться от этой зависимости. Но от нее нельзя освободиться уничтожив ее, ибо для этого понадобилось бы пустить себе пулю в лоб (это, по крайне мере, один из способов). От этой зависимости можно освободиться лишь… ПЕРЕВЕРНУВ ее . Человек освобождается от зависимости от вещей тем, что ставит их в зависимость от себя, иначе говоря, распространяет свою власть на них, так сказать ПРИСВАИВАЕТ себе их существование. Но это и есть отношение собственности. Таким образом, частная собственность возникает потому что человек, во-первых, существо материальное, а во-вторых, разумное. И до тех пор, пока человеку остаются свойственны оба названных качества, частная собственность будет существовать. Но это и значит, что с точки зрения человеческого бытия она абсолютна.

Из этого следует так же и то, что уничтожить власть человека над вещами можно не иначе как сделав его самого объектом власти, т.е. ВЕЩЬЮ. Либо человек владеет вещами, либо им самим владеют как вещью. Поэтому те, кто стремятся освободить человечество от частной собственности несут на самом деле еще большее рабство, чем то , какое частнособственническое общество способно породить.

Однако довольно. Из сказанного очевидно, что Кара-Мурза не имеет никакого сколько ни будь адекватного понятия о частной собственности. Все, с чем он возится есть стереотипы, которых он набрался бог знает где и по какому случаю … И при этом он читает нам наставление о вреде стереотипов. Врачу: излечись сам!

  Дворец бракосочетания на ввц как подать заявление